Новости

31.10.2017 20:38
Рубрика: Власть

Нужна "двойная заморозка"

Северокорейская ракетно-ядерная проблема: кто виноват и что делать
Текст: Александр Панов (доктор политических наук, заместитель председателя общества "Россия-Корея") , Анатолий Торкунов (академик РАН, председатель общества "Россия-Корея")
Обострение обстановки на Корейском полуострове в связи с шестым испытанием ядерного оружия КНДР 3 сентября, объявленного как подрыв термоядерного заряда, привело к единогласному принятию Советом Безопасности ООН очередной резолюции с осуждением действий Пхеньяна и введением беспрецедентно жестких санкций. Эти меры, по подсчетам экспертов, способны сократить доходы КНДР от внешней торговли почти на 90 процентов и серьезно осложнить энергетическую обстановку в стране. Однако надежд на то, что северокорейское руководство пойдет на уступки даже под воздействием санкций, весьма немного.

Хотя Китай и Россия поддержали введение новых санкций в отношении КНДР, обе страны выступают за решение северокорейской ракетно-ядерной проблемы путем переговоров. Предлагая начать с создания условий для их проведения путем осуществления "двойной заморозки": США воздерживаются от проведения крупномасштабных маневров американских и южнокорейских войск на юге полуострова, а КНДР не проводит запуски ракет и испытаний ядерного оружия. На данный момент ни США, ни КНДР не готовы принять это предложение.

Американцы исходят из того, что северокорейцы, даже согласившись на приостановку испытаний ракет и ядерных зарядов, не откажутся от продолжения работ по созданию своего ракетно-ядерного потенциала. Проверить же северокорейскую "заморозку" практически невозможно. В Пхеньяне, несмотря на грозные заявления против американо-южнокорейских маневров, судя по всему, понимают, что на сухопутную операцию против КНДР с учетом неизбежных более чем значительных потерь Вашингтон не пойдет. А удар скорее всего возможен ракетно-бомбардировочной атакой на соответствующие северокорейские объекты, о чем американцы постоянно заявляют.

Пока же "заморозка" де-факто действует. Пхеньян, проведя намеченные испытания, анализирует их результаты и устраняет выявленные недостатки. Вашингтон и Сеул не планируют совместных масштабных маневров до весны будущего года. Конечно, нельзя исключать срыва этой своеобразной "паузы". Непредсказуемость в действиях сторон уже вошла в анналы изучения развития кризисов в международных отношениях. Не будем отрицать и возможности начала переговоров между противоборствующими сторонами. Однако, как показал опыт переговоров в рамках "шестерки" - США, Китай, Россия, Япония, Республика Корея, КНДР - договориться об условиях отказа Пхеньяна от своей ракетно-ядерной программы без обращения к коренным причинам, приведшим к ее возникновению, невозможно.

Суть же проблемы заключается в том, что после прекращения военных действий на полуострове в 1953 году было подписано перемирие и фактически с тех пор "состояние войны" между Севером и Югом сохраняется. Между Сеулом и Пхеньяном нет дипломатических отношений, весьма ограничены контакты. Корейский народ остается разделенным, но и на Севере, и на Юге не оставляют надежд на воссоединение нации. При этом каждая сторона исходит из того, что объединение страны должно пройти под ее руководством и по ее сценарию.

При Дж. Буше "мягкий" подход США к КНДР сменился 
на "жесткий"

Республика Корея рассчитывает на то, что благодаря своему экономическому потенциалу, значительно превосходящему северокорейский, и демократическому устройству общества объединение произойдет под ее руководством и получит поддержку международного сообщества, так как будет покончено с "диктаторским режимом" на Севере. КНДР, напротив, уверена в том, что именно специфический северокорейский политический режим в наилучшей степени отвечает национальным традициям корейского народа и потому именно существующие на Севере порядки будут распространены и на Юг. В Пхеньяне отдают отчет в том, что на данном этапе экономически КНДР уступает РК и поэтому стремится компенсировать свою отсталость в этой сфере наращиванием военной мощи, прежде всего ракетно-ядерной, с тем, чтобы в случае начала процесса объединения иметь "силовое превосходство" над экономическими "козырями" Юга.

Можно строить различные прогнозы относительно вариантов объединения Кореи, но на данном этапе и в обозримом будущем обсуждать их явно преждевременно. Однако не учитывать влияния национальной идеи корейского народа о возвращении к единому государству на принятие стратегических решений и в Сеуле, и в Пхеньяне, как представляется, не следует. Не меньшее, а на данном этапе даже большее значение для северокорейского руководства имеет обеспечение гарантированной безопасности для страны и режима.

Когда осенью 1990 года после установления СССР дипломатических отношений с РК министр иностранных дел Э.А. Шеварднадзе посетил Пхеньян, ему пришлось выслушать немало упреков со стороны северокорейского руководства. Прежде всего, звучала критика в адрес Москвы за установление дипломатических отношений с Республикой Корея. Но еще большее недовольство вызвало решение советского руководства фактически отказаться от обязательства по двустороннему договору 1961 года оказать КНДР незамедлительную помощь, в том числе вооруженную, если она подвергнется нападению.

Как было подчеркнуто северокорейскими руководителями, встречавшимися с советским министром, причем Ким Ир Сен демонстративно отказался принять его для беседы, в такой обстановке, когда СССР "бросает КНДР", последней не остается ничего другого, как в интересах своей безопасности приступить к созданию собственного ядерного оружия. При этом предупреждения Э.А. Шеварднадзе о том, что создание ядерного оружия "разорит КНДР", северокорейским руководством были проигнорированы. Последовавшее установление Китаем дипломатических отношений с РК при том, что США и Япония не пошли на дипломатические признания КНДР, окончательно убедило северокорейское руководство в том, что страна оказалась в "дипломатически ущербном положении" и потому предстоит самостоятельно заботиться о своей безопасности, включая разработку ядерного оружия.

В 1994 году КНДР вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Администрация Клинтона начала рассматривать возможность нанесения ударов по северокорейским объектам инфраструктуры, связанным с производством компонентов для ядерного взрывного устройства. Однако в конечном итоге был выбран вполне реалистичный план. Была достигнута договоренность о том, что Пхеньян не будет нарабатывать уран, а в ответ (?) АЭС, которую создаст международный консорциум.

В то время северокорейцы еще не столь далеко продвинулись в создании своего первого ядерного взрывного устройства, не говоря уже о средствах его доставки, и реализация указанной договоренности могла бы привести к возвращению КНДР в ДНЯО. Более того, США приблизились к установлению официальных отношений с Пхеньяном. Госсекретарь М.Олбрайт посетила Пхеньян, и начались разговоры о возможности визита в КНДР президента Б.Клинтона.

После прихода в Белый дом Дж. Буша "мягкий" подход США к КНДР сменился на "жесткий". В итоге шестисторонние переговоры окончились неудачей, были прерваны, а КНДР провела в октябре 2006 года первое ядерное испытание. С тех пор никаких переговоров о прекращении Пхеньяном разработки ракетно-ядерного оружия не проводилось.

Администрация Барака Обамы придерживалась политики "стратегического терпения". Ее суть заключалась в том, что северокорейцы, по расчетам американских экспертов, далеко не скоро смогут создать ракетно-ядерный потенциал, реально угрожающий США, и потому Вашингтон, применяя умеренные санкционные меры, сделал ставку на ожидание "неизбежного краха династического режима, который не может существовать вечно". Дональд Трамп решительно отверг эту "глупую", по его определению, оппортунистическую доктрину. Его кредо - "жесткий кнут и никаких пряников".

При отсутствии конкретного плана действий американский президент, человек самолюбивый и импульсивный, действует по заветам президента Р.Никсона. Тот во время вьетнамской войны исходил из того, что, только убедив противника в своем безрассудстве и непредсказуемости в достижении поставленной цели, можно добиться от него желаемых уступок. Известно как "сработала" та доктрина: привела к сокрушительному поражению США. Однако "дурной пример" оказался заразительным. Трамп не устает заявлять о готовности использовать "все средства" для того, чтобы добиться отказа КНДР от ракетно-ядерной программы. Иными словами, он готов "защитить" американских союзников до последнего жителя РК и Японии. Именно они и пострадают от ответных северокорейских ударов. А американцы отсидятся за океаном. Несмотря на очевидные успехи КНДР в создании ракет и ядерных зарядов, объективный анализ свидетельствует, что на данном этапе и, скорее всего, в течение 10-15 лет у Пхеньяна не будет оружия, способного угрожать территории США.

Американские обещания последнего времени не подрывать особый политический режим в Пхеньяне воспринимается северокорейским руководством, особенно на фоне намерений Д.Трампа отказаться от международного соглашения по иранской ядерной программе, с открытым недоверием. Тем временем обстановка вокруг Корейского полуострова остается взрывоопасной и непредсказуемой.

Прежде всего предстоит 
побудить США и КНДР начать переговорный процесс

Прежде всего, предстоит побудить США и КНДР начать переговорный процесс. При этом стоило бы, на наш взгляд, подумать об обращении к опыту использования посреднических услуг одного из видных и уважаемых в международном сообществе, приемлемом для конфликтующих сторон политических деятелей, наделив его соответствующими полномочиями решением Совета Безопасности ООН. Как представляется, эту роль мог бы выполнить президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев. В пользу такого выбора говорит и то, что Казахстан в свое время отказался от ядерного оружия, имеет опыт ликвидации последствий ядерных испытаний в советское время на своей территории. Безусловно, важно иметь в виду, что КНДР, закрепившая в своей конституции статус страны как ядерной державы, не пойдет на уступки по формуле - сначала отказ от ракетно-ядерной программы, затем гарантии безопасности, дипломатическое признание, снятие санкций. Именно поэтому выход из тупиковой ситуации видится в комплексном решении корейской проблемы. С этой целью можно было бы предложить созвать под эгидой ООН - Генерального секретаря международную конференцию - члены шестисторонних переговоров плюс участников процесса наблюдения за перемирием на Корейском полуострове, представители ряда стран АТР, МАГАТЭ.

Задача конференции - установление мира на Корейском полуострове. Под ее "крышей" можно было бы разработать и подписать договор о мире и многосторонних гарантиях безопасности на Корейском полуострове со стороны СБ ООН, о ненападении, невмешательстве во внутренние дела заинтересованных стран. Могли бы быть подписаны договоры и соглашения об установлении дипломатических отношений между двумя корейскими государствами, о развитии между ними всесторонних обменов и сотрудничества, а также об установлении официальных отношений между КНДР и США, КНДР и Японией. В конечном итоге были бы созданы условия, при которых Пхеньян не имел бы оснований настаивать на обладании ракетно-ядерным потенциалом для обеспечения собственной безопасности.

Очевидно, что подобное предложение может вызвать немало возражений и сомнений. Однако, почему бы не попробовать.

Тем более что другие подходы положительного результата не дали.