Новости

24.12.2017 17:15
Рубрика: Спорт

Уроки профессора

Игорь Ларионов о том, зачем смотреть молодежный чемпионат мира по хоккею, надо ли ехать на Олимпиаду под нейтральным флагом и о новом бизнесе
26 декабря в американском Баффало молодежная сборная России по хоккею проведет свой первый матч чемпионата мира. Незадолго до старта турнира корреспондент "РГ" основательно пообщался с человеком, который знает эту тему не понаслышке. Игорь Ларионов, в хоккейном мире уважительно именуемый Профессором, ведет дела сразу нескольких молодых игроков. Но называть себя агентом отказывается. Как и загонять себя в рамки только одного занятия.
И в юности, и сейчас Ларионов следит за всеми тенденциями в хоккее, причем по обе стороны океана. Фото: Игорь Уткин/ТАСС И в юности, и сейчас Ларионов следит за всеми тенденциями в хоккее, причем по обе стороны океана. Фото: Игорь Уткин/ТАСС
И в юности, и сейчас Ларионов следит за всеми тенденциями в хоккее, причем по обе стороны океана. Фото: Игорь Уткин/ТАСС

Игорь, что ждете от этого чемпионата мира?

Игорь Ларионов: Это самый яркий турнир года, потому что все непредсказуемо. Там могут такие вещи происходить: команда со счетом 3:0 выигрывает, а в итоге проиграла 3:5. На молодежном чемпионате мира ты получаешь именно ту структуру игры, которая немножко более раскрыта именно для болельщиков. Потому что игроки пока еще не находятся в рамках, в которые они потом попадают, когда начинается система, структура игры - ты не туда пошел, здесь клюшку не так подставил. А тут захлестывают эмоции, мы получаем нестандартные ходы, матчи, которые держат болельщиков в напряжении до конца. Как Английская Премьер-лига в футболе - они бегают, как ненормальные, в то же время они принимают сумасшедшие решения на ходу, на скорости передачи отдавая. То, что нравится болельщикам. Поэтому трибуны ломятся. Это ты получаешь и на чемпионате мира молодежном, когда играют сильнейшие команды - канадцы, американцы, россияне, финны, шведы, чехи, швейцарцы могут покусать.

Что "светит" сборной России?

Игорь Ларионов: Трудно сказать, потому что это все непредсказуемо. Я знаю, что у Брагина (Валерий Брагин, главный тренер молодежной сборной России - прим. авт.) есть свой подход. Мы всегда полагаемся на героическую игру вратаря, на какую-то феерическую игру нападающих, а дальше мы закроемся и отобороняемся. Хочется видеть российский хоккей более атакующим, более раскрепощенным. Мы сегодня видим хоккей, в который мы играли, там. Но не видим нашего хоккея, который должен вернуться обратно. Вот что разочаровывает. Мы играем всегда вторым номером. А провалы у нас идут из-за проблем в детском хоккее. Тема эта очень глубокая. Сейчас не хочется об этом говорить - перед Рождеством, Новым годом. Хотя надо об этом говорить.

Вы видите потенциальных звезд калибра Малкина, Овечкина, Тарасенко, Кузнецова в нынешней молодежной сборной?

Игорь Ларионов: Хочу посмотреть нашу команду более плотно в Баффало, чтобы говорить об этом. Видел два или три матча, и пока такого не заметил. Но, может быть, я ошибаюсь.

Вообще насколько таких суперзвезд можно вырастить? Или ими надо родиться?

Игорь Ларионов: У всех есть талант при рождении - перед тобой мир и ты можешь себя реализовать. Дальше - насколько ты попадешь в правильные руки людям, которые любят это дело, знают его, видят потенциальную суперзвезду. Где-то мы их теряем. Мы говорим сегодня о внутренних наших делах, которые происходят в экономике, в жизни, в спорте - коррупция, нечестные тренеры, взятки и так далее. К сожалению, это большущая проблема. Поэтому не получаем именно того хоккея, тех игроков, которых могли бы получать.

Есть ощущение, что некоторые игроки пробиваются даже не благодаря, а вопреки. Как тот же Никита Кучеров - человека фактически списали в ЦСКА, а теперь он феерит в "Тампе"...

Игорь Ларионов: Получается так.

Главная тема последних месяцев - мы едем на Олимпиаду в каком-то странном виде. Нейтральные атлеты, без флага и гимна. Вы как на все это смотрите?

Игорь Ларионов: Конечно, печально, то, что мы оказались немножко в стороне от всего мира. Мы почему-то решили играть по своим правилам. Я не виню спортсменов, я виню людей, которые в этом деле задействованы. Люди спорта, чиновники, которые, может быть, не до конца понимают, насколько этот мир взаимосвязан, стремление человека оказаться на Олимпийских играх и реализовать себя. Спортсмены живут этой мечтой, у них эту мечту отбирают. В любом случае я за то, чтобы спортсмены ехали и выступали. Да, может быть, это будет не то, что мы ожидали - и гимна не будет, и флага не будет. Но все равно спорт остается спортом. Хотя пока я просто не представляю - вот ты пробежал 50 километров, выиграл "золото", встаешь на трибуну, понимаешь, что за тобой вся страна, пропитываешься гордостью. И ты должен видеть флаг, который поднимается - не просто в твоих мозгах, а в действительности. Это важно. А если его нет - это чувство трудно пережить. Я не понимаю, как. Но в то же время терять эту возможность… Правильно сказал президент, что если хотят люди ехать, они должны ехать. Вопросов нет. Потому что это единственный шанс, его может больше не быть.

Просто у нас такая дискуссия в обществе поднялась на эту тему. Кто-то считает, что вообще не патриоты те, кто согласен без флага выступать…

Игорь Ларионов: Это разговоры. Я понимаю всю эту полемику. У нас сейчас модно уйти в сторону от проблемы, дискутировать, какие все дураки, как нас все ненавидят. Ярлыки повесить можно всегда - он не наш, поехал и так далее. Но это все неправильно. Здесь надо смотреть шире. Нельзя поддаваться эмоциям. Есть специалисты, пусть они решают. Если они решили - это не потому, что они ненавидят Россию, а потому, что были нарушения. И говорить сегодня о том, что спортсмены не должны ехать - неправильно. Завтра те ребята, которые не поедут, никому не будут нужны, вот в чем дело. Им нужно себя реализовать, они к этому шли.

Может, только злее будут после всех этих историй?

Игорь Ларионов: Ну а почему нет? Конечно. Все равно ты как спортсмен настраиваешься на победу, на то, чтобы показать максимум, потому что это вершина твоей карьеры.

Олимпийский хоккейный турнир - что это будет без игроков НХЛ? Насколько ценность этой медали может быть снижена?

Игорь Ларионов: В любом случае турнир состоится. Все равно это Олимпиада, которая пока имеет статус. Хоккей, конечно, будет другого уровня совсем. Мы можем сейчас говорить, что мы и без них сыграем. Но сегодня если мы говорим об уровне мастерства людей, которые, играют там, в Северной Америке, и здесь - по конкуренции, по игре это совсем разный хоккей. Хотя легко все равно не будет. Я недавно был на матче КХЛ. Играла пятерка канадцев из "Барыса". Когда они на льду, они явно сильнее наших, к сожалению.

Лично я не понимаю, на чем основаны разговоры о том, что мы легко выиграем хоккейный турнир на Олимпиаде. Мы будем фаворитами вообще?

Игорь Ларионов: Безусловно, на бумаге мы фавориты. Если мы сейчас распишем состав на бумаге, все ясно - костяк сборной из СКА, остальные ребята из ЦСКА. Эти команды тренируются в одном составе весь сезон. Но остальные сборные - они будут без давления. Все приезжают на Олимпиаду, чтобы выиграть. Но нет такого - мы должны, мы настраивались четыре года, у нас только задача победить. Эти люди приезжают без определенного стресса на плечах, чтобы кому-то чего доказать.

Иногда так легче…

Игорь Ларионов: Конечно, легче. И одна игра может все поменять, один свисток. Я всегда вспоминаю Квебек, когда мы выиграли чемпионат мира. Тогда Рик Нэш выбросил шайбу за борт - по большому счету мы не должны были выиграть тот матч. Любая ошибка может привести к этому. "Горячий" вратарь, который все поймает. Он может пропускать до этого по 5-6 голов, а когда начинаются игры на вылет, будет стоять так, что ты ничего не сделаешь.

Насколько было правильно такую тактику выбирать - собрать всех звезд в двух командах, убить таким образом интерес к чемпионату. Это ведь не идет на пользу КХЛ. Овчинка выделки вообще стоит?

Игорь Ларионов: Мы это узнаем после Олимпиады. Сама по себе идея была - скопировать то, что было раньше. В течение трех сезонов собирать команду и готовить ее к Олимпийским играм. Чтобы узнать людей с разных сторон, понимать, на кого надеяться, а кто может подвести. Насколько это сегодня себя оправдает - я не знаю.

Канадцы никого не наигрывали три года. Приехали в Ванкувер, в Сочи, на Кубок мира, и везде были лучшими…

Игорь Ларионов: Да, и это уже отдельная тема для разговора. Шведы, финны, американцы, да любая команда - никто никого не наигрывает. Все собираются вместе, как положено, за неделю. Они приехали в команду, там уже пять-шесть скаутов, которые знают, какие будут сочетания, кто с кем будет играть, два-три разных варианта. И все роли распределены. Не думают они каждый день, что нам надо выиграть Олимпиаду. Они играют в хоккей там, где играют. В клубах получают большую зарплату, их вызывают в сборную, и они начинают работать, только меняют свитер свой. Но при этом они будут отдавать все, что у них есть. Это спорт. Мы выходим, чтобы побеждать, делать свою работу от начала и до конца правильно. Если мы ее сделаем всем коллективом, то мы добьемся. Если будет кто-то выпадать, тогда где-то будет провал. Соглашусь, что все эти команды, которые собираются на какой-то период времени, чтобы подготовиться, а остальная Лига смотрит, что происходит - это неправильно. Мы от этого давно уже ушли.

И опять вернулись к тому, откуда вы уехали еще в советские времена.

Игорь Ларионов: По большому счету, да.

Вы на заре создания КХЛ работали в СКА. Нет ощущения, что начали за здравие, а сейчас уходим куда-то не туда? Тут и потолок зарплат скорее номинальный, и составы по 40 человек у некоторых клубов...

Игорь Ларионов: Мы говорим о правилах. Это все начинается с мелких вещей, которые мы сами делаем, потом сами же их или меняем, или нарушаем, либо скрываем. Масса есть способов. Кто-то "травмировался", хотя он тренируется по полной программе - он не должен быть вообще в команде, должен быть отправлен в фарм-клуб. Это если мы хотим иметь серьезную правильную линию. Но так, как сделано, уже, к сожалению, сделано.

Есть надежда, что после Олимпиады что-то поменяется?

Игорь Ларионов: Я не знаю, насколько этот проект серьезен, и как вообще все будет дальше. Нет понятия, честно. Потому что каждый год мы слышим, что эта команда - без денег, эта - без денег. Я уже устал читать письма президенту: помогите нам, потому что у нас команда, регион, люди ходят смотреть, так не должно быть. Изначально, когда Лига создавалась, было 12 команд - когда нужно было сделать первый шаг, а потом уже постепенно вводить новые клубы через 3-4 года. К сожалению, в связи с большими амбициями на фоне высоких мировых цен на нефть и на газ, мы решили, что мы можем. Все это происходит так, как будто нет плана развития. Допустим, Лига и профсоюз игроков - это разные организации. При этом профсоюз игроков не имеет никакой силы.

Ваш клиент как агента Наиль Якупов - первый номер драфта НХЛ. Он никак не может выйти на суперуровень. Опять непросто, уже в "Колорадо". Что не так?

