Новости

31.10.2017 22:24
Рубрика: Культура

Тени подсознания

Римский фестиваль занялся прогнозированием "погоды" в кино
Оставив претензии соревноваться с Венецией, на 12-м году жизни Римский кинофестиваль сменил ориентиры и теперь, вслед за Каннским, пытается прогнозировать "погоду" в кино. Он довольно точно, на мой взгляд, зафиксировал кризис артхауса, где формальные поиски зашли в тупик, и стало трудно отделить талант и сущность от мистификации и профанации. Правда и то, что так называемое авторское кино удушила не совесть, а нищета: публика перестала на него клевать и нести в кассу деньги, доброхотов все меньше. Поэтому на Римском фестивале артхауса в этом году практически нет: администрация хочет привлечь публику, много и сразу.
Похоже, университеты включили Римский фестиваль в свои учебные планы: на просмотрах много молодежи. Фото: Валерий Кичин Похоже, университеты включили Римский фестиваль в свои учебные планы: на просмотрах много молодежи. Фото: Валерий Кичин
Похоже, университеты включили Римский фестиваль в свои учебные планы: на просмотрах много молодежи. Фото: Валерий Кичин

Рим демонстративно посвятил одну из программ золотому веку американского мюзикла - одному из самых зрелищных популярных жанров, и все сеансы начинаются фрагментами то с Фредом Астером и Одри Хепберн, то с братьями Николас. После чего неизменно вспыхивают восторженные аплодисменты: многие в зале видят эти кадры впервые. Зато нет привычных фестивалям "рекбусов-кроксвордов" даже в официальном отборе главной программы. Сюжеты в основном линейные, без извилистых флешбэков, много историй из реальности, семейных драм и комедий.

Молодой герой фильма Марка Уэбба "Единственный живой парень в Нью-Йорке" Томас в возрасте, когда люди еще только ищут себя, пробуют материи жизни на ощупь. Он пытается играть в любовь с миловидной чернокожей Мими, но случайно обнаруживает, что его отец, преуспевающий издатель, изменяет жене с симпатичной Иоанной, начинает пристально исследовать событие и в конце концов пробует поспать и с Иоанной.

Водевильная по типу ситуация подана как сеанс скрупулезного самоанализа, тем более, что есть еще один герой - друг Томаса алкоголик В.Ф. Джеральд, чей богатый жизненный опыт подсказывает парню множество поучительных примеров. Меланхолический по общему тону фильм иногда взрывается нешуточными страстями (легкие на вид интрижки способны перевернуть весь ход жизни) и заканчивается многоточием. В нем ностальгируют по старому Нью-Йорку и морали, порушенной интернетом, а наличие среди актеров "Бесстрашного" Джеффа Бриджеса в роли алкоголика придает действу дополнительные смысловые обертоны. Впрочем, алкоголик под занавес оборачивается писателем, придумавшим всю эту историю, и это несколько утешает разочарованных зрителей.

Австро-германская "Мадемуазель Паради" воскрешает забытую фигуру пианистки и композитора XVIII века Марии Терезии Паради, для которой, по легенде, Моцарт написал один из фортепианных концертов. Она была талантлива, виртуозно владела инструментом, но с детских лет слепа, и доктор Месмер пытался вернуть ей зрение с помощью теорий и практик "животного магнетизма". В чем, по фильму, преуспел - на какое-то время Мария стала видеть, но одновременно утратила свой дар пианистки, играть, как прежде, она теперь могла только с завязанными глазами.

Впрочем, режиссера Барбару Альберт меньше всего интересует жанр байопика, и темой фильма становится таинственная природа музыки: невидящие глаза героини устремлены куда-то внутрь, в мир ее чувств, которые и реализуются в божественные звуки моцартовских пассажей. В заглавной роли самоотверженна румынская актриса Мария Драгус, но, мне кажется, в попытках передать бурю чувств, отраженных на лице героини, она переигрывает, и первые кадры музицирующей Парадиз вызывают подозрение, что мы увидим очередной опус из коллекций человеческой кунсткамеры. К счастью, в дальнейшем худшие предположения не оправдаются, и внимание фестивалей к фильму Барбары Альберт становится вполне обоснованным.

Что касается "хозяев поля" итальянцев, то фестиваль показывает их неожиданно скупо, хотя и предлагает оптимистичный взгляд на будущее итальянского кино. Но реальность пока сурова, и сборы здешних картин в 2017 году упали на 14,5% в сравнении с 2016-м. Исполнительный директор RAI Cinema Паоло Дель Брокко объясняет это тем, что публика устала от пустых комедий, и видит выход в создании картин более сложных по структуре, уходе от "чистых" жанров в сторону разнообразных "миксов", приводя в пример показанную в Венеции криминальную комедию Ammore e malavita Антонио и Марко Манетти.

И фестиваль оперативно принимает меры, привлекает аудиторию картинами из разряда "кассовых". Прошла премьера анимационного фантастического боевика "Мазингер Зэт" Дзюндзи Симидзу, где циклопический робот противостоит злобному доктору Аду; чтобы представить картину, прибыл создатель 45-летней франшизы художник манга Го Нагаи. Автор кассового хита "Идеальные незнакомцы" итальянец Паоло Дженовезе на церемонии закрытия покажет комедию "Место".

Очень заметна работа фестиваля по мобилизации зрительских масс: в течение всех этих дней к Аудиториуму тянутся организованные колонны старшеклассников, сжимающих в кулаках льготные билеты по 8 евро. Похоже, римские школы и университеты включили фестиваль в свои учебные планы: на просмотрах нетипично много студенческой молодежи - активно приобщаются к искусству и формируют продвинутую публику завтрашнего дня.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Фото