Новости

29.10.2017 22:10
Рубрика: Культура

Люди фикс

Главной кинопремьерой осенних каникул будут "Фиксики"
Впервые фиксики - крохотные антропоморфные существа, живущие внутри домашней техники и чинящие ее, - появились в 2010 году в передаче "Спокойной ночи, малыши!"
Людишки Икс стали любимцами детворы, проникнув на экраны телевизоров и планшетов. Фото: КАРОПРОКАТ Людишки Икс стали любимцами детворы, проникнув на экраны телевизоров и планшетов. Фото: КАРОПРОКАТ
Людишки Икс стали любимцами детворы, проникнув на экраны телевизоров и планшетов. Фото: КАРОПРОКАТ

Людишки Икс, которым этот самый икс заменяет резьба крестовой отвертки, помогающие юному зрителю разобраться в насущных бытовых проблемах (характерные названия серий: "Кодовый замок", "Вентиляция", "Сито", а также "Деньги", "Экотестер", Подушка безопасности" и даже "Унитаз") немедленно стали "любимцами детворы", проникнув не только на экраны телевизоров и планшетов, но и украсив своим изображением широкий ассортимент товаров народного потребления - от школьных ранцев до желейного мармелада.

Да и большая часть родителей восприняли новых героев с радостью узнавания: мультсериал, идея которого принадлежала легендарному Александру Татарскому, был изначально придуман по мотивам "Гарантийных человечков" Эдуарда Успенского, классического городского фэнтези середины 70-х (без которого вряд ли можно представить себе развитие российской фантастики, в частности, внимательному читателю очевидно несколько парадоксальное, но явное влияние Успенского на "Дозоры" и прочую литературу такого рода). И, разумеется, по законам как жанра, так и рынка, став триумфаторами на малом экране, Фиксики просто не могли не отправиться на мирное завоевание мультиплексов.

В центре сюжета полнометражной версии под названием "Фиксики: Большой секрет" (режиссеры Васико Бедошвили, Андрей Колпин, Иван Пшонкин) - очередное изобретение, сделанное Гением Евгеньевичем Чудаковым (этот классический рассеянный профессор является для фиксиков чем-то средним между Карабасом и Дамблдором): отныне обитатели бытовых приборов могут перемещаться в пространстве "без помощи, но при посредстве" электрических проводов. Данная инновация идет на пользу производительности труда, но, к сожалению, накладывает тревожный отпечаток на внешний и вид и, главное, характер одного из фиксиков, Файера (холерик и душа компании, обладатель светодиодов ярко-красного цвета и маскировки в виде болта с шестигранной головкой и шестигранным шлицем), который становится похож уже не на гарантийного человечка, но скорее на его антипода-гремлина. Надежный и уютный мир начинает угрожающе помаргивать и искрить в ожидании тотального короткого замыкания, но общими усилиями людей и фиксиков (испокон века отечественная мультипликация держалась на том, что ее персонажи все и всегда делают вместе) воцарения тотального хаоса удается избежать.

Став триумфаторами на малом экране, фиксики просто не могли не отправиться на завоевание мультиплексов

Впрочем, собственно сюжетные перепетии здесь не особенно важны, и на месте файеровского "электропрохладительного кислотного теста" могла оказаться любая другая история любого другого фиксика (весьма перспективной для будущих блокбастеров кажется, например, идея переместиться в молодость Папуса, фиксика экстра-класса и отца главных героев Симки и Нолика, который во времена Советского Союза, работал на космодроме; а если предпочесть ностальгии конспирологию, то почему бы не сосредоточиться на таинственной, упоминаемой в сериале всего несколько раз, но весьма интригующей фигуре дяди Папуса).

В данном же случае приходится вспомнить о том, что "Большой секрет" выходит на экраны не только на школьные каникулы, но и в канун Хэллоуина. И обнаружить, что мультфильм с рейтингом "6+" уместно, остроумно и без всякого ущерба для восприятия целевой аудиторией соединяет в себе мотивы сразу двух весьма нетривиальных фильмов ужасов четвертьвековой давности: в "Шокере" Уэса Крейвена казненный на электрическом стуле серийный убийца становился обладателем того же самого свойства, что открыл впоследствии Гений Иванович, а в "Газонокосильщике" Бретта Леонарда добродушный аутист, перемещенный в виртуальную реальность - точь в точь как Файер - превращался в параноидального ницшеанца.

Что же до фильма в целом, то к нему в полном соответствии с общей стилистикой подходит слово "годный". "Большой секрет" удался ровно настолько, насколько вообще может получиться анимационный полный метр, созданный на основе сериала. Настоящие удачи в этом формате несложно пересчитать по немногочисленным пальцам одной руки Микки-Мауса, зато оглушительные провалы (вроде совершенно невыносимых "длинных" "Тома и Джерри", где герои всеми любимой немой комической не только поглупели до неприличия, так еще и принялись напропалую болтать, будто осел из "Шрека") застревают в памяти накрепко. "Фиксики" с поистине филигранным мастерством прошли точно посередине, как по линеечке. И даже если к следующим осенним каникулам от "Большого секрета" в детских головах останется только мысль о том, что "людям лезть в розетку ни в коем случае нельзя" - это вполне можно засчитать за техническую победу.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"