Новости

07.12.2017 13:50
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

"Я вообще не люблю свои киношные роли"

Актриса Ирина Мазуркевич сыграла младшую из трех сестер в фильме по пьесе Чехова
Недавно народную артистку России Ирину Мазуркевич, ведущую актрису театра Комедии имени Николая Петровича Акимова, наградили Царскосельской художественной премией. В дипломе написано: "За возвышенную интерпретацию женских образов в фильмах и спектаклях XX-XXI века". На деловом завтраке в петербургской редакции "Российской газеты" актриса рассказала, над какими ролями работает сегодня в театре и кино.
 Фото: Владимир Бертов/РГ  Фото: Владимир Бертов/РГ
Фото: Владимир Бертов/РГ

Ирина Степановна, как вы отреагировали на формулировку награды?

Ирина Мазуркевич: Сказала: "Как давно я живу!" (Рассмеялась).

Символы премии - бронзовые скульптуры Екатерины II, Анны Ахматовой, Осипа Мандельштама. Какую статуэтку выбрали вы?

Ирина Мазуркевич: Ахматову. У нас дома есть Екатерина II -  премия Равика (Анатолий Равикович, народный артист России, супруг Ирины Мазуркевич. Ушел из жизни в 2012 году - "РГ").

Сегодня в театре Комедии вы играете много…

Ирина Мазуркевич: "Хочу сниматься в кино", "Средство Макропулоса", "Виндзорские проказницы", "Визит дамы", "Относительные ценности". Пять спектаклей - это много.  Был еще один - "Торжество любви". Плюс есть три антрепризы, там тоже хороший материал: "Уикенд по-французски", "Анатомия любви",  "Я - гений" (про Сальвадора Дали). Помню, когда  мы в 1995 году снимались в фильме  "Все будет хорошо", Александр Збруев спросил меня: "Сколько у тебя спектаклей в месяц?" - "Где-то 10-12" - "Ты с ума сошла? Зачем так много? Три-пять - это нормально".

Какие роли вы не сыграли, о чем жалеете?

Ирина Мазуркевич: Была, пожалуй, одна. Элиза Дулиттл, "Пигмалион". Мы уже начинали репетировать с режиссером Рубановым, еще когда Астрахан руководил нашим театром, но не случилось. В этом-то и прелесть, что ты даже не подозреваешь, ЧТО еще можешь сыграть, и вдруг звонит режиссер, скажем, Юрий Аксенов и говорит: "Сыграй Эмилию Марти в "Средстве Макропулоса"!" Я?! Да ничего общего… А потом читаешь пьесу, голова начинает работать, роль сочиняется, а дальше уже кажется, что это только твоя роль, ничья больше.  Играю Эмилию уже 14-й год, очень люблю этот спектакль. Часто, когда тебе предлагают новый материал, - недоумение: как, с какой стороны подойти, а потом вместе с режиссером, который тебя видит в этой роли, начинаешь разбирать, открывать… И от этого такой кайф!

Один из лучших спектаклей театра Комедии - "Визит дамы", где вы играете главную роль -  миллионершу Клару Цаханесян. Необычная трактовка. Интересно, что там от режиссера и что - от вас?

Ирина Мазуркевич: Все от режиссера. Спектакли Татьяны Казаковой, что называется, авторские, это ее распределение ролей. Дальше все дело в процессе репетиций, иногда они длятся долго и спектакль может даже не выйти. В "Даме" правильная идея, на мой взгляд, - показать героев не старыми. Мы, женщины 60 лет, еще можем любить, испытывать те же чувства, что в молодости. Я очень хорошо это понимаю.

Татьяна Сергеевна потрясающе показывает (когда-то  она была актрисой), и если артист сможет так сыграть - это было бы гениально. Если артист на одной волне с режиссером, она разрешает импровизировать. Контакт с режиссером - это все.

Спектаклю "Хочу сниматься в кино" по пьесе Нила Саймона уже много лет. Кроме вас, там все исполнители сменились уже несколько раз - играли Анатолий Равикович, Ксения Каталымова.... В 2016 году Татьяна Казакова возобновила постановку с молодой актрисой Любой Виролайнен, а вы по-прежнему играете Стеффи. Неужели не надоедает?

Ирина Мазуркевич: С годами многие спектакли становятся только лучше. Иногда думаешь: "Все, пора закрывать "Средство Макропулоса"!" Это перед началом спектаклем, а когда в финале видишь зал, слышишь аплодисменты, понимаешь, что рано прощаться с  нашей постановкой.

Мне везет с ролями. Они не плоские, они объемные, и их интересно играть, проживать. Мне было, например, скучно играть последние годы Принцессу в "Тени" (постановка Аксенова). Я играла ее лет 12, это была моя любимая роль, но в 40 лет играть 18-летнюю… Хватит!

Кстати, о возрасте. Для женщины-актрисы, в отличие от мужчин, важно оставаться молодой как можно дольше.

Ирина Мазуркевич: Конечно. Мужчинам возраст только на пользу. Зачем я хожу в бассейн? Чтобы быть в хорошей форме, продлить творческую жизнь. Ведь я раздеваюсь на сцене, и зрители могут сказать с осуждением: "Ну-у, вот она какая…"

Что не может позволить себе актриса?

Ирина Мазуркевич: Я пока все позволяю. Ем не только "после шести", а даже ночью, когда прихожу домой поздно. Но мне просто не хочется есть торты, пирожные. Когда понимаешь, что потеряешь из-за этого что-то хорошее, тут в голове щелкают какие-то механизмы.

Недавно вы поразили зрителей в фильме Юрия Грымова "Три сестры" (по мотивам пьесы Чехова), сыграв Ирину, младшую из сестер Прозоровых, но в 60-летнем возрасте. Критики так оценили вашу работу - лучшая роль Мазуркевич. А у вас есть такое ощущение? Столько сыграли в кино за 40 лет, начиная с "Чуда с косичками"…

Ирина Мазуркевич: Да у меня не так много ролей. И смотря с чем сравнивать. Если говорить о кино, то, может быть, лучшая. Если о театре - там  у меня прекрасный репертуар. Я вообще не люблю свои киношные роли. Вот только когда проходит время, смотришь на себя 20-летнюю и думаешь: как хороша собой, личико, фигура… Когда играешь спектакль по многу лет, есть возможность улучшить роль. В каждом спектакле находишь что-то новое, интересное и открываешь какие-то грани в роли, в себе. А в кино ничего уже нельзя изменить, всегда есть чувство неудовлетворенности. Порой тебе кажется, что ты выглядишь по-другому, а экран показывает иное. Но в "Трех сестрах" у нас не было задачи выглядеть красивее, моложе.

Когда вы прочитали сценарий, вам не показалась авантюрной, эпатажной идея Грымова состарить чеховских героинь более чем на 40 лет и перенести действие в наши дни?

Ирина Мазуркевич: Нет, не показалась. Грымов сначала собирался ставить спектакль, и мы даже начали репетировать. Но очень нелегко собирать востребованных актеров на антрепризу - в Москве на репетиции и ездить потом со спектаклем по стране. И вдруг Юрий позвонил, сказал, что не привык отступать от задуманного и решил снять фильм. У артистов сценарий не вызвал отторжения, все с радостью стали сниматься. От того момента, как он это придумал, до начала съемок прошло всего около трех месяцев.

Все артисты сразу согласились сниматься бесплатно. Денег на гонорары не было, Юра достал только на производство. Ради хорошего материала, неожиданной идеи можно чем-то пожертвовать, заработать в других местах. Такой подробный процесс проживания, как у Грымова, давно не помню на съемках. Длинные планы. Это такое наслаждение, об этом только мечтаешь, завидуешь актерам, когда смотришь хорошее американское кино.

А замысел сделать фильм черно-белым?

Ирина Мазуркевич: Такое настроение. Краски придают праздничность. У нас практически все действие  происходит летом на природе, в загородном доме. И что бы мы имели - зеленое кино?

Это дача какой-то знаменитости?

Ирина Мазуркевич: Дом в Московской области нашли благодаря интернету: бросили клич, откликнулась внучка академика Лысенко, приютила нас. Интерьеры там прекрасные, добавили кое-какой реквизит с киностудии имени Горького. Я жила на этой даче в одной из комнат во время съемок, не уезжала в гостиницу.

И еще одно замечание критиков после премьеры - "преступно мало снимающаяся Мазуркевич".

Ирина Мазуркевич: Знаете, сколько у нас артистов не снимаются? А Анна Каменкова (сыграла Машу в "Трех сестрах" - "РГ")?

У вас много предложений после "Трех сестер"?

Ирина Мазуркевич: Ни одного. Тут ведь работает система агентств, артисты приписаны к ним. Почему, вы думаете, одни и те же актеры снимаются из фильма в фильм, мы видим их одновременно на нескольких каналах? Этим занимаются агенты.

У вас нет агента?

Ирина Мазуркевич: Зачем он мне? Я снималась в кино, меня знают, для меня это не тайна, не загадка. Творческое удовлетворение мне дает театр, а кино - очень редко, только такое, как у Грымова (еще снималась в его "Коллекционере"). Нравилось работать с Титовым ("Чудо с косичками", "Жизнь Клима Самгина", "Васька"), с Астраханом ("Ты у меня одна", "Всё будет хорошо!").

Вы снимались с Ульяновым, Леоновым, Высоцким, Басилашвили… С кем из великих артистов вам удалось пообщаться близко, что "ухватить" от них?

Ирина Мазуркевич: С самого начала это были Алиса и Равик. Я начинала работать в 1977 году в Театре имени Ленсовета с Алисой Фрейндлих, величайшей актрисой современности. Что взяла? Всё! Отношение к профессии. Этому нас учили еще в училище. А дальше - чисто профессиональные вещи перенимаешь, запоминаешь. Я пришла в театр в 18 лет, как губка все впитывала. Это привилегия возраста, мне легко всё давалось. Смотрела все спектакли, где играли Алиса и Равикович, по многу-многу раз. Глядя на Алису, я поняла, что часто смотреть на того, кто молчит на сцене, намного интереснее, чем на того, у кого текст.

У вас есть какие-то мечты о бенефисе, предлагаете пьесы режиссерам?

Ирина Мазуркевич: Никогда не делаю этого. То, что мне предлагают режиссеры, во много раз интереснее, чем я могу предложить. Замысел должен воплощать режиссер. Если ты изначально знаешь, что и как играть, тогда зачем тебе режиссер? Ничего хорошего из этого не выйдет.

Что-то репетируете сейчас?

Ирина Мазуркевич: Пьесу Островского "Бешеные деньги", Чебоксарову-старшую. Ставит Казакова. Выпуск в феврале.

А что вам понравилось в последнее время в театре как зрителю?

Ирина Мазуркевич: Спектакль Туминаса "Ветер шумит в тополях", где играет Максим Суханов. "Оптимистическая трагедия" Виктора Рыжакова в Александринском театре. Хожу на фестивали в "Балтийский дом".

Вы заядлый футбольный болельщик. Кто "подсадил"?

Ирина Мазуркевич: Это началось давно, еще в молодости, смотрела матчи за компанию с Равиком. Потом он перестал "болеть": сильно переживал, когда наши проигрывали, выключал телевизор.

Мои театральные поклонницы тоже "подсели", вместе "болеем", они стихи сочиняют, я выкладываю на своей странице "ВКонтакте" фотографии со стадиона, которыми делится мой знакомый корреспондент спортивной газеты. Когда я "болею", наши выигрывают или ничья, это точно!

Про социальные сети - вы там активны, пишете про "Зенит", про внуков, про айфоны… - на разные темы. Это внутренняя потребность в коммуникации, не промоушен себя ведь?

Ирина Мазуркевич: Это, конечно, потребность в общении. Особенно когда было тяжело после смерти Равика. Потом там узнаешь много нового. И хочется поделиться радостью.