Новости

03.10.2017 12:00
Рубрика: Экономика

Лед подтаял

Освоение шельфа зависит от решения экологических проблем и рентабельности добычи
В Арктике за последние годы удалось выявить более ста участков, потенциально богатых углеводородами. Такого комплексного изучения недр в этом регионе не проводили последние двадцать лет. В то же время вопрос о целесообразности разработки Арктического шельфа России в современных условиях все равно не исчезает с повестки дня.

Если взять зарубежных коллег, а часть Арктического бассейна принадлежит и государствам Евросоюза, то у них, например, совсем недавно была принята даже соответствующая резолюция Европарламента. Депутаты Старого Света считают, что "изменение климата приносит новые вызовы в области окружающей среды и безопасности в Арктике, так как таяние льда открывает новые маршруты навигации и рыболовства, а конкуренция за природные ресурсы региона растет". И поэтому, уверены они, необходимо внедрить комплекс мер "по защите уязвимой экосистемы Арктики, запрещению бурения нефти в ледяных водах Арктики Евросоюза и Европейской экономической зоны".

На II Международной конференции "Арктика-2017: шельфовые проекты и устойчивое развитие региона" Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников РФ, в частности, прямо заявил, что спешить не надо. "Надо заниматься созданием испытательных полигонов, отрабатывать оборудование. Только в том случае, если его надежность будет 99,9 и еще пять девятых после этого, тогда можно выходить на арктический шельф. До этого мы иначе можем погубить всю планету", - считает эксперт.

Это действительно так, соглашается с ним ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев. Но, дополняет он, есть и еще одна сторона этой медали. Касающаяся, вполне возможно, истинных причин заботы Евросоюза об экологии арктического региона. "Когда Россия делила шельф Баренцева моря с Норвегией, то в Европе рассчитывали, что на своей территории найдут гигантские залежи нефти и газа, что на долгие годы снизит зависимость ЕС от России. Но не нашли. И вполне возможно, что решение Европарламента связано с желанием сделать хорошую мину при плохой игре - раз бурить нечего, то можно сказать, что бурить и не надо, но не по причине отсутствия ископаемых, а ввиду более благородной цели - сохранения окружающей среды".

Шельф может похвастаться только одним полноценно работающим месторождением - "Приразломное" 

Так или иначе, но пока правительство РФ считает, что уже выданных лицензий на разработку месторождений на шельфе вполне достаточно. Глава Минприроды России Сергей Донской во время своей рабочей поездки в Мурманск в августе 2017 года объявил, что руководство не намерено отменять мораторий на выдачу лицензий на разработку месторождений шельфа. Тем более что, по его словам, уже выдано огромное количество лицензий с большим объемом обязанностей. Кроме того, по утверждению главы минприроды, мораторий не отменяется, в том числе и потому, что пока на рынке не сложилась устойчивая ситуация, из-за чего нет нового спроса на лицензии.

По сути, на российской части арктического шельфа сегодня полноценно функционирует только одно месторождение - "Приразломное", разработку которого ведет "Газпром нефть". В конце ноября прошлого года на нем добыли трехмиллионную тонну нефти. ExxonMobil, которая имела договоренность с "Роснефтью" о разработке месторождения "Победа" на шельфе Арктики, в итоге не смогла принять участие в проекте по освоению этого месторождения в Карском море - по оценке экспертов, даже при цене нефти более 100 долларов за баррель добыча была бы нерентабельной.

При этом "Газпром" и "Роснефть" потеряли интерес к спорному Мурманскому газовому месторождению в Баренцевом море из-за нерентабельности участка, запасы которого оцениваются в 121 миллиард кубов газа.

На сегодня арктический российский шельф, действительно, может похвастаться только одним полноценно работающим месторождением, это "Приразломное", констатирует директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. И сразу подчеркивает, что оно осваивалось тогда, когда цена нефти была другая, капитальные затраты были меньше, чем сейчас.

"Лицензий на освоение - да, куплено достаточно много, и в любом случае любая лицензия получается для добычи нефти. Но поначалу, конечно, самый главный смысл в геологоразведке, разработке технологий, вопрос в том - готовы ли мы предъявить что-то собственное, так как на шельф распространяются санкции с точки зрения использования иностранного оборудования", - считает эксперт. При этом, уверен он, как потенциальная кладовая Арктика, конечно, необходима.

Но есть и другой вопрос, не менее важный, насколько велика будет потребность человечества в нефти на горизонте ближайших десятилетий?

"Мы видим сейчас, насколько быстрыми темпами развивается технический прогресс, связанный с транспортом, например, с альтернативной энергетикой. И нужно ли будет столько нефти - в том числе и с Арктического шельфа - большой вопрос, на который сейчас нет однозначного ответа", - резюмирует эксперт.

Кстати

На Таймыре могут разместить более десяти ветровых станций для производства электроэнергии. Как рассказал ТАСС член Комитета Госдумы по энергетике Виктор Зубарев, небольшие альтернативные энергоисточники могут и появиться также на площадках исследования месторождений и их разработки - угля, нефти или драгоценных металлов. О более крупных же проектах можно будет говорить после 2020 года, когда наберут ход программы импортозамещения в солнечной и ветровой энергетике и у инвесторов появятся средства на строительство станций.