12 октября 2017 г. 17:50

Пассажиры Философского парохода: Рубен ХЕРУМЯН (1900-?)

Студент


Чем занимался до 1922 года

Известно только, что Рубен был из дворян Тифлисской губернии и учился на "подготовительном факультете к научной деятельности по изучению антропологии и материальных культур". Московский археологический институт, в котором учился, не закончил.


Причины изгнания

Чем мог быть неугоден Советской власти 22-летний студент?

10 августа 1922 года по инициативе Иосифа Уншлихта, одного из руководителей ГПУ, на заседании Политбюро ЦК РКП(б) был поставлен вопрос о высылке за границу вместе с "контрреволюционной интеллигенцией" и "контрреволюционных элементов студенчества". Сам Уншлихт выступил и докладчиком по вопросу "О враждебных группировках среди студенчества":

"Как студенчество, так и антисоветская профессура в высших учебных заведениях ведут контрреволюционную работу главным образом в двух направлениях: а) борьба за "автономию" высшей школы и б) за улучшение материального положения профессуры и студенчества..."

Предложение докладчика было единогласно одобрено. Постановлением заседания Коллегии ГПУ от 6 сентября 1922 года Рубен Леонович Херумян был отправлен за границу в числе еще 33 студентов из учебных заведений России.

Об общем количестве студенческой молодежи, оказавшейся за пределами страны, можно судить по такой цифре: только в Праге в 1920х - начале 30х годов обучалось около 7000 русских студентов. Это было то будущее России, которого она себя лишила.

Решение об антисоветских группировках среди интеллигенции. 8 июня 1922 год.

Чем мог заниматься в России

Мы вряд ли когда-нибудь узнаем, как сложилась на чужбине судьба безвестного студента Рубена Херумяна и его одногодков. Мы можем только предположить, как могли бы они, оставшись, усилить свою Родину. О ней они думали, когда грузились на пароходы, уезжали поездами, исчезали одиночками, не возвращались из заграничных командировок.

Один из их наставников, профессор МВТУ Василий Игнатьевич Гриневецкий, не уехал, умер от сыпного тифа в 1919 году. Но успел оставить свое завещание будущим поколениям студентов:

"Выводы относительно экономического будущего представляются, однако, далеко не в столь мрачном свете, как это можно было бы заключить по современному состоянию России. Естественные природные богатства России, ее пространства, труд ее населения, быстрая исправимость культурным и духовным творчеством дефектов невежества и неорганизованности масс представляют такие реальные возможности, которые могут быстро восстановить наши производительные силы, поднять нашу экономику, а с ней постепенно и утраченную политическую мощь. Для этого нужна твердая экономическая политика, оперирующая реальными возможностями, а не социальными устремлениями, для этого с идеологических высот нужно спуститься в гущу жизни и брать ее такой, какова она есть в действительности, а не такой, какой ее желает видеть воображение. Для этого нужно дело, а не лозунги, хотя бы и очень высокого содержания.

Если русская интеллигенция сумеет взяться за дело, сумеет понять и оценить действительность, не ослабляя и не отвлекая себя в сторону мечтами, то этим она хоть отчасти искупит свой грех перед Родиной".