Новости

11.12.2017 20:00
Рубрика: Культура

История ее слуги

Джуди Денч сыграла свою третью королевскую роль
Британский режиссер Стивен Фрирз работает с хирургической точностью. Вот еще чуть-чуть - и летят к чертям стиль, корректность и здравый смысл, но режиссерский скальпель обязательно застынет за микрон до катастрофы. Получается фирменное "фрирзовское" кино, где почти неуловимый юмор пронизывает каждый жест и ракурс, но в нужный миг все становится серьезным, драматичным и глубоким. Редкий скептик в зале тут может сопротивляться.

Его "Виктория и Абдул" - еще одна история из жизни монархов после оскароносной "Королевы", где ныне живущую Елизавету II играла Хелен Миррен. Теперь Викторию, самую долговременную правительницу Британии и заодно - властительницу Индии, блестяще играет другая легендарная актриса - Джуди Денч. На ее счету это уже третья королева после "Влюбленного Шекспира" и "Ее величества миссис Браун" - в последнем фильме она, вы помните, играла ту же Викторию и в той же мере необычную дружбу королевы с человеком чужого социального круга.

В основе сюжета 
реальная история, которая, несмотря на скандальность, оставалась малоизвестной

История, составившая сюжет новой картины, в основном реальна (это "в основном" подчеркнуто во вступительном титре) и, несмотря на скандальность, долго оставалась малоизвестной. На торжественном обеде, посвященном 50-летию ее правления империей, престарелая Виктория, уже потерявшая всякий интерес к жизни, вдруг ожила, увидев среди посланников подведомственной ей Индии красивого юношу. Приблизила к себе, стала учиться у него языку урду и на какое-то время снова ощутила радость бытия. Но странное влечение императрицы к слуге, да еще "чумазому", встревожило двор и особенно наследника трона, принца Уэльского по прозвищу Берти. Начались интриги не на жизнь, а на смерть. Конец им положила естественная кончина старушки, после чего ее фавориту, понятно, не поздоровилось. Вот такая необычная история, где комическое сплетено с драматическим.

Так что фильм - во многом комедия. Порой на грани фола. Часто с аллюзиями к похожим по антуражу хитам. Первое появление Виктории на королевственном обеде способно напугать: совершенно увядшая старуха с потухшими глазами неопрятно обгладывает цыпленка, и ей уже без разницы, как все это выглядит со стороны. И только Джуди Денч способна вот так мгновенно, одним вдруг вспыхнувшим взглядом преобразить героиню. Чрезмерное комикование заметно в сцене с шаржированным композитором - в соответствии с легендами о паршивом нраве автора "Богемы" Пуччини. Изысканной иронией пронизаны эпизоды с дворцовыми ритуалами, и это неизбежно покажется дубликатом "Королевы" того же Фрирза. Сшибка омертвевших традиций двора и буйных дуновений жизни, внезапно вторгшихся в этот закостеневший мир, слегка напомнит даже классическую тему внутреннего освобождения от оков, которая делает неотразимыми "Римские каникулы". Забавна вконец растерянная челядь. Почти карикатурен будущий Эдуард VII, а пока наследный принц-переросток, уставший ждать кончины любимой матушки (Эдди Иззард). Явление Абдула как воплощения огромного, полного экзотики мира, что существует где-то за пределами мертвецкой по имени дворец, здесь воспринимается как нечто естественное, живое, а стало быть, живительное. На этих контрастах и строит картину Фрирз: выморочный мир ритуалов - и кажущаяся свобода, космическое одиночество старости, и смиренно победительная энергия молодости. Но режиссер нигде не поддается соблазну двусмысленности, и ситуации, которые кажутся щекотливыми ханжам-придворным, в фильме вполне однозначны, и нужно очень постараться, чтобы увидеть в фильме мотивы запоздалой плотской страсти. Мелодия горечи о просвистевшей мимо нормальной жизни - это да, и нетипичный для кино по-театральному пространный монолог Виктории среди шотландских холмов становится одним из сильнейших откровений фильма, еще одной звездной минутой для Джуди Денч. На роль Абдула приглашен Али Фазал, звезда Болливуда, и он изображает своего героя во всеоружии наших штампованных представлений об индийской красе - с юношеской статью, пламенем во взоре, страстью к философствованию и луноликой женой с огромным золотым кольцом в носу. Чрезмерная слащавость входит в число болливудских штампов и, по-видимому, на своем месте.

Фильм снят по книге журналистки Шрабани Басу, которая, в свою очередь, вдохновлялась реальными дневниками Виктории и Абдула, пролив свет на многие не известные публике факты, но дав волю своей фантазии. По идее, обожествляющая своих королев Англия вполне могла стать на дыбы, возмутившись фильмом о столь нетрадиционных отношениях императрицы, связанной родственными узами с русским императорским двором, и слуги, возведенного ею в сан "мунши" - Учителя. Тем более что попутно фильм касается таких воспаленных материй, как религиозная и расовая нетерпимость. Но страна сохранила спокойствие: традиционный британский юмор - гарантия ее мудрости.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники