Новости

12.12.2017 17:23
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Воронежцы увидят революцию глазами Бунина и Палеолога

Текст: Татьяна Ткачева (Воронеж)
Почему смену строя сто лет назад встречали возгласами "Россия воскресе!" и что "дьявольского" видели тогда в красных гробах, сделанных для первых жертв революции, узнают гости выставки "Красная Пасха 1917" в Воронеже.

Ее развернули в областной Никитинской библиотеке. Авторы проекта - члены Введенского православного братства (Москва) - собрали дневниковые записи, стихи и воспоминания очевидцев. Это были люди разных сословий и разных вер. Одни приветствовали свержение монархии, как своеобразное "светлое воскресение" (революционные события пришлись на Великий пост), другие осмысляли его как огромную трагедию, отметила куратор выставки Ольга Хегай.

"На улицах много испорченных и даже опрокинутых автомобилей. Но в общем настроение радостное, бодрое. Несмотря на стрельбу, улицы полны людей, много женщин, детей. Кое-где видны попытки украшать дома красными флагами. В воздухе что-то праздничное, как на Пасху", - писал 14 (1) марта инженер-железнодорожник, создатель первого в мире тепловоза Юрий Ломоносов. Он участвовал в событиях революции, но затем выехал за рубеж и стал "невозвращенцем".

Похожее сравнение нашлось у Горького: "Да, русский народ совершил революцию, он воскрес из мертвых и ныне приобщается к великому делу мира - строению новых и более свободных форм жизни!" Александр Блок отмечал в атмосфере тех дней "необычайное сознание того, что все можно, грозное, захватывающее дух и страшно веселое".

Писатель Федор Сологуб тоже с воодушевлением принял Февраль ("Торжественные дни, литургийное настроение!") - но к лету 1917-го оказался в оппозиции большевикам. Через пару лет он стал просить разрешения на эмиграцию, не получил его, а затем был вынужден остаться по личным обстоятельствам. Писал "в стол", с советской властью не примирился до самой смерти в 1927-м.

А вот епископ Тобольский и Сибирский Гермоген (Долганов) будто предчувствовал развитие событий на годы вперед: "Я ни благословляю случившегося переворота, ни праздную мнимой еще "пасхи" (вернее же, мучительной Голгофы) нашей многострадальной России…"

5 апреля (23 марта) состоялись всенародные похороны жертв революции. Их провожали без отпевания. Французский посол Морис Палеолог (позже издавший воспоминания о Распутине и царской России) обратил внимание на необычные красные гробы, назвав их в дневнике святотатством: мол, христианские цвета для такого случая - белый и желтый, а тут имело место "дьявольское измышление".

Пасха в 1917-м отмечалась 15 (2) апреля. Архиепископ Волынский Евлогий (Георгиевский) вспоминал: "На приветствие "Христос Воскресе!" среди гула "Воистину воскресе!" какой-то голос выкрикнул: "Россия воскресе!"

В дневниках Александра Бенуа и Михаила Пришвина - растерянные признания в том, что впервые этот праздник не вызвал в них никаких ощущений. То же и в бунинских "Окаянных днях": "Весна, пасхальные колокола звали к чувствам радостным, воскресным. Но зияла в мире необъятная могила. Смерть была в этой весне, последнее целование…"

Через 40 дней, на Троицу, Бенуа посетил лекцию по философии и занес в тетрадь, по сути, приговор тому строю, который только начал устанавливаться в России: "Весь социализм страдает безнадежной пустотой. Между тем природа не терпит пустоты. Там, где нет христианства, воцаряется Антихрист". Оратором был, к слову, известный историк и богослов, министр исповеданий Временного правительства Антон Карташев. Художника поразили его слова о том, что "в лоно марксизма" никогда не поместится тот, кому дорога свобода и личность. Карташев эмигрировал в 1919-м, Бенуа - в 1926-м.

Общество История Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Воронеж Революция 1917 года Россия. Это надо видеть
Добавьте RG.RU 
в избранные источники