Новости

10.10.2017 22:20
Рубрика: Культура

Чем измерить культуру?

Проект федерального закона "О государственном (муниципальном) социальном заказе на оказание государственных (муниципальных) услуг в социальной сфере", разработанный Министерством финансов РФ в июле 2016 года и сегодня вполне готовый для внесения в Государственную Думу, в известном смысле призван завершить тот процесс разгосударствления социальной сферы, который начался еще в середине 90-х годов прошлого века. Уже тогда возникла идея оказывать государственные и муниципальные услуги на конкурсной основе, вне зависимости от формы собственности участвующих в конкурсе институций. То обстоятельство, что на окончательное решение вопроса потребовалось более двух десятилетий вполне объяснимо, - нужно было принять ряд других законов и подзаконных актов, необходимых для финального документа.
Михаил Швыдкой. Фото: Евгений Биятов / РИА Новости Михаил Швыдкой. Фото: Евгений Биятов / РИА Новости
Михаил Швыдкой. Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

За это время во многом были осуществлены административная и бюджетная реформы, цель которых - привести к оптимизации структуру, функции и количество федеральных государственных учреждений и федеральных государственных унитарных предприятий. Не скрою, слово "оптимизация" в русском языке имеет весьма зловещее значение, - нередко это всего лишь синоним реорганизации или ликвидации. К тому же, за это время было сделано то, чего не могли или не хотели сделать большевики, - в Российской Федерации, - в отличие от СССР, - культура стала частью социальной сферы, а результаты ее деятельности превратились в услуги населению, заняв место в ряду услуг СПА и погребальных бюро. Поскольку после запрета Коммунистической партии Советского Союза и отмены государственной идеологии перед культурой не ставили никаких политических задач, то место Агитпропа ЦК КПСС по отношению к министерству культуры заняли минфин и министерство экономики, которые, вовсе не желая ничего дурного, пытались унифицировать бюджетную сферу, попутно сокращая социальные обязательства государства перед гражданами. В этом не было никакого злого умысла по отношению к культуре, - решали системную проблему в период явного недостатка средств. И делали это осмысленно, последовательно и, в целом, успешно.

Минфин и министерство экономики стали своеобразным Агитпропом ЦК для министерства культуры

Правда, не учитывая, как мне кажется, реального значения духовной сферы не только в общественной или государственной жизни, но и шире - в национальном бытие. Как и в других сегментах социальной сферы, стали искать измеримые критерии оценки достижения целевых показателей; то есть измеримые результаты воздействия на общество того или иного спектакля, фильма, живописного полотна или симфонии... Жаль, что великий австрийский писатель Роберт Музиль, который считал, что после встречи с искусством остаемся "мы - изменившиеся", не дожил до этого замечательного документа наших бюрократических ведомств...

Не желая никого обидеть, вынужден констатировать, что в бюрократических структурах по-прежнему доминирует фундаментальное непонимание того, что на самом деле значит культура и искусство в жизни каждого отдельного человека и нации в целом. Культура - не отрасль, хотя у нее есть своя экономика и она может зарабатывать деньги. Но, увы, так уж она устроена, что далеко не всегда ее значение и эффективность можно измерить простыми (и даже сложными) числами, отражающими рост доходов от количества посетителей. К несчастью для искателей универсальных и простых решений, результатом культурной деятельности является изменение внутреннего мира человека, его усложнение, пробуждение творческого начала. Культура очеловечивает человека сама являясь результатом человеческой деятельности. Ее сохранение - единственная гарантия на место в истории, если хотите, в вечности. Ее развитие - единственный шанс формирования творческих людей, подобных Дм. Дм. Шостаковичу, С. М. Эйзенштейну или С.П. Королеву, способных решать задачи любой сложности во всех сферах человеческой деятельности, готовых ответить на любые вызовы настоящего и будущего. А это уже напрямую связано с вопросами национальной безопасности и увеличения ВВП.

За последние годы счет закрытых библиотек, домов культуры и музыкальных школ пошел не на сотни, а на тысячи

Не хочу никого обижать, но мне показалось, что авторы выше упомянутого законопроекта не читали ни указа президента за N 808, которым были утверждены "Основы государственной культурной политики", ни самих этих "Основ". Именно это неведение и вызывает критику профессионального сообщества деятелей культуры, ученых-экспертов, не только культурологов и искусствоведов, но и экономистов, которые не раз высказывали свою тревогу во время совещаний у советника президента РФ по культуре В. Толстого. Как утверждают эксперты, ряд оговорок не меняет существа нового законопроекта, - формирование и финансирование исполнения государственного (муниципального) задания перестает быть обязанностью учредителя, то есть государства или муниципалитета. Строго говоря, наступит момент, когда функции государственных (муниципальных) учреждений культуры, науки, образования, выведенные на рынок услуг, просто не смогут быть исполненными на профессиональном уровне. А могут быть и не исполнены вовсе. И это не пустые слова. За последние годы счет закрытых библиотек, домов культуры, художественных и музыкальных школ пошел не на сотни, а на тысячи. И это не может не вызвать серьезной озабоченности.

В российской культуре есть сегменты, - издательское дело, киноиндустрия, эстрадное искусство, в которых практически не осталось государственных участников рынка. Но от этого культура не перестала быть общественным благом. Неделимым общественным благом - для всех и каждого.

Культура Колонка Михаила Швыдкого