Новости

21.12.2017 21:52
Рубрика: Общество

Семнадцатый год без революций

Россияне одержали над кризисом тихую победу, а новых переворотов не хотят
Отсутствие плохих новостей - само по себе хорошая новость. Похоже, это главное, что можно сказать об уходящем 2017-м. Он, к счастью, не стал революционным, как это вышло сто лет назад. Потрясений до основания и прочих судьбоносных событий не отмечено.

Однако есть одна тихая победа, которую общество в 2017-м одержало и над экономикой, и над политикой, и над пропагандой с агитацией вместе взятыми. Люди научились жить внутри кризиса, жить с кризисом, жить наперекор кризисам. Просто - жить. Для этого не нужны ни баррикады, ни залпы революционного крейсера. А вот желание перемен и опора на собственные силы очень не помешает.

К таким выводам позволяет прийти исследование "Российское общество в 2017-м: социальное самочувствие, тревоги, надежды на будущее", проведенное по инициативе Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН (до июля 2017 - Института социологии РАН) при поддержке (получена на конкурсной основе) Российского научного фонда (проект N 14-28-00218-II). Это уже седьмая волна широкомасштабных опросов, в которых участвует беспрецедентное количество граждан - 4 тысячи человек, представляющих все социально-демографические группы и слои общества по общероссийской репрезентативной выборке. Статистическая погрешность - 3,5%.Исследования были начаты в момент начала кризиса 2014 г. и шли с интервалом в полгода. Они стали уникальным барометром настроений общества в этот сложный (и явно подзатянувшийся) период. 7-ая волна опросов проводилась в октябре 2017 г. Полная версия доклада была публично обнародована ФНИСЦ РАН в декабре 2017 г.

Песня о тревожной молодости

Кризису, естественно, никто в стране не рад. Экономические потрясения сопровождались ростом тревожных умонастроений - весной 2015 г. треть граждан называла тревогу своим основным повседневным состоянием. К марту 2016-го негатив достиг самой большой величины: больше половины (53%) говорили о том, что испытывают беспокойство, раздражение, агрессию или безразличие, апатию - весь спектр отрицательных эмоций. Тех, кто переживал эмоциональный подъем или был спокоен, насчитывалось тогда 47%. Сейчас ситуация получше: 54% россиян в общем-то уравновешены, 46% - подавлены, тревожатся или раздражены. Больше всего в России сейчас тех, кто спокоен, - 48%. При этом молодежь гораздо оптимистичнее старших. Среди тех, кому меньше 30 лет, две трети (66%) сохраняют оптимизм. Социологи отмечают еще и то, что накал негативных чувств явно снизился: люди стали реже испытывать агрессию или злость (с 12% показатель снизился до 9%).

Еще одна интересная особенность: чем дальше от столиц, тем в России больше оптимистов, которые считают себя безусловно счастливыми. В мегаполисах таких 13%, в областных центрах - 18%, в райцентрах - 20%, на селе и в небольших поселках - 25%, то есть четверть от общего числа. "Скорее счастливы", в таких населенных пунктах соответственно, 64%, 57%, 56% и 54%. Радоваться тут, правда, особо нечему: это означает, что у людей разные запросы и глубинка часто руководствуется принципом "не жили хорошо - и привыкать не надо". В целоме по России более счастливы, естественно, те, кто относительно богат или неплохо обеспечен, молод и здоров.

Люди считают, что после выборов президента жизнь просто обязана измениться к лучшему

Национальная особенность - говорить "я-то ничего, но вот в стране все плохо". Свое социально-психологическое самочувствие со знаком "плюс" оценивали 54% опрошенных, а то, как живет их окружение, - лишь 37%. Это дело обычное: о себе люди и говорят на личном опыте. А о положении дел в стране им доходчиво рассказывают Интернет и СМИ, прежде всего телевидение. На то, чтобы прочесть хотя бы заголовки в новостной ленте, нужны крепкие нервы. Немудрено, что даже в самые благоприятные годы ситуацию в стране 43-44% оценивали как "напряженную, кризисную". В 2016 г. так полагали почти две трети респондентов - 61%. Однако сейчас число пессимистов снизилось до 43% и почти сравнялось с количеством тех, кто оценивает обстановку как "нормальную, спокойную". Что характерно - о "катастрофе" все эти годы говорили не более 5-7% россиян.

