20idei_media20
    02.11.2017 20:32
    Рубрика:

    За 15 лет отношение россиян к столице стало гораздо доброжелательнее

    Социологи выяснили, о чем спорят две столицы и способны ли понять друг друга Москва и провинция
    Что только люди в сердцах не говорят: "Москва - не Россия! Россия - не Москва! Вы в столицах за наш счет богатеете!" Редкий житель Белокаменной не сталкивался с, мягко говоря, предвзятым к себе отношением со стороны совершенно незнакомых жителей прочих городов и весей. Обидно, между прочим. Масла в огонь всегда подливали и жители Северной столицы - "культурной", но язвительной. Шаурма и шаверма, бордюр и поребрик, подъезд и парадное, "Зенит" и "Спартак", Кремль и Петропавловская крепость... казалось бы, никогда им не сойтись и не примириться.

    Однако все меняется, и предубеждения тоже. К таким выводам пришли ученые Института социологии Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук. Они сравнили данные двух масштабных исследований, которые проводились с разницей в 15 лет и затрагивали все аспекты взаимоотношений столиц и регионов в современной России. Реальность умеет развенчивать мифы. Так и произошло.

    Кто мы и откуда

    Для начала немного статистики. По данным на 2017 г., три четверти населения (74%) - горожане, на селе живут 26%, и это соотношение неизменно с 2009 г. Впрочем, и в 1980 г. оно составляло 70/30. Россия - страна малых городов с численностью населения до 50 тысяч человек, они составляют примерно три четверти всех городских населенных пунктов. Только живут в них всего 16% горожан. У остальных соседей побольше - 10% россиян обитают в городах с численностью населения от 50 до 100 тысяч, 14% - от 100 до 250 тысяч, 14% - от 250 до 500 тысяч, 13% - от 500 тысяч до миллиона, 33% - в мегаполисах. Таких городов-миллионников к 2017 г. стало 15, список возглавляют Москва и Санкт-Петербург.

    И жизнь у всех этих людей, конечно, очень разная. Какой показатель ни возьми - уровень доходов и структура расходов, жизненные шансы, перспективы найти работу, доступность образования и медицины - неравенство между городом и селом, малыми городами и мегаполисами ощущается достаточно сильно. Например, по данным ФСГС РФ, в среднем на одного члена так называемого "домохозяйства" в 2016 году доход составлял 25 525 рублей в городе и 16 639 рублей на селе. Что же касается двух столиц, то в Москве среднедушевой доход в месяц - это 35 тысяч рублей, в Санкт-Петербурге - 27,5 тысячи, в малых городах "глубинки" - 15 тысяч, в сельской провинции - 12 тысяч рублей. Отличие - в разы. Правда, и стоимость жизни тоже разная - от цен на продукты или услуги до тарифов ЖКХ.

    Резче чувствуется в крупных городах и расслоение на богатых и бедных, хотя 15 лет назад этот разрыв был по-настоящему драматичным, а сейчас несколько сгладился. К сожалению, сказалось не только то, что "стало меньше бедных": количество богатых тоже сократилось. "Середняков" (по уровню доходов) в столицах теперь 51%, а 15 лет назад было 28% (в провинции цифра все годы колеблется в пределах 43-40% соответственно). Но в целом главная оценка, которую люди по всей стране ставят своему материальному положению, - это "удовлетворительно".

    Кризис ударил по относительно благополучным Москве и Санкт-Петербургу сильнее, чем по провинции, которая не раз вспомнила в те дни мрачную поговорку "не жили хорошо, не надо и привыкать". 16% жителей столиц называли ущерб от кризиса катастрофическим (в регионах - 8-9%), 43% значительным (в провинции 35%). В двух столицах вынуждены были резко сократить расходы и перейти в режим экономии 87% жителей, в регионах - 78%. Но сейчас жители Москвы несколько воспряли духом, и более половины из них (59%) уверены, что в следующем году жизнь станет лучше. В Питере таких оптимистов 22%, в среднем по провинции - от 28 до 30%. Как показывают данные социологов, очень много зависит от субъективных факторов. У жителей столичных мегаполисов запросы выше, они привыкли к более высокому уровню жизни, отказываться от привычных благ для многих было крайне болезненно. Это било по самолюбию, а не только по кошельку, порождало неуверенность в будущем. Косвенное последствие - то, что в Москве после кризиса возникли проблемы в семьях. Только 9% москвичей сказали, что за период кризиса отношения в их семье стали лучше, 24% говорили об ухудшениях. А вот в Питере кризис, похоже, близких людей только сплотил. 41% сказал об улучшении семейного климата, 20% - о том, что он стал хуже. В провинциальных городах показатели 32% и 19% соответственно, в селах - 27% и 18%.

    Но в целом, как выяснили ученые, россияне вне зависимости от того, где они живут, за свою семью испытывают гордость. Такой ответ дают 85-89% респондентов. Родителями гордятся 93% жителей страны, 88% обитателей региональных городов, 91% сельского населения. И это чувство с годами крепнет, 15 лет назад такой ответ давали существенно реже. Сблизились в этом плане и позиции столиц и регионов. А вот детьми москвичи и питерцы гордятся несколько реже, чем провинциалы (82% против 95%). Наиболее скептичны москвичи (74%), особенно восторженны насчет своих чад питерцы (99%). Правда, исследователи уточняют: дело тут не столько в реальных достижениях младшего поколения, сколько в родительской любви. А еще в том, что для большинства россиян семья и дети - ценности безусловные, инфляции и девальвации неподвластные.

    Насос или сердце?

    Дети и родители - они свои, родная кровь. Как их не уважать и не гордиться ими. Сложнее дело обстоит с соседями, особенно дальними, в ранге "просто сограждан". А уж если речь идет о "столичных штучках", в выражениях мало кто стесняется (так было всегда, хоть в России, хоть на Руси - достаточно открыть словарь, например, Даля, и насладиться разнообразием пословиц в стиле "Москва бьет с носка и слезам не верит" и пр.) Но сегодняшние россияне уже не горят желанием во всех своих бедах обвинить "немилосердную Москву".

    По данным ИС РАН, лишь небольшая часть граждан (12%) включает в число основных противоречий современного общества неравенство между Москвой и "не Москвой". На первый план все-таки выходит пропасть между бедными и богатыми, властной элитой и народом и т.д. Число тех, кто упрекает Москву в разного рода грехах, сильно различается в зависимости от региона. Вполне доброжелательно настроены к ней Крым, Татарстан, Ставрополь, Тула и даже Подмосковье (которое, казалось бы, должно особенно остро чувствовать неравенство). А вот Питер на фоне прочих россиян воспринимает Москву болезненно. Доля тех, кто включает противоречие между столицей и остальной Россией в первую проблемную тройку, достигает в Северной столице почти пятой части от всех респондентов (18%). В райцентрах, поселках городского типа и селах на этой позиции стоят 12%. В самой Москве (что вполне понятно) - лишь 6%.

    Но в данном случае важно то, что за 15 лет Россия стала к Москве гораздо добрее и снисходительнее. В 2003 году считали противоречие между городом внутри МКАД и остальной Россией 33% граждан - ровно треть населения. Да и в самой Москве так думал каждый пятый. С самыми большими подозрениями на москвичей смотрели обитатели других больших и малых городов - 37%. Сейчас эту точку зрения поддерживают там лишь 10%. Сильнее всего острота этой проблемы снижается в глазах городских жителей регионов и самих москвичей (более чем втрое). Медленнее всех сдает свои негативные позиции Питер - твердый и неподатливый, как тот самый каменный "поребрик".

    В столичных городах число "офисного планктона" 
выросло втрое, а количество рабочих сократилось

    В своих опросных листах социологи устроили самый настоящий "парад гордости и предубеждений", попросив респондентов выразить свое согласие или несогласие с целым набором расхожих суждений. Не только о Москве, но и о провинции. Например, "В Москве точно так же есть богатые и бедные, как и по всей России", "Москва богатеет за счет остальной страны", "Москва - это не Россия, это иной мир", "Москва - это сердце России, она дорога и близка каждому россиянину", "Москва - жесткий город, но с большими возможностями для целеустремленных людей", "Жизнь в Москве сытая, все живут хорошо", "Москва - коррумпированный, бандитский город". И о прочих частях страны - "Провинция - это более теплые человеческие отношения и нормальный ритм жизни", "Жизнь в провинции совсем не такая плохая, как ее пытаются порой представить, и в глубинке люди могут жить хорошо", "Когда бываешь в глубинке, видно, какой отсталой остается Россия", "Человеку с современными запросами в провинции жить трудно и неинтересно", "Провинция - это произвол и всевластие местных чиновников", "Провинция живет так плохо потому, что центр вытягивает из нее все соки".

    Сначала о столице глазами жителей "замкадья".

    Все очень неоднозначно. Порой люди отмечали и негативные, и позитивные черты столицы. Но важно уже то, что они по прошествии 15 лет наконец-то стали четко разделять Москву как некий центр концентрации власти и богатства и как город, где живут миллионы людей, таких же, "как все" в России. О том, что Москва также имеет и своих богатых, и собственных бедных, говорят 40% россиян (и 51% жителей самой столицы). О том, что она богатеет за счет прочих регионов, заявили столько же (среди питерцев - 47%). "Иным миром" считают столицу четверть средних россиян (26%) и четверо из пяти обитателей столицы Северной (41%). 28% в среднем и 38% в Питере назвали ее "жестоким городом", 18 и 19% - слишком уж сытым. Но вот бандитской и коррумпированной видят столицу сейчас только 13% опрошенных. Это вдвое меньше, чем было в 2003 году. Снизилось число сторонников практически всех негативных суждений - о жестокости столицы, о ее способности "тянуть соки" и т.д. Медленно, но верно уменьшается распространенность тезиса "Москва - это не Россия". Зато столицу по-прежнему ценят как символ страны в национальной культуре и истории. Разве что Питер ревниво не соглашается с утверждением о том, что именно Москва - "сердце" государства. Так думает лишь четверть его жителей (24%), средняя цифра по России - 31%.

    Многое, конечно, зависело и от возраста и статуса респондентов. В том числе - от того, являются ли они сами мигрантами в первом-втором поколении. Те, кто недавно переехал в тот же Питер, более ревниво относятся к столице, коренные петербуржцы лояльнее. И, естественно, редкий москвич согласится с тем, что он "жиреет" за счет провинции - так думают лишь 8%. В Санкт-Петербурге этот тезис одобрили 47%.

    Меняются и представления о Москве самих москвичей. Местный ура-патриотизм сменился спокойной гордостью за то, что столица является центром страны, а ее жители чувствуют себя в целом хорошо. Город уже не кажется своим собственным обитателям жестоким, безжалостным или коррумпированным. Хотя москвичи вздыхают: слух о каких-то необычайных "шансах" в столице сильно преувеличен. Пробиться и сделать здесь карьеру сейчас очень и очень трудно, знаем на собственном опыте. Резко, почти в 2,5 раза среди москвичей сократилось число тех, кто верит: при всей своей "жестокости" Москва все-таки дает энергичным людям шанс. Особенно пессимистичны люди старше 50 лет, которые пережили здесь шоковые реформы, дефолт и кризисы.

    Кстати, об опыте. В ходе исследования выяснилась любопытная вещь. Москва и Питер - города с так называемой "сервисной" экономикой. В них самая высокая доля тех, кто является "служащими" - занят нефизическим трудом высокой и средней квалификации (52%). Две трети из них - специалисты высшей категории (на Западе их называют профессионалами). Категория на ступень ниже - это офисные служащие и администраторы, в просторечии - "офисный планктон", их 17%. А в региональных центрах таких лишь 8%, 37% - профи с высшим образованием, 10% - руководители, предприниматели, самозанятые. Это в полном смысле слова "города профессионалов". Что же касается райцентров, то там 41% жителей занят физическим трудом на том или ином индустриальном производстве. За последние 15 лет в столичных городах число "офисного планктона" выросло втрое, количество рабочих сократилось - люди стали переходить на "непыльную работу". В центрах же субъектов РФ соотношение рабочих и служащих осталось примерно тем же. При этом уровень образования жителей таких крупных городов даже несколько выше, чем в столицах. Только зарплаты намного меньше. Иногда на одной и той же (формально) позиции разница чуть не вдвое - у столичного профессионала, к примеру, 50 тысяч в месяц, у его регионального коллеги - всего 30 тысяч, в райцентре - менее 25 тысяч.

    Даже если люди понимают, что расходы в центре тоже выше, понятно, какими глазами они смотрят на коллег из Москвы и Питера. Да и на обе столицы в принципе.

    Кто тут настоящий

    А как россияне глядят на провинцию? Как ни удивительно - с искренней симпатией и сочувствием. По мнению 41% москвичей и половины жителей крупных городов, именно в провинции сохранились более теплые человеческие отношения и нормальный ритм жизни. Правда, считают жизнь в глубинке "совсем не такой плохой" 40% обитателей столиц и лишь 28% тех, кто живет в региональных центрах, 34% респондентов из райцентров, 30% селян. Каждый пятый москвич или питерец считает провинцию "еще сохранившейся настоящей Россией", и в этом с ним согласна четверть средних россиян. Сами "провинциалы" чаще столичных собратьев говорят о том, что человеку с современными запросами в глубинке жить трудно, а произвол и всевластие местных чиновников - ее отличительная черта (15% и 12% соответственно). Ну и, конечно, лишь каждый десятый житель Москвы и Питера готов признать, что тянет из провинции все соки. Среди населения в целом об этом говорят 17%, в центрах регионов - 21%.

    Но все опять же познается в сравнении. За 15 лет люди почти вдвое реже (25% вместо 44%) стали говорить, что глубинка позволяет понять, насколько отсталая у нас страна. Меньше стали обвинять центр в том, что все блага он забирает себе (31% и 17% соответственно), реже отмечают произвол местной власти (27% и 16%). Цифры красноречивые. Не случайно жители провинции гораздо чаще стали оценивать свою жизнь со знаком плюс. Раньше в региональных центрах оптимистов было лишь в полтора раза больше, чем пессимистов, сейчас - в 4,5 раза. В малых и средних городах - в 4,1 раза. О теплоте отношений между людьми в провинции тоже стали говорить чаще. Правда, насчет того, какая Россия "настоящая", мнения столиц и регионов расходятся.

    Так или иначе, проблемы перед гражданами страны все равно стоят одни и те же. Просто в регионах они порой острее, чем в столицах. Так, в Москве за последний год жаловались на плохое материальное положение 18%, а в нестоличных регионах - 33%. Не мог получить необходимую медпомощь каждый двадцатый москвич (5%) и вдвое больше провинциалов. Зато жители столиц страдают от нехватки времени, чтобы сделать все повседневные дела, вдвое чаще, чем люди из неспешных отдаленных городов и сел (22% против 11%). Мегаполис похож на муравейник - только в толпе трудно найти кого-то близкого. Поэтому на отсутствие внимания со стороны окружающих жаловались 17% москвичей и лишь 3% провинциалов, не могли толком пообщаться с родственниками 11% обитателей Москвы и лишь 2% в регионах. В итоге счет оказался парадоксальным. Считали, что они живут "нормально", 17% москвичей и 26% тех, кто обитает в нестоличных регионах. Нет, можно не иронизировать насчет мелкого жемчуга и пустых щей. Любой прогресс всегда следствие того, что люди хотят большего, недовольны настоящим и готовы добиваться лучшего будущего.

    Комментарий

    Михаил Горшков, академик РАН, директор Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН.

    Михаил Константинович, могут ли москвичи надеяться, что однажды провинция полюбит их как родных, а все прежние шероховатости в отношениях столицы и остальной России уйдут в прошлое?

    Горшков: Мы уже сейчас видим, что резкого противостояния между двумя частями страны - внутри МКАД и за ее пределами - нет. Но предубеждения вещь живучая, полностью их изжить сложно. Здесь работает не просто "время", а целый комплекс социально-экономических, демографических, политических и прочих факторов. Главное в данном случае то, что за период с начала 2000-х годов жизнь в российской провинции действительно изменилась к лучшему. Полностью ушли в прошлое "продуктовые электрички" советских времен, стали доступнее медицина и образование, повсеместно распространен Интернет, в целом качество жизни людей несравнимо с прежним. Регионы не чувствуют себя "униженными и оскорбленными", из общественного сознания ушло это мучительное ощущение "отсталости" и "второсортности" по сравнению со столицами. Респонденты в субъектах РФ гораздо чаще, чем москвичи и санктпетербуржцы, говорят, что живут они "хорошо" или по крайней мере "нормально". Все бы прекрасно, не будь одного очень важного "но". Для россиян одной из ключевых ценностей всегда была и остается "справедливость". А она подразумевает не равенство доходов или благ, а в первую очередь равенство жизненных шансов. В этом отношении Москва и Питер по-прежнему провинцию опережают и тем самым невольно обижают. Так, видимо, будет еще долго.

    О том, что в столицах человеку не в пример проще, чем в провинции, получить образование, пробиться во власть, открыть свой бизнес или решить проблему с жильем, в ходе опроса говорили в 9-10 раз больше респондентов. Разве что сохранить и защитить свой микромир (создать семью, жить свободно и спокойно, оградить детей от дурного влияния) - это, считают они, проще дома, а не в чужом мегаполисе.

    Считается, что столицы - "двигатель прогресса", а провинция - оплот консерватизма. Это действительно так?

    Горшков: Вот видите, и вы тоже не свободны от стереотипов. Реальная картина куда сложнее. В современной России люди обычно сочетают (хоть и в разных пропорциях) как "модерн", так и приверженность традициям. Например, в Москве установку на полную самодостаточность разделяют 39%, а на зависимость от государства, без которого "нам не выжить", ориентирован 61%. В центрах субъектов РФ картина противоположная: 56% самостоятельны, 44% - за патернализм. В целом же по стране соотношение ровно 50 на 50. Хотя, безусловно, позиции людей разного возраста и уровня дохода сильно отличаются. Но так или иначе, мы заметили парадокс: Москва остается скорее "архаичной" по своим убеждениям, а центрами модернизации сейчас становятся крупные региональные города (кстати, Санкт-Петербург в меньшей степени, чем все прочие). Но парадокс лишь кажущийся, за ним стоят убеждения людей, опыт нескольких поколений с их достаточно прочными системами ценностей.

    В Европе и других странах периодически случаются всплески сепаратизма, и обычно причина как раз - обида регионов на центр. Далеко ходить не надо - у всех на слуху сейчас Каталония. А возможно ли что-то подобное у нас в России?

    Горшков: Нет, это не наш вариант. Парады суверенитетов закончились в начале 90-х, и пока мы не видим никаких признаков того, что такие идеи могут получить хотя бы минимальную поддержку общества. За прошедшие 15 лет мы наблюдаем как раз обратное: большинство жителей страны причисляют себя в первую очередь к "россиянам", а лишь потом к представителям определенной национальности, веры, города, профессии и т.д. Подобное единство - один из самых ценных итогов послереформенной эпохи, именно оно действительно цементирует страну и делает ее устойчивой к самым серьезным потрясениям извне. Могут спорить Москва и Питер, могут ревновать друг друга отдельные регионы, могут возникать трения между властными персонами. Но Россия есть Россия, она в сознании людей неделима и одинаково дорога всем. От почтового адреса и места работы такие вещи не зависят, могу сказать точно.

    Справка "РГ"

    Исследование проведено Институтом социологии РАН в сотрудничестве с Московским представительством Фонда имени Ф. Эберта в мае 2017 г. по репрезентативной общероссийской выборке, охватившей 2000 респондентов от 18 лет и старше, проживающих во всех типах поселений - от мегаполисов до сельской местности.