Новости

15.12.2017 13:08
Рубрика: Культура

О чем поет Нерон

"Коронация Поппеи" Монтеверди в Штатсопере
Одну из самых старых оперных партитур "Коронацию Поппеи" Клаудио Монтеверди (1642), представили на реконструированной сцене Берлинской Штатсоперы. По факту - не впервые: 60 лет назад партитура "Поппеи" звучала здесь в зале Аполлон. Новый спектакль создали режиссер Ева-Мария Хёкмайр, художник Йенс Килиан и швейцарский дирижер Диего Фазолис, специализирующийся на барочной музыке, с камерным оркестром I Barocchisti и Берлинской академией старинной музыки.
 Фото: Bernd Uhlig Вопреки ожиданиям "Коронация Поппеи" не стала витриной технических новинок обновленной Штатсоперы. Фото: Bernd Uhlig
Вопреки ожиданиям "Коронация Поппеи" не стала витриной технических новинок обновленной Штатсоперы. Фото: Bernd Uhlig

Вопреки ожиданиям, "Коронация Поппеи" не стала витриной технических новинок обновленной Штатсоперы, хотя это было бы уместно, учитывая богатство сценических механизмов, использовавшихся в барочном театре. Наоборот, спектакль начался с иронической реплики интенданта Юргена Флимма, обратившегося со сцены к хрустальной люстре в зрительном зале, которую не смогли в этот вечер выключить на время представления. Технические сбои и настройки оборудования в здании продолжаются, и публике пришлось смириться с тем, что спектакль прошел при включенном свете.

Коллизия же самого представления состояла в том, что постановщица Хёкмайр, выстраивая действие на сцене, не обозначила ни место, ни время происходящих в опере событий: это не древний Рим, не настоящее, не прошлое. С одной стороны, костюмы героев, скроенные по лекалам XVII века - кринолины, камзолы, воротники-жернова, с другой - главная героиня Поппея (великолепная Анна Прохаска) - гостья из другого времени: в чулках и нижнем белье по моде сегодняшнего дня. По сути, действие разворачивалось вне времени и вне пространства. Декорации сводились к двум плитам, покрытым золотом - вертикальной и наклонной, по которой передвигались, как на шахматной доске, все участники спектакля. При этом ансамбль солистов не покидал сцену ни на минуту, застывая в статичных мизансценах в ожидании сольных номеров и демонстрируя чудеса выносливости. Эти же солисты участвовали и в разнообразных оргиях на сцене: римский разврат и аморализм в духе "Сатирикона". Они же с азартом изображали невменяемые состояния своих героев: упоение властью, месть, интриги, блуд, убийства. Отвергнутый Поппеей муж Оттон в исполнении испанского контратенора Хавьера Сабаты, увидевший эротические сцены своей жены с Нероном, в приступе ярости бросался на золотую стену. Принимавшая активное участие в оргии Поппея вторгалась в сладострастный дуэт манерного Нерона (австрийский контратенорМакс Эммануэль Ценчич) и поэта Лукана, увенчанного пирамидальным париком. Циничные картины распада сменялись танцами, хоровыми комментариями, сопровождавшими происходящее, в том числе - картинное, с большой красивой арией, самоубийство благородного синьора - философа Сенеки (немецкий бас Франц-Йозеф Зелиг) в расшитом золотом камзоле, перерезавшего себе горло прямо на сцене.

Более оригинальной была музыкальная часть постановки, представившая новый музыкальный концепт "Поппеи". Дирижер Диего Фазолис с кропотливостью ученого собрал в одно целое разные барочные тексты, включив в партитуру "Поппеи" и фрагмент монтевердиевского "Орфея", и музыку композиторов круга Монтеверди: Франческо Кавалли, Филиберто Лауренци, Франческо Сакрати, Бенедетто Феррари, Антонио Чести и других. И этот встречающийся в практике концертных барочных программ прием коллажа на удивление "бесшовно" сработал в спектакле, абсолютно не нарушив драматургию оперы. Фазолис пошел даже дальше: большую часть партий, исполняемых тенорами, меццо-сопрано, баритонами (Нерон, Кормилица, Оттон) , он отдал контратенорам. Решение было удачным для создания образа невротического, извращенного общества, с его истероидным императором и жутким интриганством, маниакальной жаждой власти и сатирическими персонажами. В сатире блистал тенор Марк Милхофер в роли Арнальты, наперсницы Поппеи, комически похожей на мольеровского Тартюфа с его ханжеством, постным лицом и липкими волосами. Именно эти острые актерские образы и хрупкая красота монтевердиевского музыкального мира на протяжении трех с половиной часов служили противовесом довольно депрессивной сценической картине, иллюстрировавшей итоги морального упадка общества в любые времена.

Справка "РГ"

В афише премьер юбилейного 275-го сезона Берлинской Штатсоперы будут представлены также спектакли "Тристан и Изольда" Рихарда Вагнера (в постановке Дмитрия Чернякова, дирижер Даниэль Баренбойм), "Саломея" Рихарда Штрауса (режиссер Ханс Нойенфельс, дирижер Зубин Мета), "Фальстаф (в постановке Марио Мартоне) и "Макбет" Джузеппе Верди (в постановке Гарри Купфера) - музыкальный руководитель этих спектаклей Даниэль Баренбойм. В "Макбете" будут участвовать Анна Нетребко и Пласидо Доминго.
 

Культура Театр Музыкальный театр Классика с Ириной Муравьевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники