Новости

07.12.2017 08:31
Проект: В регионах

"У меня море – в генах"

Потомок черноморских рыбаков влюбился в Курилы с первого взгляда
Он называет себя "пиратом". Ему уже под восемьдесят, но его увлечениям и мечтам могут позавидовать молодые. Свою яркую жизнь курильский рыбак делит между морем, женщинами, живописью и свободой.
Анатолий Момотов: Курилы так прекрасны, что каждый, кто здесь живет, становится в душе художником. Фото: Александр Ярошенко Анатолий Момотов: Курилы так прекрасны, что каждый, кто здесь живет, становится в душе художником. Фото: Александр Ярошенко
Анатолий Момотов: Курилы так прекрасны, что каждый, кто здесь живет, становится в душе художником. Фото: Александр Ярошенко

Судьба, как волна

Куцая улица бежит к самому Тихому океану. Двухквартирный, советского "коленкора" дом. Анатолий Момотов, хозяин одной из квартир, крепко жмет руку и басит: "Ну, проходи, гостем будешь...

Кухня похожа на рубку: штурвал, корабельная рында. На стенах комнат - северные пейзажи, натюрморты, портрет красивой женщины, в чертах которой есть что-то княжеское.

- Это Софья, была моей женой. Она была роскошной красоты и обладала не менее роскошным юмором, - говорит Анатолий Гаврилович. Глаза его заметно теплеют…

Его судьба похожа на волны сурового Тихого океана.

Родился он в черноморском Геленджике. Семья жила у самого моря, но бедно. Поэтому, когда его родителям предложили переселиться на Сахалин, поехали, не задумываясь. На острове им обещали сытую жизнь. 6 марта 1946 года он ребенком ступил на сахалинскую землю.

Их первый дом был в поселке Томари. Тогда там еще жило много японцев, и Толик вскоре стал лопотать на японском.

- Мать хотела, чтобы я после школы пошел в университет. Какой университет, когда море рядом? У меня отец и дед были рыбаками, море и рыбалка в генах сидят, - улыбается Гаврилович.

Он поступил учиться во Владивостокское высшее мореходное училище, где его едва не отчислили через несколько дней. Начальство заметило у курсанта Момотова брусок немецкого мыла, на упаковке которого годом выпуска значился 1943-й...

- Это бабушка моя меня снабдила, она была большая любительница старины, - улыбается Анатолий Гаврилович.

Но после второго курса его все же отчислили: подвела наследственная любовь к старине. У парнишки нашли дореволюционные литературные журналы. То были годы, когда в списке запрещенных томились стихи Есенина и Ахматовой, а тут комсомолец читает периодику царского времени!

Медовый месяц в рейсе

Он вернулся на остров и сразу пошел матросом на рыбацкий сейнер. Там для его любознательной натуры была воля вольная - сквозь треск "глушилок" слушал западные радиостанции, читал любимую дореволюционную периодику.

- Любовь к старинному чтиву у меня от бабушки и отчима. Кипы журналов и книг они привезли с собой из Геленджика, - делится воспоминаниями рыбак.

Окончил Холмское мореходное училище, подолгу пропадал в море. Рыбацкие рейсы тогда длились по году и более.

Женился на москвичке, которую судьба занесла Сахалин. И после свадьбы ушел в рейс на восемнадцать месяцев…

- Вернулся на берег, а жена мне говорит: "Ты пират морской, живи со своим морем". Забрала сынишку и уехала к матери в столицу, - буднично вспоминает он.

В одном из рейсов их сейнер обошел острова Шикотан и Кунашир, красота которых взяла "в сети" рыбака Момотова. Он переехал жить в Южно-Курильск. В ту пору курильские рыбозаводы давали Родине едва не половину всей добываемой сайры.

Старый моряк отмечает необъяснимую вещь: рыбачить можно только на трезвую голову. Если вечером выпьешь хотя бы бокал вина, наутро богатого улова не жди

- Девчат на рыбокомбинатах работало - тысячи, голова кругом шла от красоты, - хитро щурится Гаврилович.

Свою самую большую любовь по имени Софья он нашел на Шикотане. Крымская татарка хан-Гиреевских кровей, гордая, с независимым характером. В вечер их знакомства они проговорили далеко за полночь, наутро Софья согласилась быть ему женой. Выбрала рыбака, хотя ее добивался один из партийных номенклатурщиков Шикотана.

- Зная это, мы сбежали на сейнер, капитан которого и зарегистрировал наш брак, сделав соответствующую запись в судовом журнале, - рассказывает Анатолий Гаврилович.

Через год у них родился сын, а рыбак Момотов сам стал капитаном сейнера. Он был фартовый (свое рыбацкое везение объясняет точным словом - "чуйка"), море щедро делилось уловом с его командой.

- Заметил необъяснимую вещь: рыбачить можно только на трезвую голову. Если вечером выпьешь хотя бы бокал вина, наутро богатого улова не жди, - говорит Анатолий Гаврилович.

Рыбаки в СССР были народом небедным. Запросто могли слетать на несколько дней в Москву "попить московского пива". Момотов говорит, что его заработки в разгар путины доходили до 20 тысяч рублей в месяц.

- Я был счастлив: любимая работа, хороший заработок, дома жена-красавица, которая меня всегда ждала и встречала по высшему классу. Ну, что еще мужику надо? - вспоминает Анатолий Гаврилович.

Его счастье оборвалось внезапно. Софья умерла за считанные часы от заражения крови. Капитан остался на берегу с семилетним сыном…

Соленые туманы

Жизнь - море неспокойное. На Кунашир приехала его первая супруга с сыном, сводные братья оказались очень похожими.

- У нее дрогнуло сердце, она полюбила моего осиротевшего сынка. Но она меня всегда называла "ужасом" и "пиратом". А я ее - "графиней". Мы люди из разных миров, поэтому жить вместе так и не смогли. Но я ей очень благодарен, помогла мне сына подрастить, - признается Анатолий Гаврилович.

Недавно у него гостила художница из Литвы, "дама очень интересная и талантливая". Двадцать лет назад он полчаса поговорил с нею в поезде, этого оказалось достаточно для настоящей дружбы.

На вопрос обитателя материка, не скучно ли жить на острове, он ответил удивленно-южным:

- Тю?! Тут такие снежные зимы, такая интересная природа, такие замечательные люди! Да и комфортнее здесь становится с каждым годом.

Правда сущая. За последние лет пять государство вложило в Курилы больше, чем за все предыдущие десятилетия. Южно-Курильск "одет" в асфальт. Действительность поселка - новые жилые дома, яркие детские площадки, его спортивному комплексу с роскошным бассейном позавидует любой областной центр.

А природа здесь не просто красивая - целебная. Кунаширские минеральные воды достойны отдельной статьи. Они дают длительные ремиссии при многих заболеваниях. Я встретил на острове доктора исторических наук, которая специально, чтобы искупаться в этих источниках, приехала на "край света" из Санкт-Петербурга.

- У меня тяжелая форма псориаза, только курильские воды помогают достичь длительной ремиссии, - рассказала Ольга Станиславовна. - Целебная сила Мертвого моря дает возможность забыть о болезни примерно на полгода. А кунаширские источники позволяют полноценно жить года полтора, не меньше.

…На прощание Анатолий Гаврилович поделился мечтой.

- Хочу отправиться в далекое путешествие, но обязательно вернусь на Кунашир.

Кстати

Сейчас Момотову 79. Говорит, что хорошую физическую форму помогают поддерживать знаменитые кунаширские минеральные источники. Поход туда и обратно - 10-километровый моцион по побережью океана.

- Соленым туманом подышишь, минеральную ванну примешь - чувствуешь себя бодрее, чем в молодости, - улыбается Гаврилович.

Прямая речь

Галина Глушкова, библиотекарь Южно-Курильской районной библиотеки:

- Анатолий Гаврилович Момотов - человек уникальный. Я его зову "флибустьер-романтик". У него был дом, который напоминал морскую яхту. После землетрясения в 1994 году дом разрушился, он переехал жить в другое место. Вскоре создал там красивейшую придомовую территорию, которая стала украшением нашего поселка. Он меняет мир вокруг себя всюду, где бы ни жил. Рыбак, а прекрасно разбирается в живописи, ценит художников. Он с ними одной группы крови. Лет двадцать к нам на остров приезжали студенты, будущие художники, на пленэры. Анатолий Гаврилович был для них как отец родной. Романтичный, искренний, великолепный рассказчик, хороший друг и замечательный отец - это все про него.

Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Сахалинская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники