Новости

05.12.2017 00:00
Рубрика: Экономика

Отрасли нужна стратегия

Российский страховой рынок должен занять достойное место в структуре национальной экономики
Российский страховой рынок в первой половине 2017 года вырос, по данным ЦБ РФ, на 9,5 процента, а объем собранных взносов составил 646 миллиардов рублей. У страховщиков выше, чем в банковском секторе, рентабельность на капитал - 24 процента против 14. В то же время на страховом рынке сохраняется ряд структурных проблем, а его роль в целом не соответствует масштабам экономики страны.
Сергей Цикалюк: Считаю верным решение о создании государственной перестраховочной компании. Фото: Пресс-служба Страхового Дома ВСК Сергей Цикалюк: Считаю верным решение о создании государственной перестраховочной компании. Фото: Пресс-служба Страхового Дома ВСК
Сергей Цикалюк: Считаю верным решение о создании государственной перестраховочной компании. Фото: Пресс-служба Страхового Дома ВСК

О том, что сегодня тормозит развитие рынка и как решить накопившиеся проблемы, "Российская газета" поговорила с председателем совета директоров, управляющим акционером Страхового Дома ВСК Сергеем Цикалюком.

Сергей Алексеевич, в 2006 году вы давали интервью нашей газете, в котором говорили о большом потенциале страхового рынка. Удалось ли его реализовать? Что изменилось за это время?

Сергей Цикалюк: В 2006-2010 годах страховой рынок, несмотря на кризис 2008 года, рос достаточно серьезными темпами. Развивались разные сегменты как для физических, так и для юридических лиц, уровень проникновения страховых услуг в объеме ВВП увеличивался. В тот период достаточно активно работали наши западные коллеги - представители европейского страхового бизнеса. По тем амбициозным планам, о которых они заявляли, складывалось впечатление, что именно эти компании станут несомненными лидерами рынка - и по доле рынка, и по объему инвестиций в развитие. Однако российские страховщики дали достойный ответ на этот вызов. В конкурентной борьбе с западными компаниями нам удалось не только сохранить, но и нарастить активы, капитал, клиентскую базу, технологии. Это стало возможным благодаря долгосрочным стратегиям акционеров российских рыночных компаний и профессиональной работе топ-менеджмента.

Как вы в целом оцениваете устойчивость страхового рынка сегодня? Нужен ли механизм санации?

Сергей Цикалюк: Сразу хочу отметить еще одно изменение, произошедшее за это время на рынке, - смену регулятора, в 2013 году им стал Банк России. Рынок от этого только выиграл. ЦБ активно начал наводить порядок в индустрии и сделал очень много в области регулирования и надзора. Такие изменения, как переход на новые отраслевые стандарты и план счетов, развитие актуарной оценки, с одной стороны, повышают требования к страховщикам, с другой - развивают честную конкуренцию и способствуют росту доверия страхователей. В результате появилась прозрачная система отчетности, осуществляется превентивный подход к надзору. Очень сложно конкурировать с компаниями, у которых нет капитала и активов, нет системы управления рисками и ответственности за обязательства. Именно такие компании, как правило, злоупотребляют демпингом, что влечет за собой негативные последствия как для потребителей, так и для рынка. Прежние регуляторы рынка в меньшей степени фокусировались на этой проблеме, сегодня ситуация коренным образом изменилась.

На мой взгляд, те рыночные компании, которые сейчас работают - и ВСК, и "РЕСО-Гарантия", и "Ингосстрах", и "АльфаСтрахование", - не имеют финансовых проблем. По всем требованиям к капиталу и качеству оценки обязательств они полностью соответствуют всем требованиям, которые предъявляет регулятор. Это дает серьезные предпосылки к развитию как самих компаний, так и страховой отрасли в целом.

Важно отметить, что регулятор смотрит на перспективу. Считаю верным принятое решение о создании государственной перестраховочной компании - РНПК. В августе США подписали очередные санкции против ряда крупных российских компаний, и, конечно, в такой ситуации необходимо иметь собственные перестраховочные емкости внутри страны.

Что касается механизма санации - он, безусловно, нужен. Это последний системный вопрос в законодательстве, решение которого обсуждалось на протяжении последних пяти лет. Хотя еще раз подчеркну, что лучшим решением, очевидно, является практика превентивного надзора.

Вы перечислили нескольких крупнейших участников рынка. А что с устойчивостью более мелких, региональных игроков?

Сергей Цикалюк: По данным ЦБ РФ, в 2015-2016 годах со страхового рынка ушли около 70 игроков, с начала этого года - около 20. В основном это небольшие региональные компании, у которых изначально не было долгосрочной стратегии развития. Объем собранных страховых премий и размер ответственности этих компаний занимал незначительную долю в общем объеме рынка, а негативный эффект от невыполненных обязательств, который остался после их ухода, - весьма ощутимый.

Рынок страхования ждет сложный период, поскольку за последние пять лет мало что сделано для его развития

Более того, вызывала недоумение безнаказанность руководителей: буквально сразу после закрытия одной компании они порой открывали новый страховой бизнес и спустя какое-то время, собрав премии, снова уходили с рынка. Это было возможно в рамках прежних практик регулирования. Ситуация изменилась, и сегодня создана нормативно-правовая база, которая позволяет предотвращать подобные ситуации.

Тем не менее я считаю, что для небольших нишевых игроков должна оставаться возможность работы на рынке и эти компании надо поддерживать, если они выполняют требования Центробанка.

Как по вашим ощущениям, влияет ли серьезно на имидж страховой отрасли санация и уход с рынка неустойчивых игроков?

Сергей Цикалюк: К сожалению, сейчас в информационном поле вы практически не услышите позитивных новостей о страховом рынке. Мало говорят о том, что страховая компания пришла кому-то на помощь при наводнении или пожаре, при эвакуации российских граждан из-за рубежа, помогла получить медицинскую помощь или компенсацию после крупного происшествия. Наоборот, чаще звучит негатив, который транслируется в масштабах страны. И здесь позиция ВСС недостаточно активна. Мне, как человеку, который посвятил этому бизнесу более 25 лет, очень больно это видеть.

Вы считаете, что Всероссийскому союзу страховщиков надо больше информировать население о положительных результатах деятельности?

Сергей Цикалюк: На самом деле отраслевые союзы имеют серьезные бюджеты на популяризацию страховой деятельности, продвижение идеи о пользе страхования - для домохозяйств, бизнеса и экономики страны. Но, на мой взгляд, поддержка слабая, а бюджет используется неэффективно. И самое главное, что сложившееся негативное информационное поле влияет на все общество без исключения - и на потребителей страховых услуг, и на сотрудников министерств и ведомств, с которыми мы работаем, и на законодателей. Это вызывает глобальное недовольство отраслью и раздражение по поводу ее "плохой" работы.

Возможно, нужно глобально подойти к этой задаче, с привлечением всех заинтересованных сторон?

Сергей Цикалюк: На мой взгляд, у нас в стране на развитие страхования влияют четыре института - ЦБ РФ, минфин, минэкономразвития и ВСС. В октябре я выступал на одном из форумов, который был посвящен развитию национального страхового рынка в новых условиях, и высказал свое суждение о работе каждого из четырех институтов за последние годы. Банк России как регулятор нас контролирует, принимает стратегические меры - такие, как создание РНПК, например, санирует рынок от компаний, у которых нет перспектив. В его зоне ответственности и развитие отрасли. Минфин занимается методологией, которая должна помочь созданию новых рынков. С минэкономразвития в последние годы мы потеряли контакт - на мой взгляд, его роль в развитии национального страхового рынка должна быть более существенной. И нам хотелось бы иметь больше возможностей для диалога с этим ведомством, обсуждения роли страхования в экономике страны, совместной работы по развитию отрасли.

На том же форуме глава союза страховщиков отметил, что размер премии на душу населения в России практически равнозначен рынку в Болгарии и на порядок ниже уровня показателей Польши и других стран Евросоюза. Меня это задевает, потому что ВСС - четвертый институт, приоритетом которого должно быть развитие страховой индустрии. И что сделал союз? Что сделали мы все вместе и где роль нашего сообщества? Получается, что вместо развития отрасли мы видим обратный эффект - рынок, как шагреневая кожа, сокращается.

В апреле 2017 года президент включил в стратегию экономической безопасности России до 2030 года необходимость развития страхования взамен механизмов государственного регулирования. А 4 июля президент дал перечень поручений по развитию финансовых рынков в сфере страхования. Это серьезный вопрос и хорошая возможность установить деловые контакты, вовлечь в дискуссию все заинтересованные стороны. Опираясь на принятое решение, мы должны были уже начать взаимодействие со всеми министерствами и ведомствами, но, к сожалению, это распоряжение не выполняется. Нет организации необходимого взаимодействия и проактивной позиции ВСС.

Еще одна инициатива правительства - стратегия повышения финансовой грамотности населения до 2023 года - была утверждена в сентябре. Она предусматривает системную деятельность по финансовому просвещению, и роль участников страхового рынка очень важна. Нам необходимо добиться доверия со стороны населения, доказать, что страхование - это тот инструмент, который реально может помочь защищать риски, связанные с ухудшением здоровья, потерей имущества, ведением бизнеса, достаточностью накоплений для близких.

Так что политика государства в этом направлении абсолютно понятна и прозрачна. Но мы работаем неэффективно, у страховых компаний нет результативного взаимодействия с ведомствами. И серьезное сокращение доли страхования в ВВП - это слабая эффективность в первую очередь союза и всех нас, кто в него входит. Считаю, что страховому сообществу необходимо серьезно подойти к оценке эффективности деятельности руководителей профильных союзов. А начать нужно с себя - акционеры страховых компаний должны спрашивать с менеджмента результаты их участия в работе союзов.

Вы сказали, что страховой рынок сокращается. Что вы имеете в виду? В каких сегментах?

Сергей Цикалюк: За последние пять лет мы потеряли целые рынки. Почти в три раза сократился рынок страхования опасных производств. Мы много говорим об ОСАГО - так вот, в токсичных регионах убыточность доходит до 300 процентов. Рынок страхования сельхозрисков находится в глубоком кризисе. В 2017 году сборы упали более чем на 50 процентов из-за введения "единой субсидии". Пассивная позиция союза, на мой взгляд, не позволила нам сохранить страхование гражданской ответственности застройщиков. Из-за этого рынок потерял 19 миллиардов рублей страховых премий в год. Вместо развития рынка создаются фонды - защиты прав дольщиков, страхования авиапассажиров, ответственности туроператоров и другие.

Все это нерыночные механизмы, я уверен, что у них нет большого будущего. Страховые компании могли бы работать более эффективно во всех перечисленных сегментах, потому что они фокусируются на этих рисках, отвечают по ним всем своим капиталом. Предъявляя требования к качеству принимаемых рисков, страховщики меняют и растят рынок, вкладываются в него ресурсами, знаниями, интеллектом - в интересах как бизнеса, так и потребителей. Конечно, создание рыночных механизмов с учетом интересов всех сторон - всегда сложный и трудоемкий процесс, работа на многие годы вперед. Но другого пути у нас нет. Думаю, что успешное решение таких практических примеров закладывает фундамент для экономического роста страны, позволяя решить многие инфраструктурные вопросы.

Однако отсутствие инициатив страхового сообщества, о которых я говорю, подталкивает государство к созданию фондов. Министерства и ведомства работают сами по себе, а союз не участвует в их деятельности. И если сообщество не может само предложить решения, пролоббировать формирование и развитие новых страховых сегментов, чиновникам приходится принимать такие решения.

На том же форуме некоторые участники страхового рынка также говорили о кризисе в отрасли. Однако все лидеры рынка в прибыли, а совокупно прибыль страховщиков по итогам I полугодия составила более 60 миллиардов рублей. Как вы относитесь к таким результатам?

Сергей Цикалюк: Мне нравятся амбиции главы Сбербанка Германа Грефа, который говорит, что в планах банка заработать 1 триллион рублей. Вот это достойная позиция, которая в конечном итоге развивает финансовую индустрию, страну, повышает благосостояние граждан.

Получая прибыль, любая компания платит больше налогов, создает новые рабочие места, развивается сама и становится источником развития государства. Поэтому все должно способствовать получению прибыли. Я считаю, что сумма, которую вы назвали, 60 миллиардов, в масштабах рынка незначительная. В будущем, при развитии страховой отрасли и российской экономики, такую сумму должен зарабатывать не весь рынок, а каждая страховая компания.

Поэтому вместо критических замечаний "они все время говорят о кризисе, а сами получают прибыль" тональность, на мой взгляд, должна быть другой: "Молодцы! На этом сложном рынке вы еще и зарабатываете".

Вы видите какие-то новые точки роста рынка? Какие виды страхования сейчас надо развивать?

Сергей Цикалюк: Кроме общеизвестных драйверов, думаю, большой потенциал есть у страхования различных видов ответственности - от качества выпускаемой продукции до страхования ответственности рестораторов, парикмахеров, врачей, перевозчиков и так далее. Например, в ряде европейских стран нельзя даже переехать из одной квартиры в другую, пока у перевозчика и грузчиков не застрахована ответственность. В России этот тренд тоже станет деловой нормой.

Сегодня, например, одну точку общепита могут контролировать более десятка организаций. Зачем? Может быть, хватит полиса страхования профессиональной ответственности и качества предоставляемых услуг?

Как на рынок влияет доверие населения к нему и страховым продуктам? Сформировалась ли, на ваш взгляд, в стране культура потребления таких продуктов?

Сергей Цикалюк: Я думаю, что культура сформировалась в тех сегментах, где люди увидели результат. Сейчас востребованы такие виды, как страхование выезжающих за рубеж, ДМС (наш портфель вырос вдвое с начала года), страхование от несчастных случаев и даже от укуса энцефалитного клеща. Значит, люди верят в страховую защиту и готовы за нее платить.

Что касается имиджа страховых компаний, как я уже говорил, он остается низким. В том числе по причине того, что мы мало говорим о реальной помощи нашим клиентам. А иногда против нас работает позиция некоторых банков, которые жестко навязывают заемщикам потребительских кредитов страховые услуги. Мало того, что мы на таком страховании не зарабатываем, так еще и страхование как таковое в принципе начинает вызывать отторжение у населения.

Тем не менее тренды развития добровольных видов - когда человек сам принимает решение о страховании своих рисков - говорят о том, что люди начинают управлять своим бюджетом и задумываться о финансовой защите. А значит, рынок будет развиваться.

Самым проблемным сегментом рынка из-за высокой убыточности остается ОСАГО. Что, по вашему мнению, нужно делать для решения этой проблемы? Нужна ли либерализация тарифов? Как вы оцениваете внедрение натурального возмещения?

Сергей Цикалюк: Я считаю, что этот рынок состоялся и основную свою задачу за многие годы выполнил. Сегодня много говорится о проблемах вокруг ОСАГО - союз здесь достаточно активен. Другой вопрос, что решение этих проблем продвигается крайне медленно и ситуация только усугубляется. Тарифы практически не менялись с 2003 года. Есть существенно недотарифицированные сегменты - например, такси, городской пассажирский транспорт, молодые водители.

Решением может быть только либерализация тарифов. Сегодня тарифный коридор недостаточно широк и не позволяет каждому клиенту выставить справедливую цену полиса ОСАГО. Поэтому сегодня аккуратные водители вынуждены переплачивать за тех, кто создает аварийные ситуации на дороге и часто попадает в ДТП. К моему глубокому сожалению, влияют на увеличение тарифа и люди, которые идут на поводу у так называемых автоюристов, передавая им права на получение возмещения.

На самом деле автоюристы серьезно влияют на экономику ОСАГО в регионах. По оценкам РСА, в их карманах за 2016 год осело около 40 миллиардов рублей, прогноз по этому году - примерно столько же. При этом 99,9 процента страхователей, которые обращаются в ВСК за возмещением, получают его. Но автоюристы делают все, чтобы до страховой компании эти люди не дошли. На протяжении многих лет мы предлагаем простое и понятное решение этой проблемы: миллиардные штрафы, которые взимаются со страховых компаний, должны направляться в бюджет - на социальную поддержку населения, помощь малоимущим. Хотелось бы, чтобы законодатели обратили внимание на эту инициативу страхового сообщества.

Решить проблему с автоюристами могло бы и натуральное возмещение. Но в закон были внесены поправки, которые сделали этот механизм совершенно нерабочим.

Так, например, в законе прописано, что страховая компания должна оплачивать при ремонте только новые запчасти. Однако средний возраст застрахованного автомобиля в России - 13 лет. Совершенно очевидно, что при ремонте автомобилей старше определенного возраста необходимо учитывать износ заменяемых деталей. И это нормальная мировая практика.

Второе - ремонт гарантийных машин могут проводить только дилерские СТОА. Но стоимость запасных частей определятся по единым ценовым справочникам, которые отражают среднерыночные цены, а все дилерские соглашения содержат условие обязательной закупки запчастей через представительство изготовителя. Естественно, цена производителя значительно выше среднерыночной, поэтому и возможности дилерских предприятий при ремонте по ОСАГО существенно ограничены.

Два этих фактора убивают всю экономику ОСАГО. И не случайно некоторые крупные страховые компании, аффилированные с госбанками, отказываются от этого сегмента, не считают возможным участие в таком рынке. У них иные возможности для бизнеса. А компании, работающие на открытом рынке, не могут себе этого позволить. Мы занимаемся и будем заниматься ОСАГО. И при помощи регулятора, органов законодательной власти, МВД, надеюсь, оздоровим этот рынок и найдем нужный баланс интересов участников, приведем его в цивилизованное состояние. Уже сегодня есть эффективное взаимодействие с ЦБ, прокуратурой и региональными властями, которое позволяет надеяться на положительные результаты.

Самый быстрорастущий сегмент - это страхование жизни. Однако и здесь могут возникнуть проблемы: когда начнутся выплаты, люди могут оказаться неудовлетворенными полученным доходом. Какие риски в развитии сегмента вы видите?

Сергей Цикалюк: Развитие рынка могут поставить под угрозу слишком большие аппетиты некоторых банков, продающих инвестиционное страхование жизни. Их агентское вознаграждение может доходить до 9-12 процентов, в то время как страховая компания зарабатывает 1-2 процента. Соответственно, чем выше комиссия банка, тем меньше инвестиционный доход клиента. "Жадность" не должна подводить участников рынка, нужно смотреть на перспективу - не на 3-5, а на 10-15 лет вперед. Здесь также важна позиция ВСС - мы поддерживаем подготовленные и направленные в ЦБ РФ на согласование стандарты совершения страховых операций и стандарты защиты прав получателей услуг страховщиков.

Еще один сегмент, который заслуживает особого внимания, - накопительное страхование жизни. Для его активного развития необходимо уравнять планку налогового вычета по страхованию жизни (сейчас 120 000 рублей) с инвестиционными счетами (400 000 рублей), а также ввести единый налоговый режим для НПФ и страховщиков жизни. Еще в 2000 году международные консалтинговые компании оценивали емкость рынка страхования жизни в 30 миллиардов долларов в год. С учетом того, что средняя продолжительность договора 7-12 лет, страховщики могли бы привлечь в экономику десятки миллиардов долларов инвестиций. Кроме того, мы можем предоставить населению понятный и действенный финансовый инструмент накопления семейных средств буквально на все случаи в жизни. На мой взгляд, это очень перспективная и важная задача, где всем участникам рынка необходимо еще многое сделать.

Уже несколько лет обсуждается идея введения службы финансовых омбудсменов, чьи решения будут обязательны к исполнению. Вы поддерживаете ее?

Сергей Цикалюк: Решение еще не принято, законопроект только прошел первое чтение в Госдуме. С ним необходимо много работать. Но если этот инструмент будет служить интересам страхователей, способствовать развитию рынка и частного права - несомненно, мы его поддержим. Хотелось бы, чтобы этот эксперимент на страховщиках прошел удачно и в дальнейшем смело воспринимался на финансовом рынке.

Пока же на данном этапе есть много вопросов, которые для нас не всегда прозрачны и понятны. К счастью, ЦБ понимает, что омбудсмен должен стать реальным рабочим правовым институтом, который сможет обеспечить баланс интересов страховых компаний и населения. Первый заместитель председателя банка Сергей Швецов глубоко погружен в эти вопросы и активно ими занимается совместно со страховым сообществом.

Каков, по вашему мнению, потенциал сегмента онлайн-продаж в страховании? Сегодня на его долю приходится менее 5 процентов, может ли в ближайшие годы ситуация кардинально измениться?

Сергей Цикалюк: На мой взгляд, перспективы самые серьезные. Активное внедрение дистанционных сервисов во взаимоотношениях с клиентами стало неотъемлемым трендом развития рынка, и страховой сегмент не исключение. Поэтому мы, конечно, активно развиваем онлайн-продажи в компании. Уже сейчас у нас есть мобильное приложение - пока только для сотрудников предприятий, с которыми мы работаем. Дальше мы планируем вывести его на розничный рынок.

Я верю, что в перспективе следующих 5-7 лет доля удаленных сервисов в страховании будет составлять 50 процентов. Сегодня это уже потребность населения, люди к этому готовы. Здесь, конечно, будет жесткая конкуренция между страховыми компаниями. Но мне импонирует, что человек сам будет делать выбор, определять критерии, и на первом месте у него, конечно, будет не цена, а технологии, сервисная составляющая и надежность страховщика.

Ваши прогнозы по развитию страхового рынка в целом?

Сергей Цикалюк: Чаще всего мне и моим коллегам по рынку задают именно этот вопрос. Но я ни разу не слышал: "Что вы сделали для развития рынка?". Как известно, рост может быть только там, где посажены семена. В этой связи считаю, что рынок ждет сложный период, поскольку за последние пять лет мало что сделано для его развития. Новые сегменты не появились, а старые ушли, рынок сокращается, идет жесткая конкуренция между страховщиками. Компании точечно отстаивают собственные интересы вместо того, чтобы объединить усилия для формирования серьезного лобби в целях развития рынка, повышения его рентабельности и поиску возможностей для роста. Мы сосредоточены не на том и проигрываем другим рынкам. Но помочь мы можем себе только сами - я, мои коллеги-акционеры, топ-менеджеры страховых компаний. Нужно серьезно проанализировать, что мы потеряли за эти годы, по каким причинам. И решить, кто и как будет создавать новое.

Инфографика "РГ"
Инфографика "РГ"