Новости

28.09.2017 20:39
Рубрика: Общество

"Маяк" черной беды

На уральском комбинате "Маяк" роковых ошибок прошлого не забыли и делают все, чтобы их избежать
Дольше других на загрязненном берегу Течи оставался поселок Мюслюмово. Но теперь не стало и его. Фото: РИА Новости Дольше других на загрязненном берегу Течи оставался поселок Мюслюмово. Но теперь не стало и его. Фото: РИА Новости
Дольше других на загрязненном берегу Течи оставался поселок Мюслюмово. Но теперь не стало и его. Фото: РИА Новости

В пятницу - ровно 60 лет с того дня, как атом, расщепленный человеком, ударил по нему же без объявления войны. И не на Тоцком полигоне или Новой Земле, а на густонаселенном Южном Урале, рядом с городами Касли и Кыштым.

Правду о "кыштымском взрыве" от рядовых граждан скрывали тридцать лет. Молчали бы и дальше, не случись еще более страшная беда в Чернобыле. И только осенью 1986 года, вместе с официальным докладом советской делегации на конференции МАГАТЭ о причинах и масштабах трагедии на ЧАЭС, публично признали факт тяжелой радиационной аварии на комбинате "Маяк" 29 сентября 1957 года.

Тогда из-за отказа системы охлаждения произошел взрыв бетонной емкости объемом свыше 300 кубометров, которая была лишь на четверть (около 80 м[3]) наполнена высокорадиоактивными отходами. Такие РАО накапливались с начала 50-х годов в сложном технологическом процессе по наработке в реакторах и выделению радиохимическим методом оружейного плутония-239. Этот материал наряду с высокообогащенным ураном-235 был нужен для производства атомных бомб и ракет. Причем год от года требовалось все больше - в ядерной гонке Советский Союз, как известно, был в догоняющих.

Поэтому с затратами не считались. С природой (да и людьми!) не церемонились. А секретность вокруг всего этого просто зашкаливала.

О том, что РАО в зарытых под землю бетонных емкостях разогреваются из-за идущей там реакции, а системы отвода тепла, смонтированные наскоро, с задачей не справляются, специалисты знали и начальству докладывали. Но опять же - план, сроки, секретность да еще русская надежда на "авось".

Вот оно и бабахнуло! В результате бетонное перекрытие толщиной около метра и весом 160 тонн вместе со слоем грунта было отброшено далеко в сторону, а 20 млн кюри радиоактивных веществ оказались в атмосфере. Специалисты-радиохимики утверждают, что основная часть радиационного загрязнения - до 90 процентов - пришлась на территорию комбината "Маяк", остальное рассеялось, образовав так называемый Восточно-Уральский радиоактивный след на территориях Челябинской, Свердловской и Тюменской областей с населением 270 тысяч. Однако сам построенный при комбинате город - тогда Челябинск-40, а сейчас ЗАТО Озерск - практически не пострадал: ветер дул в другую сторону.

Чтобы сохранить секретность, для ликвидации последствий аварии первым делом привлекли сотрудников самого комбината, а также военнослужащих из состава внутренних войск и спецуправления пожарной охраны МВД СССР. До глубокой осени 1957 года и с весны следующего из пожарных автоцистерн мыли-поливали бетон и асфальт на дорогах и площадях, стены и крыши заводских цехов на территории комбината. Такие меры предпринимались исключительно для того, чтобы важнейшее для обороны страны производство на этой площадке не прекращалось.

А что касается прилегающих территорий, то комиссия, сформированная негласным образом, приняла половинчатое и такое же негласное решение: местное население эвакуировать только из самых загрязненных мест. В первую очередь были отселены 1100 человек из деревень Бердяниш, Сатлыково и Галикаево Каслинского района Челябинской области, а в ноябре того же 57-го - еще 4650 человек, проживавшие в других населенных пунктах (Русская Караболка, Юго-Конево, Алабуга, поселок Коневского вольфрамового рудника), получили жилье вне зоны поражения.

Обобщенных данных о числе погибших и пострадавших до сих пор не публиковалось. Лишь по случаю, где-то в 90-е годы, была рассекречена докладная записка министра внутренних дел СССР Дудорова и главы минсредмаша Славского, согласно которой в октябре-ноябре 1957 года облучению в зоне ВУРС подверглись 1638 солдат, сержантов и офицеров внутренних войск.

Между тем уже не секрет, что вскоре после аварии сотрудники полузакрытых научных учреждений по приказу сверху организовали и много десятилетий вели медицинское обследование местных жителей вдоль берегов реки Течи и на территории ВУРС. Их наблюдения и засекреченные отчеты - это собрание сочинений в шести томах под общим шифром "Мираж", о котором коллеги-ученые и большие начальники узнали лишь после того, как наделали непоправимых ошибок в Чернобыле...

А что же "Маяк"? После тяжелого ЧП в сентябре 57-го порядок обращения с высокоактивными отходами был кардинально изменен. Начиная с 1987 года, за основу взята технология их остекловывания. С того времени в четырех последовательно вводимых в эксплуатацию электропечах остеклованы жидкие ВАО активностью 643 миллиона кюри. Сейчас, как рассказал и показал в натуре, прямо в цехе остекловывания, его начальник Евгений Зубриловский, мощности их новой печи ЭП-500/5 достаточно для того, чтобы переводить в безопасное состояние и компактный объем все вновь образующиеся на "Маяке" жидкие высокоактивные отходы.

Только в "РГ"

Если с Надеждой, тогда не страшно

Давно не хоженную тропинку к тому месту на режимной территории ПО "Маяк", где 60 лет назад взорвалась подземная емкость с высокоактивными отходами, корреспонденту "РГ" проложили начальник отделения Александр Наказнюк и его коллега, инженер-технолог Александр Акинцев. А решительности и оптимизма нашей разведгруппе добавила своим участием Надежда Жидкова из департамента коммуникаций.

Общество История РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники