Новости

07.12.2017 00:20
Рубрика: В мире

Тайна Аргентинского моря

Что произошло в отсеках аргентинской подводной лодки "Сан Хуан"
После того как командование ВМС Аргентины обнародовало полный текст последней радиограммы с исчезнувшей подводной лодки "Сан Хуана", многое (но далеко не все) встало на свои места:

"Поступление забортной воды через систему вентиляции в отсек с группой аккумуляторных батарей N3, что вызвало пожар в блоке батарей. Батареи в носовой части вышли из строя. В настоящий момент движемся в подводном положении с разъединенной электрической цепью. Без изменений в отношении личного состава, продолжу информировать", - говорится в тексте телеграммы, отправленной капитаном "Сан Хуана" Клаудио Вильямидом. Таким образом, оборонное ведомство Аргентины с самого начала было осведомлено о судьбе подлодки".

Разумеется, в штабе ВМС Аргентины знали больше, чем сообщали. Но это право любого закрытого ведомства определять, что пока не подлежит огласке. Как бы там ни было, но даже это плохо переведенное на русский язык донесение командира позволяет представить, что могло произойти дальше.

Итак, подлодка, шедшая домой в надводном положении, вынуждена была из-за сильного шторма погрузиться и идти под водой, чтобы избежать ударов волн. При погружении морская вода попала в систему вентиляции аккумуляторных батарей. Это чревато тем, что соленая вода в реакции с серной кислотой (электролитом) бурно выделяет хлор, который, как известно, боевое отравляющее вещество. В сообщение указано, что "батареи в носовой части вышли из строя". Носовой отсек, он же торпедный и жилой; аккумуляторная яма в трюме. Но люди, судя по донесению ("Без изменений в отношении личного состава"), от хлора не пострадали, успели надеть защитные средства и перейти в смежный отсек. При задымлении, загазованности отсеков каждый командир стремится всплыть в надводное положение и провентилировать лодку. "Сан Хуан" всплыл в надводное положение и снова попал под удары океанских волн. Возьмем лучший вариант и будем считать, что мотористам удалось запустить дизели, и корабль не потерял ход и стал удерживаться против волны. А волны там поднимались свыше десяти метров, накрывая корабль вместе с рубкой. И если вентиляция аккумуляторных батарей все еще пропускала воду, то нос утяжелялся, корабль зарывался в волну все глубже и глубже. При такой неистовой качке из аккумуляторных баков выплескивается электролит. И еще один важный момент: при выходе верхней вахты из рубочного люка (командир и сигнальщик) лодку могла накрыть очередная волна, сбросив вниз подводников и рухнув отвесным потоком, в секунды утяжелив лодку на несколько тонн. Запас плавучести у лодок немецкой постройки традиционно небольшой (около 8%; у наших до 30%). Таким образом, приняв неожиданный балласт, подлодка быстро пошла вниз да еще с незадраенным верхним люком. На глубине свыше трехсот метров давление океана смяло прочный корпус. В таких случаях судьба избавляет подводников от медленного мучительного умирания в отсеках затонувшей субмарины, как это было на советской С-80. Можно считать, что экипаж "Сан Хуана" погиб мгновенно. А хлопок, каким сопровождается сминание корпуса, и был той самой "взрывоподобной акустической аномалией", которую засекли акустики береговых станций. Это был последний вздох "Сан Хуана". Такой же звук был отмечен в точке гибели К-129 в Тихом океане в 1968 году.

Инфографика РГ / Антон Переплетчиков / Леонид Кулешов

Всякая авария развивается по стихийной цепи новых отказов и проблем ("пришла беда, открывай ворота"). Это каскадное нарастание роковых обстоятельств заканчивается порой гибелью корабля.

На борту "Сан Хуана" находились 44 человека, сорок четыре души, сорок четыре судьбы...

Немало говорили о том, что там были "лишние люди" ("вместо положенных 37 человек находились 44... Семеро лишних человек не были подводниками"), и это "перенаселение" де могло способствовать бедственному положению корабля. Но это совершенно не так. Подводное водоизмещение "Сан Хуана" таково (2336 тонн), что он мог принять на борт еще один экипаж. Случайных людей там тоже не было, даже если они не являлись подводниками. Лодка шла не на боевое патрулирование, это был рутинный межбазовый переход, и потому взяли с собой и тех моряков, которым нужно было попасть в Мар-дель-Плата. Такая практика существует на всех флотах мира. "Прикомандировываются" к штатному экипажу и гражданские специалисты, если они выходят на испытания какой-либо аппаратуры... Выходят сверх штата курсанты-стажеры и даже целые экипажи - сменные, ремонтные... Главное, чтобы на каждого были взяты индивидуальные дыхательные аппараты.

"Среди них были два боевых пловца из подразделения спецназначения ВМС Аргентины Buzos Tacticos, а также сотрудник флотской службы разведки".

Несколько слов о боевых пловцах из отряда "Бузос Тактикос" (их еще называют "тактическими водолазами". Это бойцы из отряда спецназа ВМС Аргентины численностью в сто человек. Отряд дислоцирован в Мар-дель-Плате. "Тактические водолазы" со своим командиром находились на борту "Сан Хуана" отнюдь не случайно и не для выполнения особого задания, как предполагают некоторые СМИ. Поскольку подводная лодка (по одному из своих предназначений) могла высаживать разведывательно-диверсионные группы и имела штатные места для боевых пловцов, "тактические водолазы" вполне могли участвовать в тех учениях, в которых был занят "Сан Хуан" в районе Огненной Земли. Про них трудно сказать, что они "не являются подводниками". Это подводники высшего класса. У истоков их подразделения стояли итальянские инструкторы - подводные диверсанты из печально знаменитой 10-й флотилии МАС, которой командовал "черный князь" Боргезе. Даже немцы не гнушались поучиться подводным диверсиям у итальянских боевых пловцов. Бойцы "Бузос Тактикос", как сообщают источники, принимали участие в Фолклендской войне: "Так, 2 апреля 1982 года небольшая разведывательно-диверсионная группа, состоящая из восьми боевых пловцов, скрытно высадилась с подводной лодки "Санта-Фе" на берег в Йорк-бей, где провела расчистку рулежной дорожки и захватила световой маяк". Так что наличие на борту "Сан Хуана" таких ребят, которые могут найти выход из любого положения, а также вход в любые двери, только укрепляло возможности экипажа в борьбе за живучесть корабля.

...Тот район Атлантики, который прилегает к восточному побережью Аргентины, называют "Аргентинским морем". Район поиска здесь обширен: почти тысяча километров с юга на север, и чуть меньше с запада на восток. Сложность еще и в том, что через эту зону проходит крутой свал глубин с перепадом от ста метров (шельф) до пяти километров аргентинской абиссали. Хочется надеяться, что "Сан Хуан" лежит на краю этой пропасти. Но вполне может быть и так, что он провалился в океанскую бездну, и тогда гибель его экипажа была бы мгновенной.

В мирное время погибали подводные лодки США и России, Британии и Франции, Израиля и Чили... И всегда надежда умирала последней. Российские подводники знают, что такое терять товарищей под водой, и потому с искренним сочувствием переживают гибель своих коллег из далекой страны. Санкт-Петербургский клуб моряков-подводников и ветеранов выдвинул замечательную идею - создать международный центр спасения аварийных подводных лодок, куда бы вошли Россия, США, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Индия и Китай - все страны, которые находятся в "зоне подводного риска". Беспрецедентный опыт международного поиска "Сан Хуана" показал, что подобный проект возможен.

Об авторе
Фото: Архив "РГ"

Николай Андреевич Черкашин родился 25 ноября 1946 года в городе Волковыске Гродненской области Белоруссии. С отличием окончил философский факультет Московского государственного университета, а затем и аспирантуру МГУ по специальности "история русской философии".

Служил на Северном флоте заместителем командира подводной лодки Б-409. Участвовал в дальних морских походах в Атлантическом океане и Средиземном море. Капитан 1 ранга запаса.

Писательское творчество Черкашина посвящено судьбе российского флота и его героям. Автор четырех десятков книг. Повесть "Крик дельфина" экранизирована, а книга "Адмирал Колчак" удостоена Всероссийской литературной премии им. Александра Невского.