Новости

11.10.2017 21:35
Рубрика: Власть

3:1 в пользу отца

Конституционный суд встал на сторону троих настоящих детей истца против одного "ненастоящего".

Конституционный суд РФ разрешил судам уменьшать сумму неустойки за невыплаченные вовремя алименты, если эта сумма несоразмерна задолженности. На несправедливую ситуацию обратил внимание житель города Коврова Роман Костяшкин, который до 18-летия платил алименты на сына, а потом узнал, что он ему не отец.

Костяшкин попросил судей проверить на соответствие Конституции положения Семейного и Гражданского кодексов РФ. В 1990-е годы мужчина женился, что называется, "по залету": свадьба состоялась в ноябре, а уже в апреле на свет появился мальчик, которого назвали Александром. Однако союз просуществовал недолго, Костяшкин развелся, а во втором браке у него родились еще трое детей - Николай, Роман и Варвара. Алименты на первого ребенка в размере четверти зарплаты мужчина платил нерегулярно, а потом вообще усомнился, что Саша - его сын. Экспертиза ДНК подозрения подтвердила, и Роман через суд ликвидировал запись 1996 года о своем отцовстве.

Несмотря на это, в 2016 году первая жена и "ненастоящий сын" решили взыскать с Костяшкина недополученные алименты. Задолженность составляла около 217 тысяч рублей, но с учетом неустойки, размер которой четко прописан в Семейном кодексе РФ, суд обязал Костяшкина выплатить более 3,2 миллиона рублей. Для Коврова, да и не только для Коврова - сумма немыслимая. Мужчина посчитал, что решение суда нарушает "разумный баланс частно-правовых интересов сторон правоотношения", ведь эти деньги придется фактически отнять у его несовершеннолетних детей от второго брака. И обратился в КС РФ, попросив высшую юридическую инстанцию страны дать судам возможность учитывать чрезвычайные обязательства, "при которых ответственность за нарушение сроков уплаты алиментов могла бы корректироваться". Изучив обстоятельства дела, КС РФ частично согласился с доводами заявителя. Постановление вынесено без проведения публичных слушаний и основано на ранее высказанных правовых позициях суда.

0,5 процента от суммы невыплаченных алиментов составляет неустойка за каждый день просрочки

Несмотря на то что положения статьи 115 Семейного кодекса РФ твердо определяют размер неустойки, статья 333 Гражданского кодекса РФ позволяет суду уменьшать размер штрафных санкций, если они явно несоразмерны последствиям нарушения обязательства. И тут суд обязан "оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки", указал КС РФ, то есть фактически определить "ее соразмерность задолженности алиментно-обязанного лица, в том числе с учетом исключительных обстоятельств, затрагивающих права и законные интересы других членов семьи".

При этом на основании анализа правоприменительной практики судьи КС сделали вывод, что суды общей юрисдикции этой обязанности не исполняют, в связи с чем возможно нарушение конституционного принципа равенства перед законом и судом. Дело Романа Костяшкина должно быть пересмотрено, поскольку оспоренные им положения Семейного и Гражданского кодексов хоть и не противоречат Конституции РФ, но применялись неправильно.

Новое рассмотрение может освободить Костяшкина от уплаты какой-либо суммы, ведь по закону мужчина уже оспорил отцовство и может добиваться отмены ранее принятого решения о взыскании с него алиментов. Теоретически он может даже попытаться вернуть ранее выплаченное "ненастоящему сыну". Однако юристы считают, что это маловероятно.

Как пояснила корреспонденту "РГ" адвокат Вера Ефремова, получение алиментов не может считаться необоснованным обогащением, поскольку "до отмены решения суда о взыскании алиментов все денежные суммы, полученные во исполнение такого решения, не являются полученными неосновательно.

В свою очередь партнер Коллегии адвокатов города Москвы "Барщевский и партнеры" Анастасия Расторгуева подчеркнула, что Семейным кодексом РФ установлено императивное правило о запрете на истребование алиментов обратно. Из этого правила есть три исключения, в том числе отмена решения в связи с сообщением получателем алиментов ложных сведений или в связи с представлением им подложных документов. Однако Костяшкину оно вряд ли поможет.

- Взыскать алименты можно, только если доказать заведомую недобросовестность матери, которая знала о том, что истец не являлся отцом ее ребенка и скрыла это от него, - поясняет адвокат. - На практике это сделать практически невозможно, так как часто женщины утверждают - и это крайне сложно опровергнуть - что они узнали о том, что истец не является отцом ребенка, только после получения результатов генетической экспертизы. То есть что они "добросовестно заблуждались".

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"