Новости

23.11.2017 17:28
Рубрика: Общество

"Игры" с геномом

Глава Роспотребнадзора Анна Попова об угрозе биологической безопасности и как ей противостоять
Почему появляются все новые болезни? Почему возвращаются старые, та же корь, которая вызвала даже эпидемию? Угрожает ли миру забытая всеми оспа? Об этом обозреватель "РГ" беседует с руководителем Роспотребнадзора, Главным государственным санитарным врачом РФ, профессором Анной Поповой.
Анна Попова: Международное обеспечение биологической безопасности несовершенно.  Фото: Сергей Куксин/ РГ Анна Попова: Международное обеспечение биологической безопасности несовершенно.  Фото: Сергей Куксин/ РГ
Анна Попова: Международное обеспечение биологической безопасности несовершенно. Фото: Сергей Куксин/ РГ

Анна Юрьевна, ведь каждый год регистрируется как минимум одна новая болезнь?

Анна Попова: Совершенно верно. Начиная с семидесятых годов прошлого века вновь возникающие болезни регистрируются с беспрецедентной частотой - по одной и более в год. Сейчас существует почти 40 заболеваний, не известных предыдущему поколению. По данным ВОЗ, инфекционные и паразитарные болезни до сих пор обуславливают до 25% смертности населения - около 16 млн человек ежегодно.

Возможно, удивит, но это факт: в числе острых новых и возвращающихся эпидемиологических рисков всем знакомый грипп. Это самое массовое инфекционное заболевание, распространение которого привело к пандемии 2009 года. Ситуация осложняется появлением в циркуляции высокопатогенных вирусов гриппа животного происхождения, формированием вспышек гриппа А (H5N1) и A (H7N9) и регистрацией пока единичных случаев заболеваний гриппа A (H5N6), A (H9N2), A (H9N8). Кроме того, возникают вспышки гриппа птиц, в том числе вспышка прошлого года, затронувшая более 48 стран.

За последние два года в мире зарегистрировано более 8,5 тысячи случаев завоза инфекции на территорию 51 страны

Другой, не меньший риск: осложнение эпидемиологической ситуации в мире по кори. В некоторых странах Европы с сентября прошлого года по август нынешнего зарегистрировано более 15,5 тысячи случаев кори. Неблагоприятна ситуация по заболеваниям, вызванным коронавирусом ближневосточного респираторного синдрома. Наконец, крупнейшая в истории вспышка лихорадки Эбола, распространение лихорадки Зика.

Специалисты говорят, что эпидемия лихорадки Эбола - самое серьезное испытание за последние годы?

Анна Попова: Да, общее число больных лихорадкой превысило 28 тысяч, из которых почти 40% завершилось летальным исходом. Эбола выявила важные недостатки в работе международных организаций, вскрыла проблемы при ликвидации масштабных вспышек инфекции, проблемы анализа и расследования причин столь крупной и необычной вспышки, по которым так и не был получен обоснованный ответ. А такой анализ чрезвычайно важен для оценки угроз биологической безопасности.

Мир наблюдал перерастание национальной кризисной ситуации в чрезвычайную, имеющую международное значение, при которой ВОЗ трижды объявляла об окончании эпидемии - 14 января, 7 марта и 9 июня 2016 года. Россия участвовала в ликвидации вспышки, направив в Гвинею специализированную противоэпидемическую бригаду. Тот опыт работы позволил сделать определенные выводы, оценить мобильные формирования как важнейший инструмент контроля за биологической обстановкой и оперативного реагирования. По результатам изучения научно-исследовательскими организациями Роспотребнадзора вируса Эбола получены данные о двух линиях возбудителя, которые не освещены нигде в международных сетях.

А лихорадка Зика?

Анна Попова: Ее распространение также оставляет много вопросов. За последние два года в мире зарегистрировано более 8,5 тысячи случаев завоза инфекции на территорию 51 страны, в том числе в 22 страны европейского региона, США, Канаду, Новую Зеландию, Австралию, Китай…. В Российской

Федерации зарегистрировано 18 завозных случаев заболевания.

Исследования свидетельствуют: эволюция этого возбудителя идет полным ходом. Современный юго-восточноазиатский вариант вируса сформировался в результате эволюции "предковых" юго-восточноазиатских штаммов. Дальнейший мониторинг за изменчивостью вируса и возможным появлением у него новых свойств нельзя переоценить.

Есть события, создающие биологические риски?

