Новости

14.09.2017 21:30
Рубрика: Культура

Театр: дом или отель?

Перед столетним юбилеем Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко выбирает путь
Оперой Чайковского "Пиковая дама" открывает свой 99-й, предъюбилейный сезон Московский академический музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Мы говорим с художественным руководителем оперной труппы театра Александром Тителем.
Опера Чайковского "Пиковая дама" прозвучит в новом сезоне первой. Фото: Пресс-служба Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Опера Чайковского "Пиковая дама" прозвучит в новом сезоне первой. Фото: Пресс-служба Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко
Опера Чайковского "Пиковая дама" прозвучит в новом сезоне первой. Фото: Пресс-служба Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко

В печати появились высказывания, согласно которым театру грозит перемена курса - дрейф от академического "театра-дома" к театру европейского типа - как выразился известный немецкий интендант, к "театру-отелю". Это возможно? Ведь театр основан Станиславским и Немировичем-Данченко, они авторы этой идеи театра-дома, они его строили.

Александр Титель: Театр-дом означает ни больше ни меньше как репертуарный театр с постоянной труппой. Что не отменяет его "европейскости". Фото: РИА Новости

Александр Титель: Театр-дом означает ни больше ни меньше, как репертуарный театр с постоянной труппой. Что отнюдь не отменяет его "европейскости", поскольку оба параметра в той или иной степени лежат в основе оперных театров Германии, а их там едва ли не больше, чем во всей остальной Западной Европе. Разночтения лишь в соотношении своей труппы и гастролеров и в способе проката репертуара. И, конечно, плюс особая атмосфера театра-дома. Все 98 лет наш театр так и развивался, как правило, переходя от учителей к ученикам: Константин Станиславский - Всеволод Мейерхольд - Владимир Немирович-Данченко - Павел Марков - Иосиф Туманов - Леонид Баратов - Лев Михайлов, мой мастер в ГИТИСе, возглавлявший театр 20 лет! Кстати, по нашему образу и подобию выстроил в 1947 году свою замечательную "Комише опер" выдающийся режиссер Вальтер Фельзенштейн. И немецкий театр по-прежнему гордится и ценит те возможности, которыми располагает подобная театральная модель, равно как и видит ее недостатки. Конечно, мы театр-дом и должны таковым оставаться. Кстати: только что открыли сезон Большой и Мариинский театры. В Большом в партии Годунова выступил Дмитрий Ульянов, в "Адриане Лекуврер" в Мариинке - Нажмиддин Мавлянов. В недавно представленной "Леди Макбет Мценского уезда" на фестивале в Зальцбурге - Дмитрий Ульянов, Ксения Дудникова и Алексей Шишляев. В готовящейся премьере Венской Штаатсопер "Игрок" - Елена Гусева, Елена Максимова и Дмитрий Ульянов. В октябрьской премьере "Дона Карлоса" в парижской Опера-Бастий - Хибла Герзмава. Это все воспитанники нашего театра-дома.

Для зрителя театр-дом - дополнительный и очень увлекательный сюжет: с интересом следишь за ростом любимых мастеров, даже их неудачи становятся интересны. Так строятся наши взаимоотношения с вахтанговцами и "Ленкомом", с театрами Женовача или Фоменко. И мне как зрителю было бы больно расставаться с таким типом театра. Хотя у него много противников, они считают его русской архаикой.

Александр Титель: У нас есть зрители, которые ходят на спектакль несколько раз - посмотреть, как сыграет, как споет тот или иной артист. Коллекционирование и пестование индивидуальностей в труппе - очень важная часть понятия "театр-дом". Но этот дом должен быть открыт идеям и людям. Должно быть ощущение своего исторического прошлого, настоящего и будущего. Тогда каждый спектакль - порождение именно этого театра. Его эстетики. Мы не можем быть манкуртами. Мы наследники, мы стоим на плечах наших предшественников. Часть ствола мощного театрального древа, а Москва по-прежнему одна из театральных Мекк мира.

Вы вступаете в 99-й сезон, через год - юбилей, 100 лет театру. Чего ждать от этих сезонов?

Александр Титель: Начинающийся сезон - последний этап подготовки к столетию. А векторы репертуарной политики были обозначены еще в начале десятилетия - в 2011 году. Идея - постановка выдающихся образцов мировой оперы, которые никогда не ставились на нашей сцене. Так у нас появились "Аида", "Дон Жуан", "Тангейзер" - Вагнер вообще никогда здесь не звучал. Другой вектор - постановка сочинений, которые крайне редко ставятся в России, хотя успешно идут на Западе. Так возникли премьеры "Вертера", "Манон", "Лючии ди Ламмермур"... Еще одно направление: мы обращаемся к раритетам: "Медея", "Демон", "Майская ночь"... Конечно, особое внимание российскому оперному пласту, от Глинки до Прокофьева, Шостаковича и Вайнберга: наш театр при Михайлове был страстным пропагандистом современной музыки, его называли лабораторией советской оперы. В этом сезоне мы возобновим "Обручение в монастыре" Прокофьева, где за пульт встанет Александр Лазарев; в феврале в моей постановке выйдет "Енуфа" - великая опера потрясающего чешского композитора Яначека, дирижер - Евгений Бражник, художник - Владимир Арефьев; завершит сезон "Макбет" Верди в постановке Камы Гинкаса, Сергея Бархина и нашего главного дирижера Феликса Коробова. На Малой сцене Константин Богомолов и дирижер Филипп Чижевский со своим барочным ансамблем Questa Musica поставят ораторию Генделя "Триумф времени и бесчувствия".

Приглашение Богомолова, никогда не ставившего оперу, - дань моде? Попытка привлечь другую публику?

Александр Титель: Наша Малая сцена на 209 мест рассчитана на эксперимент - и с выбором сочинения, и с его трактовкой. Естественно, в границах художественного, а не ради скандала любой ценой. Все-таки мы наследники великого русского и советского театра, который всегда искал, как воплотить жизнь человеческого духа. Но те же Станиславский и Немирович создавали студии, где можно было экспериментировать и рисковать - так возникали новые театральные идеи.

Все это - разбег перед юбилейным сезоном. Что будем слушать в год столетия?

Александр Титель: Раскрыть все планы пока не могу, но уже известно, что откроется сотый сезон возобновлением "Войны и мира". Это очень масштабная и этапная работа театра - ею начнется фестиваль Сергея Прокофьева: "Война и мир", "Обручение в монастыре", "Любовь к трем апельсинам", к опере присоединится балет - так будет ознаменовано начало сезона. В юбилейный год предполагается мировая премьера нового сочинения, за пульт которого встанет Владимир Юровский, один из самых ярких современных дирижеров. Будет и классическая опера, рассчитанная на наших ведущих солистов.

Мы не можем быть манкуртами. Мы наследники, мы стоим на плечах наших предшественников

Бродит идея, что сейчас наступает время копродукции и что именно готовностью к ней определяются уровень и ранг театра.

Александр Титель: Копродукции были у нас и раньше, будут и впредь. Наш театр весьма авторитетен в Европе. Особенно благодаря московской конференции Opera Europe, прошедшей в октябре 2012 года, когда более 100 деятелей европейского оперного театра побывали у нас на "Войне и мире". Но копродукция - это не панацея, а одна из репертуарных возможностей. Развитие копродукционных связей стало выгодно в Европе после того, как ушли границы и появилась единая валюта - евро. Там сравнительно небольшие расстояния и отличные дороги, что важно для перевозки декораций. Копродукция в оперном мире - проявление мирового глобализма. Она заменила сильно подорожавшие гастроли: можно в Вене увидеть спектакль из Лондона, в Мюнхене - из Флоренции. Но есть и оборотная сторона: этот процесс нивелирует лица театров, они становятся подобием прокатных площадок.

Но такой театр подобен супермаркету, где в любом городе любой страны единый стандарт, вы словно никуда не выезжали.

Александр Титель: Во всем нужна разумность. Мы ставим в год три спектакля на Большой сцене и два - на Малой. И на этом фоне раз в сезон или в два вполне может быть одна копродукция. Конечно, все осложняется дефицитом оперных режиссеров в России. В СССР министерство культуры распределяло выпускников в театры. Так, меня распределили в Свердловский театр оперы и балета. И там я в первый же год поставил спектакль! Сейчас министерство от этой функции отказалось, выпускники мучительно ищут работу, директора театров не хотят рисковать. А режиссура - профессия, которой надо учиться на практике.

Какой вы видите репертуарную политику вашего театра?

Александр Титель: Она должна отвечать потребностям московской публики. Должно быть тщательно выверено сочетание классического популярного репертуара ("Аида", "Пиковая дама", "Кармен") и репертуара второй волны популярности ("Итальянка в Алжире", "Манон", "Таис"), а также оперных партитур XX и уже XXI века. Это и в Европе так, хотя там более широкий круг интересов. Если у нас тройка лидеров - Чайковский, Верди и Пуччини, то в Европе к этой группе добавляются Моцарт, Вагнер, Гендель. Актуальность театра определяется не количеством копродукций, а тем, насколько он причастен к свободному обращению идей и художественных эстетик. Насколько чувствует ветер художественных перемен в мире и способен отбирать то, что соответствует его идеологии, творческим интересам и культурно-историческим традициям. В русском театре есть что беречь, продолжать и развивать.

Досье "РГ"

Александр Титель - уроженец Ташкента и инженер по первой профессии. Окончил ГИТИС, учился у выдающегося режиссера Льва Михайлова. Был приглашен в качестве главного режиссера в Свердловский академический театр оперы и балета и совместно с дирижером Евгением Бражником стал создателем "свердловского феномена": на премьеры театра стекались меломаны со всей страны. С 1991 года - художественный руководитель оперной труппы Академического театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Художественный руководитель мастерской в ГИТИСе, профессор, народный артист России, лауреат Государственной премии СССР. Около 60 постановок в России (включая Большой театр) и за рубежом. Лауреат театральных премий "Золотая маска", Casta diva, многих музыкальных фестивалей.

Культура Театр Музыкальный театр