1 декабря 2017 г. 15:55
Текст: Евгений Юдин (кандидат исторических наук )

Гулять так гулять!

Роскошь семьи Юсуповых накануне 1917 года была притчей во языцех
Николай II (справа) принимает рапорт командира Кавалергардского полка генерал-майора свиты князя Ф.Ф. Юсупова графа Сумарокова-Эльстон. Фото: РИА Новости
Николай II (справа) принимает рапорт командира Кавалергардского полка генерал-майора свиты князя Ф.Ф. Юсупова графа Сумарокова-Эльстон. Фото: РИА Новости

Их роскошь поражала даже Романовых

Состояние семьи князей Юсуповых, сыгравшей известную и неоднозначную роль в политических событиях последних месяцев существования российской монархии, давно стало предметом оценок и обсуждения в популярной и научной литературе. Можно встретить утверждения, что накануне революции 1917 г. Юсуповы являлись богатейшими людьми империи и могли равняться в богатстве с царской фамилией. Баснословная роскошь подобных лиц, окружавших монарха, стала частью мифа о "старом порядке" и удобным объяснением той ненависти и насилию, которые продемонстрировали социальные "низы" в начавшихся революционных событиях. С другой стороны, советские историки доказывали, что крупнейшие землевладельцы России находились в начале ХХ в. в глубочайшем экономическом кризисе и были накануне финансового разорения. И только поддержка со стороны "царизма" держала их на плаву. Как же дело обстояло на самом деле?

Накануне 1917 г. последние представители семьи в России - княгиня Зинаида Николаевна Юсупова, ее муж князь Феликс Феликсович Юсупов-старший, граф Сумароков-Эльстон и их сын Феликс Феликсович-младший (старший сын Николай погиб на дуэли в 1908 г.) - действительно считались богатейшими людьми империи. Общее мнение было таково, что состояние Юсуповых было не меньше, чем у представителей новых промышленных и финансовых классов, и даже могло быть сравнимо с богатствами Романовых. Богатство и роскошь, в которых жили Юсуповы, поражали воображение даже членов императорской фамилии.

Князь Феликс Юсупов-младший с женой Ириной. / РИА Новости

Князь Гавриил Константинович, детство и юность которого прошли в великолепных великокняжеских резиденциях, в Павловске и Мраморном дворце в Петербурге, вспоминал о своем посещении Юсуповых в их крымском имении: "Мы как-то обедали у Юсуповых. Они жили по-царски. За стулом княгини стоял расшитый золотом татарин и менял ей блюда. Мне помнится, что стол был очень красиво накрыт и что были очень красивые тарелки датского фарфора"1.

Великая княгиня Ольга Александровна, сестра Николая II, также оставила вспоминания о посещении великолепных резиденций Юсуповых и поразившей даже ее роскоши: "Я все еще помню их [Юсуповых] гостиные и столы, уставленные хрустальными чашами и неограненными сапфирами, изумрудами и опалами - все это использовалось для украшения". При этом она добавляла следующее: "Я думаю, что сказочное богатство вовсе не испортило княгиню Юсупову"2. Любопытно, что даже личное состояние невесты Феликса Юсупова-младшего, княжны императорской крови Ирины Александровны3, дочери великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, было весьма скромным по сравнению с капиталами семьи ее будущего мужа4.


"Для молодого князя не существовало вопроса о стоимости"

Светская хроника того времени не преминула обратить внимание на подарки, которые получила племянница императора от своего жениха в день свадьбы. В опубликованном перечне - фамильные бриллианты Юсуповых (диадема и колье); бриллиантовая диадема ажурной работы, "замечательная тем, что бриллианты чередуются с горным хрусталем - работы Картье"; бриллиантовые серьги с крупными подвесками - грушевидными жемчужинами; браслет из двух крупных бриллиантов; подвеска5.

Князь М.В. Голицын, сын московского губернатора, присутствовавший на одном из приемов Юсуповых в их подмосковной усадьбе, отмечал: "В Архангельском поражала роскошь обстановки, куда большая, чем в Ильинском6, так и видно было желание хозяев показать свое богатство"7.

Один из родственников Юсуповых князь С. Оболенский остроумно подметил, что Юсуповы владели столь многим, их денежные доходы были столь велики, что даже они сами не знали в действительности истинных размеров и стоимости своих богатств8.

Архитектор А.Я. Белобородов, выполнявший реконструкцию части дворца Юсуповых на Мойке в 1914-1916 гг. писал в воспоминаниях: "Одной из причин исключительности работы для Юсуповых было их несметное богатство. Для молодого князя не существовало вопроса о стоимости той или иной работы. Его интересовал лишь результат. Не было в нем и тени мелочной скупости, так часто свойственной очень богатым людям..."9

В.А. Серов, выполнявший для Юсуповых многочисленные и дорогостоящие заказы, в одном из писем своей жене, например, писал о своем разговоре с кн. Ф.Ф. Юсуповым-ст. по поводу финансовой стороны своей работы: "Князь Юсупов в разговоре о портретах изволил заметить, что о цене он не спрашивает - сколько я назначу, столько и заплатится - вот это так, по-княжески, одобряю..."10

Монограмма над парадной лестницей во дворце князя Николая Юсупова.


21 миллион капитала

В списке крупнейших землевладельцев Российской империи (102 фамилии) Юсуповы занимали 17-е место (246 400 десятин в 1900 г.). Однако из 16 семей, чьи земельные владения превосходили по площади юсуповские имения, 13 являлись уральскими землевладельцами (стоимость земли в этих неплодородных областях была низкой, и основная доходность основывалась на промышленном производстве и лесном хозяйстве). Владения же Юсуповых находились в центральных и южных российских областях, где стоимость земли была высокой, и ведение сельского хозяйства приносило значительную прибыль11.

В 1900 г. стоимость имений, городских владений и денежных капиталов князей Юсуповых составляла 21,7 млн руб. Земельные владения по-прежнему представляли основу благосостояния этой аристократической семьи. Долги Юсуповых к 1 января 1901 г. составляли 1,8 млн руб., то есть достаточно умеренную сумму по сравнению с общим объемом капиталов12. В последующие годы значительные вложения были сделаны в акции и облигации коммерческих банков и промышленных компаний. К 1914 г. Юсуповы уже имели на 3,2 млн руб. ценных бумаг, хранившихся в Государственном Дворянском, Московском купеческом, Азовско-Донском, Петербургском международном, Петербургском торгово-промышленном, Русском для внешней торговли и в других банках13.

Вышеприведенная оценка капиталов основана на данных общего баланса Главного управления по делам и имениям Юсуповых, в которые включались сведения о недвижимом имуществе имений, земле, лесах, строениях, заводах, движимом имуществе, ценных бумагах. Юсуповы владели также великолепным и многочисленным собранием художественных ценностей, в которое входили картины, скульптурные произведения, коллекция музыкальных инструментов, огромная библиотека. Их реальная стоимость может быть определена весьма условно. Многое из художественного собрания Юсуповых относилось к шедеврам мирового значения, что, безусловно, определяло их огромную стоимость. Действительные размеры состояния Юсуповых в начале ХХ в. были значительно выше тех цифр, которые можно найти в отчетах Главного управления14.

В 1920-е гг. советские ответственные работники с изумлением составляли списки находившихся в петербургском дворце Юсуповых художественных ценностей15. (См таблицу N 1)

Таблица N 1

Список ценностей, находившихся в петербургском дворце Юсуповых
 Художественные ценности  Кол-во
 Картины  1182
 Рисунки, акварели, пастель  3142
 Гравюры, чертежи, литографии  3101
 Миниатюры  63
 Скульптура, мрамор, бронза, дерево, кость  519
 Серебро  295
 Золото, драгоценные камни  121
 Эмаль, финифть  74
 Фарфор, стекло, фаянс  4 699
 Мебель художественно-бытового характера  523
 Иконы, предметы культа  791
 Мелкие предметы прикладного искусства  5541
 Нумизматика  138
 Бронза, мрамор  652
 Оружие и доспехи  98
 Часы  74
 Гобелены и ковры  152
 Музыкальные инструменты  12815
 Всего предметов:  45 295

Бывший дворец князя Юсупова - резиденция И.В. Сталина во время работы Ялтинской конференции. / РИА Новости

Доходы и расходы

Какие же доходы приносила эта огромная собственность? Чистая прибыль хозяйства Юсуповых уже в 1890-х гг. исчислялась сотнями тысяч рублей. Так, например, поступления от сельскохозяйственных имений и городской недвижимости в 1892 г. составили 365 073 руб.16 В течение 1890 - 1914 гг. за счет значительных инвестиций и благоприятной экономической конъюнктуры общая доходность и чистая прибыль постоянно росли.

Утверждения о том, что аристократия извлекала лишь традиционную земельную ренту и все полученные средства тратила непроизводительно, не соответствуют действительности. За счет продажи части земель и кредитования в банках, в том числе по залогу земельных владений, Юсуповы в два предвоенных десятилетия инвестировали значительные суммы в серьезную перестройку нескольких сельскохозяйственных экономий (прежде всего Ракитянское имение в Курской губернии), эксплуатацию промышленных заведений (Ракитянский сахарный завод, Должанский антрацитовый рудник), организацию лесного хозяйства, городскую недвижимость. Часть капитала была переведена в ценные бумаги промышленных компаний, государственных и частных банков.

Соотношение общей доходности и убытков хозяйства князей Юсуповых за 1910 - 1914 гг. можно представить в виде следующей таблицы17. (См. таблицу N 2.)

Эти данные, оценивающие доходность хозяйства Юсуповых по статьям поступлений от сельскохозяйственных и лесных имений, промышленных фондов, городской недвижимости и ценных бумаг, требуют некоторых пояснений. Очевидно, что в целом эффективность многопрофильного хозяйства этой аристократической семьи была высокой. Колебания доходности находились в пределах достаточно высокого общего уровня. А 1914 г. принес рекордные показатели поступлений. Резкое же увеличение убытков в 1913 - 1914 гг. объяснялось огромными выплатами процентов по ипотечным и финансовым кредитам коммерческим и государственным банкам. Собственно убытки юсуповских имений и промышленных предприятий были ничтожны. И ведение сельского хозяйства в "экономиях", и лесное хозяйство, и промышленные предприятия, и городская недвижимость приносили постоянную прибыль.

Таблица N2

Соотношение общей доходности и убытков в хозяйстве Юсуповых
Год  Убыток (руб.) Общая доходность (руб.)
1910 208 253 1 254 662
1911 207 209 994 459
1912 255 770 816 510
1913 575 324 805 219
1914 1 058 979 1 437 255
     

Музей-усадьба "Архангельское". Интерьер. / РИА Новости


Расточительство Юсуповых

Юсуповы не собирались отказываться от крайне расточительного образа жизни и продолжали увеличивать личные расходы. В предвоенные годы при не снижающемся высоком уровне общей доходности хозяйства Юсуповых чистая прибыль уменьшилась до 200 - 300 тыс. руб. в год:

в 1910 г. - 865,6 тыс. руб.,

в 1911 г. - 797,3 тыс. руб.,

в 1912 г. - 560,7 тыс. руб.,

в 1913 г. - 229,9 тыс. руб.,

в 1914 г. - 378,3 тыс. руб.

При этом расходы Юсуповых по личному бюджету, по содержанию резиденций и по статьям благотворительности составили следующие суммы18:

в 1910 г. - 608,5 тыс. руб.,

в 1911 г. - 877,3 тыс. руб.,

в 1912 г. - 891,3 тыс. руб.,

в 1913 г. - 910,9 тыс. руб.,

в 1914 г. - 1 219 184 руб.

Непроизводительные расходы Юсуповых уже в 1910 г. поглощали большую часть полученной прибыли, а начиная с 1911 г. стали даже в прогрессирующей степени превышать денежные поступления. Огромная сумма за последний год была вызвана экстраординарными расходами Юсуповых по случаю женитьбы в феврале 1914 г. молодого князя Феликса на княжне императорской крови Ирине Александровне. Только перестройка покоев в петербургском дворце Юсуповых на Мойке потребовала более 200 тыс. руб. Значительных сумм требовало и повседневное содержание резиденций князей Юсуповых - подмосковной усадьбы Архангельское, дворцов в Москве и Санкт-Петербурге, дома в Царском Селе, роскошных крымских имений Коккоз и Кореиз: в 1914 г. на это было потрачено 325,1 тыс. руб. Все расходы Юсуповых на личные нужды в 1910 - 1914 гг. на 57 % превысили полученную прибыль19.


Князь Феликс Феликсович Юсупов - один из организаторов заговора с целью убийства Григория Распутина. / РИА Новости

Общие оценки капитала

По данным на 1 января 1914 г. общая оценка капитала (без учета задолженности) по владениям и собственности княгини З.Н. Юсуповой составила 28,2 млн руб. В то же время общая задолженность составляла огромную сумму в 11 млн руб. В итоге чистый капитал княгини З.Н. Юсуповой (за вычетом всей задолженности) составлял на 1 января 1914 г. 17,1 млн руб.20 Капитал ее мужа, князя Ф.Ф. Юсупова-старшего, оценивался в 1,6 млн руб. (долги составляли всего 30 708 руб.). Капитал их сына, князя Ф.Ф. Юсупова-младшего, составлял 0,8 млн руб. Общий капитал семьи Юсуповых к 1 января 1914 г. оценивался в 30,5 млн руб. С вычетом же всех долгов и обязательств (как это делало Главное управление по делам имений) оценка была значительно ниже - 19,4 млн руб.21

Экономическое положение Юсуповых было далеким от критического. В период 1890 - 1914 гг. они сумели приумножить свое благосостояние. Общая оценка капиталов Юсуповых и общая доходность их хозяйства практически удвоились. Этот запас финансовой прочности позволял Юсуповым тратить огромные суммы на содержание роскошных дворцовых резиденций, предметы роскоши, развлечения, охоту, личные автомобили и даже комфортабельные железнодорожные вагоны. Около 5-10% (50 - 70 тыс. руб. ежегодно) личных расходов эта аристократическая семья направляла на благотворительность. Получателями денежных сумм были образовательные, медицинские учреждения, а также частные лица.


1. Гавриил Константинович, вел. кн. В Мраморном дворце. М., 2001. С. 132 - 133.
2. Мейлунас А., Мироненко С. Николай и Александра. Любовь и жизнь. М., 1998. С. 376.
3. Брак между ними был заключен в феврале 1914 г.
4. Так, по данным Конторы Двора, на 1 января 1917 г. личный капитал Ирины Александровны Юсуповой составлял 540 775 руб., из которых 540 100 руб. приходилось на ценные бумаги (РГАДА. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 4674. Л. 3 об., 4 об.).
5. Столица и усадьба. СПб., 1914. N 5. С. 9-10.
6. Имение великого князя Сергея Александровича и великой княгини Елизаветы Федоровны.
7. Голицын М.В., кн. Мои воспоминания (1873 - 1917). М., 2007. С. 109-110.
8. Obolensky S. One Man in His time. N.-Y., 1958. P. 48.
9. Белобородов А.Я. Работа во дворце кн. Феликса Юсупова // Новый журнал (Нью-Йорк). 1962. N 70. С. 187.
10. Серов - О.Ф. Серовой. После 6 июля 1903 г. Архангельское // Валентин Серов в переписке, документах и интервью. Л., 1985. Т. 1. С. 426.
11. Минарик Л.П. Экономическая характеристика крупнейших земельных собственников России кон. ХIX - нач. ХХ в. М., 1971. С. 13 - 19; Ливен Д. Аристократия в Европе. 1815 - 1914. СПб., 2000. С. 70.
12. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 5. Д. 347. Л. 10.
13. Минарик Л.П. Экономическая характеристика крупнейших земельных собственников России кон. ХIX - нач. ХХ в. М., 1971. С. 33; РГАДА. Ф. 1290. Оп. 5. Д. 347. Л. 10; Д. 940. Л. 9 - 12.
14. Журнал "Столица и усадьба" отмечал в начале 1917 г.: "Юсуповский особняк на Мойке представляет собою настоящий дворец-музей, притом музей... живой, без коллекционерской мертвенности... Нельзя не пожалеть, что до сих пор, при всей популярности Юсуповских собраний, нет полного описания сокровищ искусства, собранных в их домах в Петрограде, в Москве и в Архангельском" (Столица и усадьба. Пг., 1917. N 73. С. 17).
15. Гессен В.Ю. Петроградские дворцы-музеи князей Юсуповых и других вельмож (1917 - 1927). СПб., 2016. С. 48 - 49.
16. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 5 . Д. 223. Л. 27об. - 28.
17. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 5. Д. 1084. Л. 16 - 18.
18. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 5. Д. 1007. Л. 1 - 4.
19. Анфимов А.М. Крупное помещичье хозяйство Европейской России (кон. ХIX - нач. ХХ в.). М., 1969. С. 277, 312 - 313; РГАДА. Ф. 1290. Оп. 5. Д. 1007. Л. 3.
20. РГАДА. Ф. 1290. Оп. 5. Д. 1003. Л. 12 - 14.
21. Там же. Л. 14 - 16.