23.11.2017 16:50
    Поделиться

    В галерее "На Шаболовке" представлили проект "Агитпоезда"

    "Агитпоезд" прибыл в "На Шаболовку"
    "Агитпоезда" - новый проект Центра Авангарда и галереи "На Шаболовке", сделанный вместе с Центральным музеем современной истории России (ГЦМСИР), Российским историческим обществом, фондом "История Отечества".

    На первый взгляд, проект чисто исторический, открывающий заново еще одну страницу бурных послереволюционных лет. Прибытие агитпоезда в 1918-1923 годах в города и веси, куда дотягивались ниточки железной дороги, для многих жителей было событием, сравнимым разве что с "Прибытием почтового поезда" братьев Люмьер на бульвар Капуцинок в Париж 1896 года.

    Появление ярких, расписанных от паровоза до "хвоста" поездов оповещало о наступлении новой эпохи, нового искусства - и нового аттракциона. Правда, поначалу аттракцион выглядел старым знакомцем - то ли бродячим цирком, то ли гастролирующей труппой. И то, что зрителей на выставке "Агитпоезда" первым встречает Петрушка, кукла-марионетка, созданная для детского кукольного театра в 1920-х (просто копия итальянской куклы Пульчинелла из комедии дель арте!), не случайно.

    На выставке можно прочесть удивительное признание Михаила Калинина, которое он сделал на заседании ВЦИК в октябре 1919-го, докладывая об итогах "поездок по РСФСР в поезде "Октябрьская Революция". Он и руководил этим агитпоездом, сделавшим 12 рейсов по разным маршрутам за два года. Суть признания в том, что поначалу ему "было немножко неловко, так как этот поезд своими разрисованными картинами слишком уже бросается в глаза", и он "думал, может быть, не совсем пристало-то представителям власти, ездить в таких поездах". Иначе говоря, впервые забираясь в этот разрисованный всеми цветами радуги поезд, будущий "всесоюзный староста" на миг ощутил себя то ли клоуном, то ли Петрушкой, вылезающим из-за ширмы веселить честной народ. Калинин уловил очень чутко, что паровозом для "агитпоезда" стал как раз ярмарочный, площадной театр, хорошо знакомый народу по прежней дореволюционной жизни. А к этому "паровозу" уже "цеплялись" лекции, митинги, раздача листовок и прочая агитация за новую власть.

    На выставке можно увидеть редчайшие плакаты 1919 года, вроде первомайского "Мир хижинам, война дворцам", нарисованного вручную по трафаретам. В двух пересекающихся плоскостях - черной и белой с "отпечатком" молотка и кузнечных щипцов - явны следы знакомства с супрематическими построениями. На другом над лозунгом, воспевающим революционную дисциплину, парит аэроплан, вписанный в рамку. На третьем из красной звезды выглядывает улыбающийся персонаж в кепке и шарфе, над которым, как раешная частушка, звучало: "Пройдет лишь год: гляди, банкир - сияет новый красный мир". Шершавый язык плаката был всеядным, адаптируя под свои нужды лубок и театральную афишу, кубофутуризм и неоклассический стиль. По крайней мере, на плакате, призывавшем граждан хранить памятники искусства, появляется скульптура Клодта с Аничкова моста в Петербурге - явно с намеком на то, что для этого художника стихия революции - вроде вставшего на дыбы коня, которого надобно укротить.

    Среди документов, карт, и "сводок ВЦИК" можно обнаружить внушительный список писателей и художников, расписывавших агитпоезда. Среди них были не только футуристы-лефовцы, но и сценографы МХТа и оперной студии Станиславского, кукольники и архитекторы, художники, прошедшие школу иконописных мастерских, и выпускники Строгановки и Академии художеств… Фактически они не просто расписывали поезда - создавали пространство-трансформер, функциональное и "волшебное" разом, которое могло стать кинозалом, читальней, рабочим кабинетом, детским театром, жильем и приемной комиссара, где от рассмотрения жалобы до суда пара шагов…

    На выставке смоделировано и пространство вагона, где патефон с рельефами на античные сюжеты на боках ящика уживается с документальной хроникой гражданской войны и речами Льва Троцкого, которые можно послушать в наушниках… А на книжных стендах поэма "Возмездие" Блока соседствует с "Путешествиями на планеты" Я.Перельмана, книжкой о Песталоцци и брошюркой, рассказывающей, как сделать муку из капусты и корней лопуха… И первое, что вспоминаешь, вступая в этот "агитпоезд", - не "Наш паровоз, вперед лети!", а тотальную инсталляцию "Красный вагон" Ильи Кабакова, впервые показанную в 1991 году в Дюссельдорфе, а сейчас находящуюся в Эрмитаже, в залах Главного штаба. Как Ларионов, Ле-Дантю, Зданевич открыли в начале ХХ века художественный потенциал вывески и лубка для нового искусства, так Кабаков обнаружил выразительность и целостность формы повседневного "агитпропа", открыв за наскоро раскрашенными стенами вагонов - жесткость мультимедийной структуры и щемящий мир больших надежд на лучшую жизнь и иллюзий, увы, утраченных.

    Лозунг "Пройдет лишь год: гляди, банкир, - сияет новый красный мир" звучит как частушка

    Возможно, поэтому проект "Агитпоезда" (куратор Александра Селиванова) далеко выходит за рамки чисто исторического, оставляя пространство для воспоминаний о будущем - прежде всего искусства. Заставляя вспомнить и "Красный вагон" Ильи Кабакова, и недавний саунд-перформанс Гектора Саморы и Александра Жемчужникова "Неразрушающий контроль", сыгранный на 13-тонных локомотивных тележках во время 4-й Уральской индустриальной биеннале, и даже спектакль Театра марионеток Резо Габриадзе "Рамона" - о любви двух паровозов… Словом, дает шанс подумать о необычайных приключениях паровозов и поездов в искусстве.

    *Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

    Поделиться