Новости

06.12.2017 12:04
Рубрика: В мире

Геология без границ

В горнодобывающей отрасли произошел коренной перелом в лучшую сторону
Уланбек Рыскулов: Если вы хотите строить промышленно развитую страну, у вас должна быть минерально-сырьевая база. Фото: Евгения Евреинова Уланбек Рыскулов: Если вы хотите строить промышленно развитую страну, у вас должна быть минерально-сырьевая база. Фото: Евгения Евреинова
Уланбек Рыскулов: Если вы хотите строить промышленно развитую страну, у вас должна быть минерально-сырьевая база. Фото: Евгения Евреинова
В Киргизии до сих пор пользуются результатами трудов советских геологов, а внесение изменений в Водный кодекс не приведет к уничтожению ледников в республике. Об этом "РГ" рассказал председатель Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования Уланбек Рыскулов. Он ответил на самые актуальные вопросы, касающиеся текущей ситуации в важной для экономики КР отрасли.

Уланбек Дуулатович, что сегодня происходит в сфере недропользования страны? Есть ли повод для позитивных новостей?

Уланбек Рыскулов: Несмотря на существующие проблемы, есть. Конечно, вернуться к тому уровню развития отрасли, который существовал при СССР, нам, наверное, уже не удастся. Но, тем не менее, на месте мы не стоим. Особенно если говорить о периоде, который начинается с 2010 года.

Специалисты утверждают, что за годы независимости на территории республики не было открыто ни одного нового месторождения. Это так?

Уланбек Рыскулов: Геологоразведка - очень затратное дело. Она требует больших финансовых вливаний. И никаких гарантий, что потраченные деньги можно будет затем вернуть. Согласно статистике, из 100 перспективных площадей "выстреливают" девять-десять. Поэтому вкладывать средства в геологоразведку могут только мощные государства, каким был СССР. Именно в советский период территория Киргизии была хорошо изучена в геологическом отношении. Было открыто много месторождений - уголь, уран, золото, редкоземельные металлы, построены горно-обогатительные комбинаты. Кумтор и Джеруй тоже были открыты в то время. Но когда Советский Союз распался, работы, к сожалению, прекратились. От абсолютно самостоятельной службы госгеологии остались крохи. Она была настолько мощной, что результатами трудов советских геологов мы пользуемся и по сей день.

Что было в годы независимости республики? Был запущен Кумтор, хотя это месторождение золота в СССР считалось экономически нецелесообразным из-за больших финансовых затрат. Но проект себя оправдал. Кумтор до сих пор является флагманом горнодобывающей отрасли Киргизии.

Так получилось, что до 2010 года государство не обращало особого внимания на геологию. Но она, в принципе, является основой промышленного развития страны. Если вы хотите строить промышленно развитую страну, у вас должна быть минерально-сырьевая база. Или же у вас должны быть рынки, ресурсами которых вы можете пользоваться. Было время, когда финансирование службы осуществлялось, можно сказать, по остаточному принципу. Нам выделяли около 35 миллионов сомов, которых хватало буквально на несколько месяцев. Это привело к тому, что от "тяжелых" геологических работ пришлось отказаться. Сконцентрировались на ревизии ранее проведенных исследований и на том, что не требует вливания больших средств и применения спецтехники.

Вы уже несколько раз упомянули 2010 год. Что тогда случилось?

Уланбек Рыскулов: Ситуация начала исправляться. Прежде всего, были внесены изменения в законодательство в сфере недропользования, позволившие получать от проведения любого аукциона по продаже лицензий определенные суммы на развитие минерально-сырьевой базы. Деньги поступают к нам на счет, таким образом мы можем финансировать геологоразведочные работы. Сегодня на это достаточно средств. Но проблема в другом. Раньше не было денег, но были люди. Сейчас наоборот - тяжело с кадрами.

Но если в целом говорить, то коренной перелом в лучшую сторону, на мой взгляд, произошел. За последние пять лет запущено и работают несколько новых горнодобывающих предприятий. К примеру, в 90 километрах от Бишкека в Орловке разрабатывается совместно с китайским инвестором золотомедное место-рождение Талдыбулак Левобережный. Уже получены первые слитки металла. Если взять регионы, то в Чаткале на месторождениях россыпного золота работает очень много иностранных компаний. Заинтересованность в разработке республиканских месторождений проявляют и китайские, и турецкие, и российские инвесторы.

Что происходит на Джеруе? Действительно ли сдвигаются сроки начала строительства золотоизвлекательной фабрики?

Уланбек Рыскулов: По заверениям представителей "Альянс Алтына", владеющего лицензией, никаких задержек не будет. Напомню, что, согласно условиям конкурса, если своевременно не начнутся работы на месторождении, то инвестор будет вынужден платить 100 тысяч долларов в месяц в качестве штрафа. Я сомневаюсь, что компания, которая потратила 100 миллионов долларов на приобретение права пользования лицензией и приличную сумму на то, чтобы урегулировать претензии предыдущего владельца разрешительных документов, а также уже выделяет немалые деньги на реализацию социальных программ в Таласской области, заинтересована в отсрочках.

Нынешний владелец, если что, может перепродать право пользования лицензией?

Уланбек Рыскулов: Этот момент регулируется законодательством Киргизии о лицензировании. Компания, которая владеет лицензией, не может ее перепродать. Может поменяться учредитель в самой компании. Это законом не запрещается. Но для нас главное, чтобы месторождение разрабатывалось. Держателем лицензии сейчас является "Альянс Алтын". У российского инвестора есть обязательства перед нами. Если эти обязательства не будут выполнены, последуют штрафные санкции. Если это не возымеет действие, то компания лишится лицензии.

Помнится, одной из главных проблем, с которой сталкивались горнодобытчики в регионах, были конфликты с местным населением. В последние несколько лет о подобных противостояниях ничего не слышно. Как удалось договориться с сельчанами?

Уланбек Рыскулов: Почему в регионах республики было такое противодействие разработкам месторождений? Люди считали, что власть втихую распродает ресурсы. Главная претензия была - мы не знаем, кто и на каких условиях получает лицензии. Помню, в 2012 году разработали положение о проведение торгов, расписали, как они должны проходить. Определили 12 первых объектов для продажи. Это был первый аукцион в прямом эфире республиканского телевидения. Пришло много инвесторов, поступили заявки. Но как только начали проводить аукцион, в студию вбежали радикально настроенные активисты. Они кричали, что не позволят продавать богатства страны, сорвали мероприятие. Честно скажу, нам, организаторам, было стыдно перед инвесторами.

Мы стали выяснять, почему это произошло. Поняли, что допустили ошибку. С инвесторами разъяснительную работу провели, а с населением - нет. Не объяснили людям, чего хотим, зачем продаем. И мы поехали в регионы, в населенные пункты, расположенные рядом с месторождениями. Встречались с сельчанами, рассказывали им обо всем подробно. Отвечали на их вопросы. И постепенно люди стали понимать, что разработка недр не такое уж и плохое дело.

В 2013 году поехали в регион, где у нас было больше всего лотов, - Чаткал. Приняли решение, что будем проводить аукцион на месте. Чтобы сельчане все видели своими глазами и слышали своими ушами. Торги проводили в доме культуры. Был полный зал. Атмосфера, признаю, была не слишком дружелюбной. Директором агентства тогда был Дуйшенбек Зилалиев. Он сказал инвесторам: я гарантирую, что ничего не случится. И ничего не случилось. Все показали, рассказали, объяснили и успешно провели аукцион. Сегодня проводим торги также на местах, в регионах. В залах сельчан уже нет. Им просто неинтересно. Люди поверили, что все в порядке.

То есть жалобы к вам больше не поступают?

Уланбек Рыскулов: Нет. Люди теперь понимают, что к чему. Но помню, как в 2011-2012 годах практически вся отрасль встала. Никто не работал. Конфликты были везде. Мы, как пожарная команда, ездили по регионам, объясняли, успокаивали сельчан. От недостатка информации у них были большие страхи - придут геологи, пробурят дырки в земле, оттуда пойдет газ, и мы отравимся. Все проблемы были только из-за отсутствия информации.

Сыграла свою роль и сумма, поступающая в местные бюджеты от аукционов. Сегодня доходит до того, что нас порой обвиняют в том, что мы мало проводим торгов. Если бюджет сельсовета в каком-нибудь селе составлял два-три миллиона сомов, то от одного аукциона он получает дополнительно шесть-семь миллионов. В селах строят дороги, школы, спортклубы. Но мы советуем вкладывать деньги в производство. Все-таки разработка месторождений когда-нибудь закончится.

Что скажете по поводу недавних поправок в Водный кодекс КР? Экологи против этого. Утверждают, что в результате будут уничтожены ледники в горах республики.

Уланбек Рыскулов: Прежде чем высказывать подобные опасения и выходить на митинги, нужно просто понять, о чем идет речь. В действующую статью "Охрана ледников" кодекса вносится маленькое изменение. Оно гласит: запрещается любая хозяйственная деятельность, способствующая ускорению таяния ледников. Добавляется несколько слов - за исключением ледников Давыдова и Лысый. Они расположены на Кумторе.

Других ледников, которых в республике несколько тысяч, изменение не касается. Не про-изойдет уничтожения всех ледников в стране. Просто будет частично перемещена ледяная масса, которая лежит вблизи края карьера. Там сейчас поставлена так называемая призма, препятствующая сползанию льда. Но ее главная задача не в этом, а в том, чтобы люди в случае резкого обвала успели покинуть карьер. Там глубина 800 метров.

Что будет, если этого не сделать? Что случится, если не производить разгрузку льда на Кумторе? Ледники сползут в карьер. Вот это действительно будет экологическая катастрофа.

Я хотел бы отметить следующее. Многие считают, что сейчас только Давыдов и Лысый подвергаются воздействию. Это неверно. Когда в 1993 году начиналось проектирование разработки месторождения, уже тогда предусматривалась разгрузка льда. Уже тогда было понятно, что он будет мешать работам и его необходимо передвигать.

Что происходит на Кара-Балтинском горнорудном комбинате (КГРК)?

Уланбек Рыскулов: Не работает комбинат. Принадлежит он частной компании. Мы с представителями неоднократно встречались. Они говорят, что нужно решать вопрос о поставке уранового сырья из Казахстана. А он не может быть сейчас решен. Потому что Казахстан построил у себя два таких комбината. Зачем ему поставлять сюда сырье? Сейчас ведутся переговоры с теми, кто занимается разведкой на урановых рудниках в Киргизии. Идет поиск собственной минерально-сырьевой базы в стране.

Это реально сделать?

Уланбек Рыскулов: А почему нет? У нас есть компании, которые ведут разведочные работы на уран. Другой вариант - перепрофилировать КГРК. К примеру, концентрат, который содержит медь, в республике не перерабатывается, потому что нет мощностей. Вполне возможно перепрофилировать предприятие, чтобы оно занималось этим. Но это частная компания, ее владельцы должны сами принимать решение.

Как у вас осуществляется сотрудничество с Россией?

Уланбек Рыскулов: У геологов есть поговорка: "Геология не знает границ". Несмотря на то что мы в разных странах, связи мы сохранили. Существует межправсовет по геологоразведке, охране и использованию недр. В течение этого года в совете председательствовала республика. В структуре активно работают Россия, Киргизия, Казахстан, Таджикистан, Беларусь. Каждый год встречаемся, обмениваемся мнениями, планами, решаем вопросы.

Ключевой вопрос

Чем так важно новое экологическое соглашение с "Центеррой"? В чем его особенность?

Уланбек Рыскулов: Мы смогли прийти к компромиссу. Уладили разногласия. Переговоры были тяжелыми, но успешными. Основная задача этого соглашения - показать всему миру нашу готовность к обсуждению. Что касается особенностей документа... Увеличены экологические платежи. Раньше они составляли 310 тысяч долларов в год. Теперь - три миллиона. Будет создан фонд развития природы Иссык-Кульской и Нарынской областей. В него перечислят около 50 миллионов долларов. Эти деньги направят на решение экологических проблем, к примеру, на замену очистных сооружений на Иссык-Куле. Также перечислено 10 миллионов долларов в Фонд борьбы с онкозаболеваниями. На них купят линейный ускоритель и другое оборудование.

Кроме того, достигнута договоренность о переводе в банки страны 69 миллионов долларов, которые потратят на рекультивацию после того, как закончится разработка месторождения. Пока они находятся в Британии. Их переведут в Киргизию, и они будут работать на
республиканскую экономику.

В мире экс-СССР Киргизия