Новости

27.09.2017 19:34
Рубрика: Общество

Осторожно: равнодушие!

"РГ" проверила, легко ли инвалидам передвигаться по Екатеринбургу
Участвовать в эксперименте согласился незрячий Евгений Ведерников. За полтора часа мы с фотографом буквально влюбились в его оптимизм и чувство юмора. Женя не видит с рождения, но живет очень активно: работает массажистом, занимается общественной деятельностью в АНО "Белая трость", путешествует по стране. В Екатеринбург он перебрался из Челябинска 10 лет назад. За это время успел изучить все маршруты общественного транспорта. Память просто потрясающая: феномен, порожденный необходимостью. Поначалу Евгению приходилось садиться на конечной в трамвай или автобус и кататься часами, чтобы запомнить названия остановок, улиц, все повороты налево-направо.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Евгений на слух определяет, какой автобус подходит к остановке: большой муниципальный или маршрутка. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Евгений на слух определяет, какой автобус подходит к остановке: большой муниципальный или маршрутка. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Муниципальный автобус

- Хотите анекдот? - задает тон разговору Евгений. - Шагаем как-то с другом по улице, в руках - белые трости. Стоят женщины, одна другой говорит: "Сколько здесь живу, первый раз вижу людей с миноискателями". Еще меня часто спрашивают, как давно я занимаюсь скандинавской ходьбой. Люди первый раз сталкиваются с незрячим и не знают, как себя вести.

Для чистоты эксперимента договариваемся, что мы не будем помогать нашему герою - только наблюдать со стороны. Стоим в конце автобусной остановки. Евгений прислушивается: большие муниципальные автобусы и маршрутки шумят по-разному. Фотограф предлагает переместиться в гущу народа, но Женя отказывается: когда стоишь в "хвосте", проще сориентироваться, какие автобусы проехали мимо и остановились в 20-30 метрах правее. Если же ждать у головной машины, никогда не догадаешься, сколько всего транспорта на остановке. Именно поэтому в многолюдных пересадочных узлах слепые обычно обращаются за помощью к окружающим.

Правда, не обходится без курьезов. Сегодня многие ходят по улицам в наушниках и просьб просто не слышат. А кто-то на вопрос: "Какой автобус?" - отвечает: "Зеленый". Или вообще отбегает в сторону.

Подъезжает муниципальный автобус 50-го маршрута, Женя входит в салон через заднюю дверь, занимает кресло. Подъезжаем к центральной площади Екатеринбурга, по микрофону звучит название остановки и длинная фраза, где можно отпраздновать День города. Ни слова о том, какая следующая остановка. Незрячему придется подниматься в последнюю минуту и пробираться к выходу.

- В муниципальном транспорте объявляют остановки в половине случаев, в маршрутках - очень редко. Даже если машина обеспечена автоинформатором, водитель забывает его включать, - делится наблюдениями Евгений. - Когда-то в некоторых трамваях и автобусах говорили, на какие маршруты можно сделать пересадку. Хорошо бы это вернуть. Что касается звуковых табло на остановках, я не уверен, что они нужны. Знаю, на звуковые светофоры часто жалуются люди, живущие по соседству: мол, спать не дают. Надо регулировать громкость оборудования. Почему-то, когда его устанавливают, не консультируются с незрячими. Совсем недавно в некоторых автобусах появились автоинформаторы, которые называют номер маршрута для тех, кто стоит на остановке. Очень удобно! Правда, я всего пару раз сталкивался с таким, на 50-м и 25-м маршрутах, и то не в каждой машине, может, в одной из десяти.

Метро

Через "рамку" проходим без приключений, а вот турникет становится настоящим препятствием. Евгений несколько раз безуспешно пытается поднести электронную карту к считывающему устройству - служащие подземки и полицейские продолжают мирно беседовать, ничего не замечая.

- Вы не помогаете? - не выдерживает фотограф.

- Конечно! - спохватываются сотрудники метрополитена. И карту прикладывают, и до эскалатора готовы проводить.

В вагоне тесно, мы с трудом находим свободный уголок. Евгений пытается ухватиться за поручень, но промахивается и натыкается рукой на молодую маму с коляской. Та вскакивает, сидящие рядом мужчины даже бровью не ведут. Уже на выходе я догоняю девушку и спрашиваю, почему она решила уступить место.

- Я так воспитана, - смущается мамочка. - Всегда уступала, даже беременная.

В метро Евгений безуспешно пытается поднести электронную карту к считывающему устройству турникета - служащие подземки и полицейские продолжают мирно беседовать

- Почему-то так повелось, что только на станции "Проспект Космонавтов" слепых под руки подхватывают и провожают через турникет, вызывают полицейского, который посадит в поезд. Еще по рации передадут, чтобы встретили. На других станциях очень редко спрашивают: "Вам помочь?". В автобусах - 50 на 50. Место тоже редко уступают, хотя постоянно объявляют: "Уступайте места пассажирам с детьми и инвалидам!"

Коммерческий автобус № 047

Этот транспорт мы выбрали заранее, поскольку точно знали, что здесь установлены таблички на языке Брайля. Появились они примерно год назад на шести маршрутах. По словам перевозчиков, сделано это согласно изменившимся "Правилам перевозок пассажиров". Таблички желтого или белого цвета наклеили на окна внутри салона. Чтобы найти одну из них, Евгений пересекает весь "пазик" и садится в кресло, не догадываясь, что это место кондуктора. На то, чтобы прочитать текст, уходит две остановки.

- Я не понимаю, зачем это? - недоумевает наш герой. - Номер маршрута, на основании чего он ездит, кто выдал лицензию, где находится администрация ООО, номер телефона. Цена билета старая еще - 26 рублей. Лицензия, кстати, закончилась 31 мая. Все слова и цифры написаны без пробелов, надо догадываться, где одно слово закончилось и началось другое. Автобус качает - палец прыгает по строчкам, неудобно.

Водитель и кондуктор признаются, что спрашивают про тактильное табло инвалиды редко. На наш вопрос, куда лучше его переместить, Евгений рубит:

- Никуда! Они вообще бессмысленны. Те, кто потерял возможность видеть в зрелом возрасте, в 99 процентах случаев не знают шрифт Брайля и учить не будут. Зачем, ведь есть звуковые телефоны, компьютеры?! Слепым от рождения проще спросить у водителя или у пассажиров. Лучше пусть несколько раз продублируют номер маршрута крупными цифрами: на лобовом стекле, сзади, сбоку. Бывает, спрашиваешь прохожих, какой номер у автобуса, а они сами не могут сориентироваться.

На остановке "Луначарского" пересаживаемся в трамвай. Наш герой признается, что не очень их любит: маршруты длинные, вагоны медленные, то обрыв на линии, то авария на путях. К тому же у трамваев не всегда удобные остановочные комплексы. На улице Луначарского, к примеру, это огороженная от проезжей части чугунной решеткой узкая полоска асфальта, на которой и два зрячих человека с трудом разминутся. Женя спешит к дверям, промахивается, нога соскальзывает на рельсы. Я ахаю, но все заканчивается благополучно.

Не жалеть, а помочь

- Мы живем в достаточно динамичном городе, я хочу везде успеть, поэтому предпочитаю маршрутки. Хотя у них есть существенный минус: высаживают пассажиров не на остановке, а буквально посреди проезжей части, особенно в час пик. Выходишь и натыкаешься на другую машину. Большие муниципальные автобусы так не делают, маленькие частные - регулярно, - рассказывает Евгений.

Вернувшись в исходную точку, мы обмениваемся электронными адресами и прощаемся.

- Давайте сразу договоримся: текст не должен вызывать чувство жалости к таким людям, как я, он должен по-честному подсказать, что надо исправить, - акцентирует внимание Женя. - Общественники "Белой трости" проводили разъяснительную работу в трамвайно-троллейбусном управлении и метро, рассказывали, как работать с инвалидами, но, к сожалению, до сих пор остались такие кондукторы, что кричат на весь салон: "Эй ты, билет оплачивать будешь?" Моя жена вела уроки доброты и понимания в массовых школах. Думаю, они необходимы и в колледжах, вузах. Чтобы люди лучше понимали наши ощущения и знали, чем помочь.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Экономика Недвижимость Инфраструктура Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург