Новости

14.11.2017 22:00
Рубрика: Власть

Игра в стратегической песочнице

Текст: Федор Лукьянов (профессор-исследователь НИУ "Высшая школа экономики")
Европа пытается приспособиться к новой международной ситуации, когда, как выразилась полгода назад Ангела Меркель, Евросоюз больше не может полагаться на тех, на кого всегда полагался, и должен рассчитывать на свои силы. Имелись в виду, естественно, Соединенные Штаты. Сомнения стали ответом администрации Дональда Трампа. Несмотря на путаность проводимой им линии, понятно: отношения внутри НАТО он не считает заповедями, высеченными на скрижалях.

В XXI веке связи двух берегов Атлантики переживали разные периоды вплоть до раскола по поводу войны в Ираке. Однако никогда они не ставились под сомнение системно, как нечто "устаревшее", по словам Трампа, или нефункциональное. Европа же за десятилетия после Второй мировой войны и создания НАТО просто отвыкла от того, что ее безопасность не "прикрыта" заокеанским союзником в такой степени, что о ней, по существу, не надо думать.

Не осталось сомнений, кто является сейчас для НАТО "незаменимой державой" (как когда-то назвала Америку Мадлен Олбрайт). Это, конечно, Россия

В понедельник в Брюсселе 23 страны ЕС торжественно подписали соглашение о Постоянном структурированном сотрудничестве (PESCO), оно считается важным шагом в направлении, о котором говорила Меркель. Из кооперации по логистическим, медицинским, тыловым вопросам и сотрудничества в сфере производства вооружений со временем (нескоро), уверяют авторы идеи, может вырасти подобие общеевропейских подразделений. Помимо откровенно меркантилистского подхода Трампа к союзникам побудительными мотивами стали два процесса - украинский кризис, то есть то, что называется возросшей агрессивностью России, и брекзит, перспектива ухода страны, которая жестко отсекала любые даже призрачные альтернативы НАТО.

Перспективы PESCO и вообще европейский взгляд на военную составляющую западного сообщества обсуждались в тот же день на конференции в Берлине, организованной Федеральной академией политики безопасности, где довелось выступать автору этих строк. Дискуссия оставила своеобразное впечатление.

Во-первых, оптимистические реляции чиновников (НАТО, ЕС, Германия), которые, как и положено по статусу, воспроизводят релизы об успехах, резко контрастировали с настроениями представителей экспертного сообщества и публики. Аудитория скорее поддерживала мрачный пессимизм, заложенный организаторами в саму повестку. Например, секция, в которой выступал я, жизнерадостно называлась "Западу конец?"

Во-вторых, нетипично скованно вели себя американские представители. Они стремились вселить уверенность, однако делали это уклончиво, уходя от конкретики в пространные обобщения, так что было ясно: сами они не очень знают, что будет в скором будущем. Американские ораторы дежурно приводили цифры, свидетельствующие о подавляющем преимуществе Североатлантического альянса над любыми его потенциальными противниками по военной, экономической и политической мощи. Становилось тем более непонятно: если все так великолепно, откуда сумрачное неверие в себя и паника по поводу собственной уязвимости?

В-третьих, не осталось сомнений, кто является сейчас для НАТО "незаменимой державой" (как когда-то назвала Америку Мадлен Олбрайт). Это, конечно, Россия. Отложим в сторону дискуссию о том, справедливы ли выдвигаемые против нас обвинения. Но они целостны (в натовской картине мира) и в общем объединяют всех участников альянса. Степень одержимости российской темой, конечно, сильно варьируется между, скажем, Эстонией и Испанией, но даже те, кого российская угроза не волнует, не спорят с тем, что вызов со стороны России имеет место. Ну и примерно понятно, как на этот вызов отвечать, хотя многим и очень не хочется.

Все возвращается к истокам, к тому, ради чего НАТО создавалась почти 70 лет назад, - противостоянию Москве

На этом стройность заканчивается. Официальные лица перечисляют другие угрозы - терроризм, Ближний Восток, КНДР, рост Китая и его действия в дальневосточных морях... Мол, и это все часть портфолио НАТО. Но по существу ни один из пунктов к реальным натовским задачам не относится. С терроризмом надо бороться другими методами и в другой конфигурации партнеров. На Ближнем Востоке игроком являются США, у которых тоже отсутствует ясность по поводу целей, Европы там нет ни в каком качестве. Тем более лишена смысла тревога по случаю происходящего в Восточной Азии - там европейские союзники вообще вне игры. Вот и получается, что все возвращается к истокам, к тому, ради чего НАТО создавалась почти 70 лет назад, - противостоянию Москве.

Но тогда вся затея PESCO напоминает, прошу прощения за незатейливый каламбур, игру в песочнице. Потому что если рассчитывать не то что на полномасштабную войну, но даже на серьезное сдерживание России, то эту функцию могут выполнять только Соединенные Штаты. И зачем тогда тратить силы и ресурсы на военную интеграцию ЕС?

Можно, правда, все-таки не сворачивать окончательно в привычную колею и всерьез задуматься о главных угрозах XXI века и как им противостоять. Один из участников, профессор в сфере международной безопасности из Университета Мартина Лютера, довольно резко поинтересовался, а не подумать ли о том, чтобы направить усилия на договоренность о разумном сосуществовании с Россией, чем выбрасывать большие средства на заведомо неработающие проекты. Вопрос, надо сказать, повис в воздухе. Ни гневной отповеди, ни одобрения не прозвучало...