Анна Попова: Есть. Это стихийные бедствия, при которых активизируются пути передачи биопатогенов. Это аварии на потенциально опасных биологических объектах. Это социальные конфликты с гуманитарными последствиями, военные действия, акты биотерроризма. Это сверхприбыльные процессы в экономической сфере, связанные с неконтролируемым распространением генетически модифицированных микроорганизмов, массовым производством и реализацией генетически модифицированных продуктов питания и сельскохозяйственной продукции.

Помимо непосредственно опасных событий на характер и степень угроз биологической безопасности оказывают влияние и "непрямые" факторы. Это, к примеру, изменение ареала природно-очаговых инфекций, рост значимости технологий двойного назначения, развитие синтетической биологии. Наконец, это возможность разработки биологического оружия нового поколения.

Извечный вопрос: что делать?

Анна Попова: Необходимо совершенствование мер предупреждения и контроля в отношении чрезвычайных ситуаций биологического характера. Пока не поздно, надо объединять усилия, чтобы им противостоять, предложить механизмы совместной работы, принять необходимые решения. И важнейший международный инструмент защиты от биологических угроз - Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО).

Старые и новые болезни все успешнее противостоят самым эффективным препаратам. Это тоже некий вызов биологической безопасности?

Анна Попова: Конечно! Устойчивость к противомикробным препаратам - острейшая проблема. Не случайно еще в мае 2015 года 68-я сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения приняла Глобальный план действий по борьбе с устойчивостью к противомикробным препаратам. Сегодня обозначены 12 патогенов, еще вчера причисляемые медиками к поддающимся лечению, а теперь обладающие устойчивостью к современным антибиотикам, способные приводить человека к гибели, вызывать чрезвычайные ситуации.

Создаваемая глобальная система эпиднадзора за устойчивостью к противомикробным препаратам будет поддерживать стандартизированный подход к сбору, анализу и обмену информацией для совместного принятия мер и оперативного реагирования. Главная цель - объединение клинических, лабораторных и эпидемиологических данных, представляющих наибольшую угрозу для здоровья человечества.

Не парадокс ли: ныне само развитие биологических наук - это тоже нередко вызов биобезопасности?

Анна Попова: Именно так. Контроль за исследованиями в области биологии затрагивает самые широкие сферы. Развитие биотехнологий достигло такого уровня, что многие научные работы могут быть отнесены к исследованиям двойного назначения. То есть могут быть использованы в противоречащих КБТО целях.

Особое направление биологической науки - синтетическая биология. В этой области работает более 100 крупных лабораторий по всему миру. В последние десять лет заметен бурный рост публикаций, патентных заявок и объемов финансирования. Ожидаемые практические приложения новой науки охватывают наиболее актуальные направления: инновационные методы лечения и производства вакцин, продукцию пищевого и химического сырья, включая биотопливо. Вместе с тем очевидно, что технологические перспективы синтетической биологии представляют непреодолимый интерес для сил, заинтересованных в преднамеренном использовании патогенных биологических агентов.

И это при том, что подобные технологии абсолютно доступны.

Анна Попова: Такая доступность становится актуальной проблемой. Имеют место такие факты, которые ставят под сомнение высокий уровень доверия к биологической безопасности в крупных государственных научных центрах. Во многих даже самых развитых государствах биотехнологические исследования двойного применения происходят на фоне несовершенства национальной законодательной базы. Например, в США фактически разрешено устройство лабораторий в гараже. В Интернете можно легко найти пособия, как организовать работу современной лаборатории.

Сейчас существует почти 40 заболеваний, неизвестных предыдущему поколению. 12 патогенов уже нельзя вылечить

Так, в 2016 году учеными Университета Альберты (Эдмонтон, Канада) впервые синтезирован de novo вирус оспы лошадей. Проект был реализован с использованием только "коммерчески" доступной информации и технологий. Он продемонстрировал возможность легкого преодоления существовавших ранее барьеров по получению самого опасного в настоящее время патогена - вируса натуральной оспы. Отработанная технология включает несколько этапов. Таких, как получение информации о геномной последовательности вируса из открытой базы данных GenBank, синтез протяженных фрагментов ДНК, последующая сборка вирусного генома и оживление вируса с помощью вируса-помощника в классических лабораторных условиях...

Выходит, что международное обеспечение биологической безопасности несовершенно?

Анна Попова: Несовершенно. В современном мире эффективная международная система предупреждения и реагирования на угрозы биологической безопасности должна отвечать определенным требованиям. Она должна быть универсальной и многосторонней, пользоваться доверием стран, иметь четкий мандат и полномочия.

Между тем анализ показывает, что ни международные организации (такие, как ВОЗ и МЭБ), ни межстрановые или региональные объединения (АСЕАН, БРИКС) не способны в полной мере обеспечить эффективное реагирование на глобальные угрозы в этой области.

Более того, многие форматы двусторонних инициатив типа Глобального партнерства по борьбе с распространением оружия массового уничтожения (ОМУ) или Программы глобальной безопасности здоровья дискоординируют и без того шаткую международную архитектуру обеспечения биобезопасности, так как подчинены интересам немногочисленной группы стран-доноров. В этой ситуации важнейшим международным инструментом обеспечения безопасности и защиты от биоугроз неестественного происхождения остается КБТО.

Чуть подробнее об этой конвенции.

Анна Попова: Она объединяет 179 стран. Это первый международный документ о разоружении, запрещающий производство целого класса вооружений. Но на практике КБТО сегодня - это немногим более двух страниц текста. Многолетние попытки создания инструментов соблюдения и выполнения конвенции пока не привели к сколь-либо значимым результатам.

Однако не заставив конвенцию интенсивно работать сейчас, мы рискуем здоровьем и безопасностью людей во всем мире. Поэтому так важно договориться о межсессионной программе работы, апробировать инструменты и механизмы укрепления КБТО.

Это реально?

Анна Попова: Это общий, универсальный интерес. Уж так устроен мир. Человечество сперва предлагает, изобретает нечто новое, не укладывающееся ни в какие рамки. Все радуются перспективам нового открытия. А потом… Один пример.

Когда Вильгельм Рентген открыл Х-лучи, радовался он сам, радовались все вокруг: лучи позволяли видеть картину скелета. Прошло немного времени, и стало очевидно: эти лучи могут убить человека. Ужаснулся сам Вильгельм. Ужаснулись все вокруг. Лишь со временем удалось найти пути безопасного применения Х-лучей.

Пример не единственный. Пример доказывающий: все, что касается технологий, особенно таких, которые непосредственно влияют на нас с вами, требует особой бдительности. И еще раз бдительности.

Ключевой вопрос

Анна Юрьевна, мы - жертвы цивилизации?

Анна Попова: Безусловно, цивилизационные факторы оказывают непосредственное влияние на сохранение человека как вида. Например, внедрение новых технологий. Скажем, к 2015 году генно-модифицированные продукты выращивались в 28 странах мира. На рынок было выпущено 28 генно-модифицированных сельскохозяйственных культур, включая пищевые, кормовые и технические. В этом же году к продаже разрешено генетически модифицированное животное - атлантический лосось AquAdvantage.

А внедрение репродуктивных технологий в медицине?

Анна Попова: Эти технологии прошли сложный путь, начиная с 40-х годов прошлого века до получения первых детей "из пробирки" в конце 70-х. В 90-х годах в мире насчитывалось свыше 20 тысяч таких детей. В 2010 году - уже около 4 миллионов. Сегодня технологии поставлены на поток и могут выполняться практически в любой клинике.

Еще один фактор - интеграция, открытие границ, рост мобильности населения. Безвизовый режим между странами становится обычным явлением и относится к показателям доверия. Для жителей США, Великобритании, Германии, Швеции безвизовый режим открыт более чем в 170 странах мира. Для россиян - более чем в 70, с упрощенным въездом - более чем в 120. Неизбежно растет количество поездок. Общее число пассажиров, перевезенных в 2016 году регулярными авиарейсами, достигло 3,7 млрд человек. А количество вылетов в мире возросло до 35 млн. Вдумайтесь: сегодня работает более 1 тысячи аэропортов по всему миру!

По данным ООН, за последние 15 лет количество мигрантов в мире выросло на 41%, достигнув к 2016 году 244 млн человек, включая около 20 млн беженцев. Рост числа мигрантов превышает темпы роста населения.

Изменения климата сказываются?

Анна Попова: Конечно. В эти изменения входят и те, которые связаны с активной деятельностью человека. Так, температура на Земле увеличилась с доиндустриального периода 1750 года на 0,7°С. А изменения климата, в свою очередь, ведут к изменению эпидемиологии микроорганизмов.

Назову еще факторы. Урбанизация: на рубеже ХХ века в мире насчитывалось 360 городов, где проживало всего более 100 тысяч человек, в 1950 году - 950 городов, в начале 80-х - более 2 тысяч. По прогнозу, к 2030 году число городских жителей достигнет 4 млрд человек. И, наконец, развитие и доступность биотехнологий. Все это значит, что вопросы биологической безопасности глобальны. Они относятся не только к распространению инфекционных и массовых неинфекционных болезней, но и к безопасности продуктов питания, окружающей среды, предметов обихода.