Новости

14.09.2017 16:50
Рубрика: Власть

Зачем нам такой Совет

Постоянный представитель РФ в Совете Европы Иван Солтановский дал эксклюзивное интервью "Российской газете"
В июне министр иностранных дел Сергей Лавров уведомил генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда о том, что Россия приостанавливает уплату взносов в бюджет организации до тех пор, пока полномочия ее делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы не будут восстановлены.
России удалось добиться главной цели присоединения к Совету Европы: позаимствовать позитивный опыт развития других стран и принести свое видение путей европейского развития. Фото: EPA России удалось добиться главной цели присоединения к Совету Европы: позаимствовать позитивный опыт развития других стран и принести свое видение путей европейского развития. Фото: EPA
России удалось добиться главной цели присоединения к Совету Европы: позаимствовать позитивный опыт развития других стран и принести свое видение путей европейского развития. Фото: EPA

Будучи одним из шести основных "доноров", Москва не перечислит выплачиваемые согласно уставу в июне две третьих взноса за 2017 год - 22 миллиона евро ( одну треть мы перечислили в январе). Как заявил "Известиям" вице-спикер Госдумы Петр Толстой, "если права российских парламентариев не будут полностью восстановлены, Россия продлит решение о заморозке части взноса в Совет Европы на 2018 год и, соответственно, не вернется в ПАСЕ". О том, как в этой непростой ситуации Россия строит диалог с Советом Европы и чего нам ждать от этих отношений, рассказал "Российской газете" постоянный представитель России при международной организации Иван Солтановский.

Можно ли рассчитывать на возвращение полномочий российской делегации в ПАСЕ?

Иван Солтановский: Более 20 лет Россия вместе с Великобританией, Германией, Италией, Францией, а в последнее время и с Турцией, принадлежат к группе "основных плательщиков" в бюджет Совета Европы, которые взяли на себя основную ответственность за судьбу организации. В этой связи Россия сегодня стремится делать все, что от нее зависит, для преодоления препятствий на пути обеспечения интересов народов, живущих на европейском континенте. В свете выхолащивания фундаментальных ценностных основ Совета Европы и использования этой старейшей в Европе международной площадки отдельными странами-членами и делегатами в качестве инструмента для решения своих узкокорыстных задач и сведения счетов мы заявили о своей озабоченности относительно будущего страсбургской организации. И приостановили уплату взноса в Совет Европы за 2017 год до восстановления в полном объеме предусмотренных Уставом Совета Европы полномочий Федерального Собрания Российской Федерации в ПАСЕ. Рассчитываем при этом на диалог с конструктивно настроенными делегациями и странами, заинтересованными в сохранении подлинного общеевропейского характера Совета Европы и нахождении реальных путей выхода из нынешнего кризиса. Ждать же только от России неких "позитивных" односторонних шагов недальновидно и нерационально.

Последнее время нередко звучат продиктованные эмоциями заявления, что России не место в Совете Европы. Причем данный тезис озвучивают люди с диаметрально противоположными взглядами.

Иван Солтановский: В Совете Европы начался очередной политической сезон и, наверное, самое время расставить нужные акценты в нашем подходе к этому важному общеевропейскому институту. Тем более что в условиях информационной войны на Западе вокруг России наша политика в Совете Европы все чаще становится предметом недостоверных политических спекуляций.

Российская критика в адрес Совета Европы обоснована: против российской делегации в ПАСЕ ввели противоречащие уставу организации санкции. Европейский суд по правам человека принял ряд откровенно политизированных решений по России, доклады по нашей стране, публикуемые Комиссаром по правам человека, зачастую необъективны, приоритеты структур Совета Европы в правозащитной работе не раз вызывали вопросы. Однако подчас отрицательное отношение к этой организации трудно объяснимо и связано со стереотипами, недостаточным пониманием сути Совета Европы, его структуры и механизмов работы, российского потенциала в этой организации, а иногда и с откровенными мифами, окружавшими российское участие в Совете Европы на протяжении последних двадцати лет.

О каких мифах вы говорите?

Иван Солтановский: Попытаюсь объяснить, чем является Совет Европы для России. Часто делают ошибку, сужая Совет Европы до Парламентской ассамблеи, являющейся его органом с широкими консультативными функциями. Это далеко не одно и то же. Наряду с ПАСЕ в организации действуют Комитет министров и Конгресс местных и региональных властей. В этих структурах нам удается предметно и эффективно сотрудничать практически со всеми государствами-членами.

Совет Европы является безальтернативной площадкой для диалога, на каких бы тонах он ни велся

Одиозное, насквозь политизированное, не имеющее правовых оснований и противоречащее принципам парламентаризма решение о лишении российской делегации полномочий в ПАСЕ принимал не Совет Европы и не его страны-члены, а отдельные депутаты, представленные на тот момент в Парламентской ассамблее. Можно ли винить весь Совет Европы из-за решения агрессивного меньшинства одного из его органов, причем консультативного?

В этой связи нельзя не напомнить, что одной из проблем ПАСЕ является то, что обычно в его заседаниях принимает участие не более трети из 324 членов. Тем не менее этот орган Совета Европы, страдающий в настоящее время от внутренних противоречий, привлекает к себе чрезмерное внимание СМИ, в то время как работа остальных структур имеет достаточно закрытый характер и не столь на виду. Гипертрофированное восприятие значения ПАСЕ невольно играет на руку тем, кто на практике пытается изолировать Россию не только на страсбургской площадке, но и в европейской политике.

Когда Россия вступала в Совет Европы, многие в нашей стране надеялись, что этот шаг станет символическим актом интеграции страны в "общий европейский дом".

Иван Солтановский: Вы правы. Многие думали, что нашу страну сразу же перестанут воспринимать в качестве, как некогда выразился канцлер ФРГ Г. Шмидт, "Верхней Вольты с баллистическими ракетами", что с европейской трибуны Совета российские представители легко заставят замолчать всех злопыхателей на Западе. Мы тогда поверили в возможность единства в разнообразии (unity within diversity), как это часто провозглашается с европейских трибун. Однако предрассудки очень многих представителей западных политических элит оказались прочнее железного занавеса, а переубеждение наших оппонентов - это долгая, трудная и зачастую неблагодарная работа.

Одновременно западноевропейские члены Совета Европы ждали, что после присоединения к Совету Европы Россия волшебным образом уместится в прокрустово ложе западной политической морали, чего, естественно, не произошло. К сожалению, в последнее время на Западе своих сторонников получила еэсовская концепция "Расширяющейся Европы", идея главенства и определяющей роли Евросоюза на европейском континенте, в которой страсбургская организация поневоле оказывается на периферии. Этот подход в корне противоречит нацеленности Совета Европы на построение "Большой Европы", в рамках которой Европа в одинаковой степени принадлежит всем расположенным на ней странам с равными правами и обязанностями.

Но как показали последние события, Евросоюз оказался не способным представить объединяющую повестку дня не только для "Большой Европы", но даже для собственных стран-членов.

Иван Солтановский: В этой связи я не вижу реальных альтернатив Совету Европы на европейской площадке. Нынешняя политическая ситуация в Европе на фоне становящегося хроническим кризиса других европейских институтов объективно дает Совету Европы шанс выступить в качестве подлинного центра притяжения для всего континента. Но для этого нужно отказаться от политиканства, проявить политическую волю и, реально "встряхнув" Совет Европы, взять курс на очищение страсбургской организации от наслоений "двойных стандартов" во всех областях "мягкой безопасности".

Нельзя не учитывать, что неоднозначное восприятие Совета Европы во многом связано с тем, что эта организация не избежала участи стать зеркалом нынешних разногласий в наших отношениях с Западом. Как и в некоторых других международных организациях, осуществляются попытки представить Россию как некое "инородное тело" в Европе, якобы подрывающую европейское единство, в том числе и Совет Европы, изнутри. Изобразить из нас, говоря словами братьев Стругацких, своего рода "жука в муравейнике". Однако в качестве наиболее яростных наших критиков выступают правительства, попирающие основополагающие, базовые принципы и стандарты демократии в своих собственных странах. Их заявления продиктованы прежде всего историческими обидами и стремлением обратить на себя внимание международного сообщества. Едва ли стоит эмоционально и импульсивно реагировать на такую критику.

Совет Европы не избежал участи стать зеркалом нынешних разногласий в отношениях России с Западом

В России подчас можно услышать тезис, что участие нашей страны в Совете Европы приносит преимущественно негативные результаты.

Иван Солтановский: Это далеко не так. Нам удалось добиться главной цели присоединения к Совету Европы: позаимствовать позитивный опыт развития других стран в различных сферах жизни, принести в объединенное в Совете Европы сообщество государств свое видение путей европейского развития, свой опыт межнационального общения. За 20 лет участия в Совете Европы наша страна присоединилась к более чем 60 юридически обязывающим конвенциям и протоколам этой организации. Были внесены соответствующие изменения в антикоррупционное законодательство, например по криминализации злоупотребления влиянием и коммерческого подкупа, созданы механизмы взаимодействия контртеррористических органов Совета Европы. Ни у России, ни у стран Запада нет альтернативы взаимодействию друг с другом - ведь мы являемся соседями географически, нас объединяет тысячелетняя общая история, нравится это кому-то или нет. Мы не можем отгородиться друг от друга заборами, как это пытается сделать ряд восточноевропейских государств. Уверен, преодолеть текущие трудности в отношениях России и Запада можно только на системной основе. Нам всем необходимо продолжать конкретную, ориентированную на результат кропотливую работу по укреплению европейского единства без сиюминутных обид и истерик, заранее зная, что она не принесет мгновенной отдачи. Кто сказал, что диалог всегда должен быть приятным? Но говорить, разъяснять наши подходы, слушать собеседника необходимо, и это в конечном итоге принесет свои плоды. Мы научимся принимать друг друга такими, какие мы есть, не пытаясь "переформатировать" под себя. Вижу в этом одну из главных целей участия России в Совете Европы на настоящий момент.

Возникает впечатление, что многие страны в Совете Европы просто не желают слышать Россию и считаться с нашей позицией.

Иван Солтановский: Тем не менее Совет Европы является безальтернативной площадкой для диалога, на каких бы тонах он ни велся. Пусть нередко этого и не видно стороннему наблюдателю, но многие в Совете Европы нас все же слышат, понимают нашу позицию. Но до публичного озвучивания этого понимания дело доходит очень редко - слишком силен общий негативный фон отношений России и "коллективного Запада". По моему мнению, главное для нас всех не разрушить внешнеполитические достижения предыдущих лет, к которым относится и членство России в Совете Европы. Ведь в результате подобного развития событий в очередной раз будет упущена возможность построить долгосрочные адекватные не конфронтационные отношения между Россией и европейским Западом на основе взаимно понятных правовых норм. В настоящий момент Совет Европы - это одна из тех нитей в ткани отношений России и Запада, без которой эта ткань начнет расходиться по швам.