Оплот оптимизма в стране - молодежь. Во все времена и эпохи. Фото: PHOTOXPRESS

А что будет дальше? Люди скорее реалисты, чем сторонники утопий и драм. Лишь 29% полагают, что страна будет в ближайшем будущем развиваться успешно. 37% думают, что ничего не изменится. 34% опасаются, что станет хуже. И будущее, и прошлое люди воспринимают в тонах не особенно радужных. Даже главный оплот российского оптимизма - молодежь. Среди молодых респондентов 41% считает, что за последний год жизнь в стране изменилась к лучшему, 28% - что все по-прежнему, 29% - что стало хуже. Треть молодежи (32%) полагает, что страна в ближайшие годы станет развиваться успешно, 40% никаких перемен не ждут, 28% предрекают России трудные времена.

Экономия на образе жизни

Статистика и социология - разные науки, хотя среднестатистический обыватель, как правило, разницы между ними без дополнительных разъяснений не видит. Первая оценивает цифры, вторая - мнения и отношения людей. Все это взаимосвязано, однако сейчас Россия переживает момент, когда экономические показатели хоть немного, но пошли вверх - однако общественное мнение в это еще не успело поверить и "отстает". В своей повседневной жизни больших улучшений люди не видят. Впрочем, на протяжении практически всех последних 20 лет - несмотря на кризисы и подъемы - свою жизнь россияне оценивали как "удовлетворительную", число таких ответов варьировалось от 58% до 70%, то есть всегда составляло большинство. Оценка "хорошо" здесь более показательна. На самый низкий уровень она опускалась в 2015 году (28%). Тогда люди осознали, что кризис - это всерьез и надолго. В 2016-м последовал некоторый всплеск ожиданий и надежд, граждане решили, что правила игры наконец-то стали понятными. "Хорошей" свою жизнь смогли назвать 33-35%. Сейчас показатель все тот же, что и двумя годами раньше: 28%. "Плохо" живут, по их мнению, 8% россиян.

В чем проблема? В том, считают социологи, что люди столкнулись с контрастом между декларациями и реальностью. Вроде бы с высоких трибун говорится о новом подъеме и будущем рывке всей страны - только в личных кошельках денег больше не стало, зарплату не прибавили, на работе приходится трудиться "за себя и за того парня", сокращенного два года назад... В материальном плане только 19% опрошенных считают себя "хорошо" обеспеченными. И если в мае 2017 г. треть россиян (31%) рассчитывали, что в следующем году станет получше, то к осени так стали думать лишь четверть респондентов (26%).

Радуют же россиян вещи сугубо личные: 55% довольны тем, как складываются их отношения в семье, 46% - общение с друзьями.

Статистика, к сожалению, сейчас социологии не в помощь: объективных причин для избавления от грустных мыслей не слишком много. В прошлом году надежды людей на лучшее питались тем, что цены на нефть выросли, а курс валют стабилизировался. Но сейчас шансов на дальнейший подъем мало - а вот зарплаты бюджетников в 2017 году не индексировались. Падение реальных доходов населения в 2014-16 гг. стало самым длительным за всю новейшую историю страны. Радости от этого немного.

Другое дело, что сыном ошибок трудных (в том числе и чужих) для россиян всегда становился опыт. А он подсказывает, что если кризис затягивается - к нему приходится просто привыкнуть.

Ущерб от кризиса россияне оценивают по-разному. Но в основном люди жалуются на то, что резко снизился уровень жизни (так считают 50%). У 49% стало меньше возможностей отдохнуть во время отпуска, 36% не в состоянии получить необходимую медпомощь и лекарства, у 37% сократилась зарплата, у 26% стала хуже общая ситуация на работе.

Чем дальше от столиц, тем в России больше оптимистов. Но там не жизнь легче, а запросы у людей меньше

По данным опроса, россияне за три года научились экономить на многом, но прежде всего на покупке одежды и обуви (47%), поездках на отдых (44%), дорогостоящих предметах длительного пользования (39%), на продуктах питания (35%), на лекарствах и медицинских обследованиях (21%), на хобби (15%). За последний год, правда, число тех, кто вынужден на чем-либо экономить, снизилось. Например, на одежде и обуви теперь экономят уже не 61%, а 47%. Стало больше людей, которым средств хватает (с 6% до 10%) или они продолжают жить как раньше, а при необходимости "что-то придумают" - (с 7% до 11%). Но так или иначе 80% россиян отмечают, что кризис заставил их отказаться от многих удовольствий и жить более скромно, чем прежде.

Все это больше, чем чисто материальные потери от роста цен. Когда негативные перемены затрагивают сферу здоровья людей и возможности вкладывать средства в образование (в том числе для детей), в полноценный отдых, в "культурную программу" - это покушение не на денежный, а на "человеческий" капитал. Который гораздо важнее, чем все прочее вместе взятое, поскольку является "инвестициями в будущее". Особенно больно такое сокращение бьет по молодежи, для которой резко сужается коридор жизненных шансов и возможностей. Так называемая экономия на образе жизни для этой категории россиян особенно тяжела. Если учесть, что 45% молодых людей сокращают расходы на отдых и турпоездки, 40% - на одежду и обувь, 34% - на посещение театров и концертов и только 23% на продукты, становится ясно: под сокращение попало самое приятное и радостное, осталось - то, что позволяет просто "выживать".

Буря отменяется

Нельзя сказать, что люди сидят сложа руки и наблюдают, как кризис сводит к нулю их сбережения. Во-первых, и сбережения-то есть лишь у трети населения (31%), причем в основном очень небольшие - долго на них не протянешь. Зато те или иные долговые обязательства имеет 41% населения (как правило, это банковские кредиты и мелкие долги, зачастую то и другое вместе). Во-вторых, не так много у людей возможности поправить свое материальное положение. Как правило, россияне переходят на продукты с личного участка (32%) или ищут временные подработки (27%), работу по совместительству (24%), берут деньги в долг (10%), чем-то торгуют и что-то сдают в аренду (по 5%). Но надо понимать еще и то, что торговать не значит продать, а искать работу - не означает ее найти. Поэтому лишь немногие действительно работают по совместительству или имеют стабильный дополнительный доход. 15% ничего не предпринимают, поскольку не видят возможности улучшить свою жизнь. Еще 16% считают, что и необходимости в этом нет. Таким можно только позавидовать, если не понимать: иногда подобная точка зрения отражает лишь сильно заниженную планку потребностей и устремлений.

Так или иначе, знаменитые признаки революционной ситуации, описанные классиками марксизма, в России-2017 не проявляются. И народные массы не настолько обнищали, и социальная напряженность не растет, и политических сил, способных возглавить бурный протест, не просматривается - политический ландшафт у нас ровный, ярких партийных лидеров и народных трибунов в оппозиции действующей власти нет.

Тем не менее россияне, судя по данным опросов, созрели для перемен: о том, что они стране действительно необходимы, говорят сейчас больше половины граждан (51%), хотя еще год назад таких было меньше трети (31%). Число сторонников стабильности ("не трогай то, что работает, а то хуже будет") сократилось с 61% до 49%. Важно, что перемен люди хотят не ценой "перелома всей страны" о колено - за силовые акции и разрушительные протесты высказывается ничтожно малое меньшинство (4%, причем одобрение еще не означает участия). Людям надо, чтобы жизнь в стране была "справедливой", причем о равенстве доходов (уравниловке) речь они не ведут. А вот о равенстве жизненных шансов и равенстве всех перед законом - при каждом удобном случае, в том числе и в беседах с социологами.

Самым серьезным противоречием России-2017 граждане считают неравенство власти и народа (его отметили 37%). Пропасть между богатыми и бедными считают язвой общества 27%, между чиновниками и простыми людьми - 20%. Меньше стали говорить о неравенстве между олигархами и остальным обществом, собственниками предприятий и наемными рабочими (по 11%). Национальные противоречия русских и "нерусских" отметили 18% респондентов, Москвы и провинции - 9%, местных и приезжих - 13% и так далее. Почти каждый шестой (18%) убежден, что в современной России никаких особенных противоречий не существует. Блажен, кто верует, но цифра показательная. Она говорит о достаточно мирных взаимоотношениях внутри общества, что само по себе плюс.

Как показывают опросы, социальная напряженность в обществе оказалась в 2017 году самой низкой за все время таких замеров - лишь 45% говорят, что в обществе "зреет буря". И наоборот, рекордно большое число россиян (28%) считают, что напряженность снизилась и продолжает это делать. Правда, и здесь пессимисты обыгрывают оптимистов со счетом почти 2:0. Российская традиция - быть готовым к любым неожиданностям, как правило, неприятным. Расслабляться никто не хочет и проявлять благодушие тоже. Интересно, что снова действует принцип "дома у нас все хорошо, а в стране - не очень". Так, о росте напряженности в России сказали 44% опрошенных, однако в своем регионе такую тенденцию замечали лишь 36%. Одно дело личный опыт и вид из окна, другое - "картинка" на экране телевидения, которая намного страшнее реальности.

Не верь и не бойся

А время на дворе между тем не простое, а предвыборное. Даже в спокойном 2017 году оно должно склонять людей к политической активности, к размышлениям о судьбах родины и о том, кто для этой родины и ее граждан становится настоящей надеждой и опорой. Увы.

Как показывают опросы, уровень включенности людей в общественно-политическую жизнь неуклонно снижается. За последние год-полтора только 3% побывали на митингах, демонстрациях и т.д. (среди молодежи - 6%). С одобрением к таким формам участия в политике относятся 29% респондентов, не одобряют 18%, безразличны - 49%. Ясно и недвусмысленно общество топит политиков в болоте своего равнодушия. Кроме единственной персоны - президента страны, рейтинг доверия которому уже многие годы остается стабильно высоким.

Социологи фиксируют снижение уровня доверия абсолютно ко всем институтам власти и общества. Даже к таким, которые традиционно были у граждан в почете. За год упало доверие к правительству с 72% до 69%, к губернаторам (с 36% до 34%), к православной церкви (с 51% до 42%), к профсоюзам (с 29% до 23%), к прессе (с 30% до 25%). По 2-5% потеряли армия, телевидение, Госдума и Совет Федерации, органы местной власти, общественники и правозащитники и даже Российская академия наук - которой все-таки доверяют 43%. Политические партии могут похвастаться лишь 16 процентами.

Очень многое напрямую зависит от того, насколько респонденты бедны или богаты, молоды или в возрасте, живут они в мегаполисах или на селе. Органам местного самоуправления доверяют примерно каждый пятый горожанин и треть сельских жителей, церкви - треть россиян из крупных городов и почти половина (47%) обитателей малонаселенной глубинки. Чем выше уровень материальной обеспеченности, тем меньше претензий люди высказывают к власти. Среди россиян с хорошими доходами президенту и правительству доверяют соответственно 82% и 57%. Среди малообеспеченных - 72% и 38%. Меньше всего россияне, живущие за чертой бедности или судорожно балансирующие около нее, доверяют Государственной Думе (9%) и политическим партиям (10%). По мнению ученых, сказывается "чересполосица" в отношении к институтам власти у разных социальных и возрастных групп. Многие еще помнят события конца 1980-90 гг. и настроены особенно критично именно к политикам и региональным властям. Впрочем, их это не слишком смущает.

Надежда на президента

Главное же политическое событие 2018 года - выборы президента РФ. И в этом случае граждане в стороне оставаться не хотят. Более того: при том, что исход голосования большинство считает вполне предсказуемым, многие считают, что после выборов жизнь просто обязана измениться к лучшему.

В плюс действующей власти на протяжении всех предыдущих волн опросов люди ставили воссоединение Крыма с Россией, успешные операции в Сирии, Олимпийские игры в Сочи. Правда, сейчас эти ресурсы оптимизма постепенно исчерпываются. Граждане устали от экономического кризиса, и власть должна на этом фоне вновь завоевать "командные высоты" в общественном сознании. Пока ей удается как минимум не скатиться в истерику - например, достаточно сдержанно, но твердо центральная власть повела себя во время резонансных событий последнего времени, перераставших в скандалы (от премьеры фильма "Матильда" до поддержки мусульман Мьянмы).

По данным опроса, в выборах первого лица государства планируют участвовать 68% респондентов. Однозначно заявили, что не пойдут голосовать, только 6%. Четверть - 26% - пока не определились. По традиции, самыми активными выступают люди старшего поколения и материально обеспеченные (по 74%).

Как минимум треть (33%) надеется, что страна после выборов станет усиленно развиваться, а жизнь улучшится. В этом плане на президента надежд больше, чем на любых других политических деятелей - перед выборами в Госдуму перемен к лучшему ждали только 25% россиян, основная масса (50%) полагала, что все останется по-прежнему.

Главное, чего люди ждут от лидера страны (кто бы им ни стал), - укрепления международного авторитета России (27%), снижения рисков терроризма (22%), развития культуры, повышения духовности (15%), урегулирования конфликта с Украиной (15%), снижения уровня коррупции (14%), улучшения ситуации в социальной сфере (12%). Больше половины молодых людей надеются, что президент сможет, наконец, решить проблемы социального неравенства. Однако 54% против 46% респондентов полагают, что этот разрыв сократить не удастся "даже при всем желании".

За кого из кандидатов люди в итоге поставят галочку в избирательном бюллетене? Поживем, увидим - тогда и проголосуем.

Посмотрим, как к марту дела в стране пойдут...

Инфографика "РГ": Леонид Кулешов / Екатерина Добрынина
Комментарий

Итоги опроса комментирует академик РАН, директор Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН Михаил Горшков.

Михаил Константинович, откуда в наших согражданах столько оптимизма, что даже кризис не в состоянии ввергнуть их в депрессию?

Горшков: Тревога, апатия, беспокойство - все это в обществе есть. Но не депрессия и не отчаяние. Откуда такая устойчивость? Наши опросы дают основание заключить, что люди в современной России смотрят скорее в будущее, чем в прошлое. Негативные явления в прошлом они всегда оценивают масштабнее, чем возможный негатив в будущем. Свой печальный опыт мы не хотим превращать в мрачные предчувствия и верим в лучшее. Правда, здесь таится и очень серьезный риск, но уже не для граждан, а для тех, кто ими руководит. Власть должна понимать, что неоправданные ожидания и несбывшиеся надежды людей могут стать катализатором роста социального недовольства. В целом пока сейчас ситуация в стране - это "после кризиса", а не "накануне подъема". Очень важно не погрязнуть в сегодняшних проблемах, а двигаться вперед.

Граждане проявляют оптимизм, но экспертное, научное сообщество (и мы в том числе) более осторожно в оценках и прогнозах. Мы видим достаточно многое, что может в будущем стать миной замедленного действия. Например, явно прослеживается ослабление социальных связей между людьми - то, что раньше называли "атомизацией общества". Это серьезный симптом внутреннего напряжения, которое может в некий неблагоприятный момент "рвануть". Именно поэтому очень важно сейчас вести постоянный мониторинг общественных умонастроений. Но самое главное - чтобы власть к этим данным проявляла внимание и быстро реагировала на возможные неблагоприятные перемены.

Судя по результатам опросов, молодежь в России - особая группа, во многом отличающаяся от старших когорт. Какую позицию она может занять и не растет ли в ее среде новый Володя Ульянов?

Горшков: Молодежи сейчас очень нелегко. Старшее поколение по сравнению с ней имеет больший запас прочности. Когда молодые люди вынуждены отказываться от того, что формирует стиль и образ жизни, влияет на настроение сегодня и будущие шансы завтра, - это тоже "мина". Однако вероятность того, что они пойдут за политиками радикального толка, в настоящее время невелика. Поддержать какое-либо из "движений одного протеста" (против расширения платных парковок, за доработку закона о реновации и т.д.) - такое вполне реально. Но глобальных переворотов и катаклизмов в России не хочет ни молодежь, ни старшие поколения. Хотя, безусловно, взгляды на политику у них разные. Люди старше 60 чаще поддерживают "державные" институты власти, молодежь - демократические общественные структуры (кроме политических партий, православной церкви, прессы и телевидения). Наиболее благосклонна она к правительству, региональным властям и органам местного самоуправления.

В любом случае власть (состоящая в основном из людей среднего и старшего возраста) должна научиться вести с молодежью диалог на равных, с уважением и всерьез.

Что же касается "новых Лениных" и новых Октябрей, то история, как известно, не повторяется. В этом смысле вполне грамотно на официальном уровне были расставлены акценты вокруг юбилея революции 1917-го. По нашим данным, большинство граждан оценивает ее итоги достаточно объективно, без идеологических перегибов (в чем с ними солидарна и современная историческая наука). Нейтральный тон официальных мероприятий, спокойный и взвешенный тон исторических комментариев - во многом именно такая позиция власти помогла избежать ненужной полемики, сохранить равновесие сил в обществе, не скатиться в бесплодные конфликты. Хорошая тактика, для неюбилейных времен она тоже пригодится.

Инфографика "РГ": Александр Смирнов / Екатерина Добрынина