Новости

07.12.2017 10:15
Рубрика: Культура

В Италии завершился фестиваль Гаэтано Доницетти

Фестиваль Гаэтано Доницетти в итальянском Бергамо раз в году становится градообразующим предприятием.

Он проходит всего второй раз, с 29 ноября, и время выбрано точно: летние музыкальные фестивали уже закончились, рождественские не начались, да и повод - день рождения сошедшего с ума солнечного гения, так что фестиваль обречен на резонанс и хорошие перспективы. Дирекция во главе с умницей арт-директором Франческо Мичели держится внятной концепции, делая ставку не на местный патриотизм (Доницетти в Бергамо гордятся не только по праздникам), а на открытие его малоизвестных или вовсе не известных сочинений.

Мировые театры жаждут нового репертуара, но поют только 4-5 опер Доницетти (Москва не исключение, "Любовный напиток" и "Лючия де Ламмермур" в МАМТе, "Дон Паскуале" в Большом), а вообще-то опер у него больше 70, и фестиваль показывает, что даже не маркированные шедеврами достойны публики. Работа идет под патронатом Фонда Доницетти и множества заинтересованных организаций, наследия хватит надолго, так что фестиваль не только монографичен и открыт к экспериментам, но и настроен на международный статус: уже сейчас при аншлагах 40 процентов билетов выкупаются неитальянцами.

Базой для показов стал старинный Театр сочиале в средневековом Верхнем Бергамо, видевший два века назад самого Доницетти мальчишкой в хоре. Театр на пятьсот мест полностью деревянный и, к счастью, при реставрации никто не додумался обшивать его пластиком, потому в зале возникает забытое чувство радости звука - поют без подзвучки, оркестровая яма деликатно накрывает духовых и открывает струнные, акустика изумительная.

В этот раз из архива извлекли "Бургомистра Саардама", оперу, как часто у Доницетти, на шаловливое либретто с историческим креном. Русский царь Петр Великий (баритон Джорджо Каодуро) учится ремеслу на верфях Саардама, его тезка-простолюдин Петр (тенор Хуан Франсизко Гателл) влюбляется в местную девушку, и всем, включая верного Лефорта и уморительного турецкого посла в алой феске, придется потрудиться, чтобы расчетливый папаша отдал дочь не за царя инкогнито, а за любимого. Фестиваль опирается в постановках на труппу и оркестр современного местного Театра Доницетти, и понятно, что царь тут в косоворотке, но вообще русская клюква умеренная (в "Леди Макбет" Метрополитен ее гораздо больше), и вот почему.

220-летие Доницетти совпало с 200-летием со дня смерти другого уроженца этих мест Джакомо Кваренги, выстроившим лучшую часть Санкт-Петербурга, так что водевильный сюжет имел интеллектуальную подкладку. Когда царь Петр разбирается в бумагах (с запасом на столетья вперед), зритель видит на заднике известные чертежи Кваренги - Эрмитажный театр, Академию наук, Смольный (сценография Франческа Бокка). Не каждый в зале опознает рисунки, но именно так обаятельно старомодная история отзывается сегодняшним днем, и становится примером курса арт-директора Франческо Мичели на игнорирование границ между культурами высокой и низкой, метафорой культуры верхнего старого и нижнего нового города Бергамо. В том же духе второй вечер фестиваля оживил архивные раритеты "Как оригинально" и "Пигмалион" с упоительным тенором Антонино Сирагуза, много раз певшим в Москве, причем связавшая две одноактных оперы постановка Роберта Каталано казалось родной сестрой "Дона Паскуале" Большого театра. Так фестиваль Доницетти в итоге оказался гораздо ближе, чем казался.