Игорь Ларионов: Я на днях с ним провел разговор по делу, скажем так, строгий. Потому что ты должен адаптироваться. Он нормальный парень, в нормальном коллективе. Но с тренером нужно решать какие-то вещи... Допустим, ты должен не сломаться, но хотя бы прогнуться - это надо делать. Не могут все тренеры быть плохими. Здесь необходимо просто где-то в чем-то хотя бы дать, а потом взять. Должен быть баланс. Наиль в этом плане парень очень гордый. Естественно, первый номер драфта, ему хочется себя реализовать, показать. Он горит этим, хочет сделать. У него начинает идти, а потом - раз, и начинается какой-то спад. Я ему просто объяснил, что не хочется, чтобы ты ушел на эту волну, где ты злишься: на тренера, на того, другого. Тогда твой фокус уходит в сторону. Я вижу, насколько он стал мудрее в плане своей игры и того, что перестал делать лишний объем работы. Но какими-то фрагментами, когда его начинают прижимать - он опять уходит внутрь себя, показывает, что он расстроен. Я это вижу на площадке, наверняка видят и тренеры. Это очень важный момент психологический. Нужно спокойно выстроить стену. Забить свои 25-30 голов и после этого тебе уже ничего не скажут. Ну что ты скажешь сейчас тому же Кучерову? Он собирает зрителей на трибунах, забивает голы и живет игрой, от него зависит успех команды. Надо к этому прийти через борьбу, через какие-то недовольства и обиды. Я понимаю это хорошо, потому что мы с ним много лет на эту тему говорим. В этом году мы провели пару недель в Детройте перед началом сезона. Я отправил его в нормальном расположении духа, и он начал здорово. Сейчас он должен вернуться к нему обратно. Но он должен каким-то образом в себе изнутри найти покой и уравновешенность для того, чтобы быть более стабильным. А так он ничего не растерял.

Когда ты играешь 10 минут в третьем-четвертом звене, реально ли проявить себя?

Игорь Ларионов: В одном из матчей он набрал два очка, хотя провел на льду, по-моему, 9 минут 50 секунд. Понятно, что тяжело. Тебе дается возможность играть восемь минут, а чтобы получить десять минут, ты должен сделать шаг, 12 минут - два шага. Это так выстраивается. Это трудно, но так это работает. Если возможность дается, нужно ее использовать. Кому легко, обычно быстро сгорают. А те, кому трудно, остаются на этой трассе и идут дальше. Всегда можно найти оправдание - 8 минут, 7 минут. А потом дают тебе 18 минут, а у тебя сил нет, ты устал. Мало играл - плохо, много - тоже плохо. Это такой марафон, такая трудная психологическая нагрузка, которую ты должен преодолевать более спокойно, безо всяких зигзагов.

На бумаге наша хоккейная сборная - фаворит Олимпиады. Но на других не будет такого давления

У вас получается порядка 20 клиентов среди молодых хоккеистов?

Игорь Ларионов: Где-то так. Может, даже и меньше. Я не сторонник большой группы людей и не тот человек, который набирает игроков, а потом не подходит к телефону, если человек не играет. А много и таких. Я не гоняюсь за молодежью. Потому что если я только начну говорить с родителями 13-14-летнего парня и скажу, что мне ваш сын понравился, то они уже видят себя в НХЛ или в КХЛ, с большими деньгами. Но я не могу обещать, потому что знаю, какой это тяжелый труд. Не могу так себя продавать. Есть дорога, на которой я могу предложить делать выборы. Если они готовы слушать, то я готов идти. Если нет, то я знаю, что в дальнейшем будет еще больше проблем. Поэтому я стараюсь акцентироваться на маленькой группе людей. И обращаю внимание не только на игровых качествах хоккеиста. Для меня он важен как человек, как личность. Поэтому я считаю, что слово "агент" не совсем правильное для меня. Я как менеджер, который ведет вашу жизнь, карьеру, чтобы не было ошибок. Потому что агент - это продал кусок мяса. Допустим, тебя не ставят раз, не ставят два. Телефон молчит, что делать дальше? Человек не знает, что и как, кого спросить... Я могу ответить на вопрос. Допустим, не ставят Голдобина две игры в Ванкувере, он мне звонит. Там всем довольны, но тренер не ставит, потому что у них своя структура. Кого-то хотят сейчас поменять, освободить место, продать, а у него еще полтора года контракта, он молодой. Они знают, что он может двигаться вперед, и сейчас его придерживают. Надо объяснить человеку - так происходит не потому, что он плох. Да, есть какие-то моменты, которые он должен усилить в своей игре. Есть тренеры, а еще есть я, который может подсказать, что они хотят видеть от себя. Я не буду учить его, иначе будет конфликт, когда тренер говорит одно, а я - другое. Но я объясняю, что есть, допустим, твои мастерство, видение игры, интеллект хоккейный, но ты не должен забывать, что хочет сделать тренер. Ты должен это дать, а оттуда взять свое.

В этой связи у меня такое ощущение, что провал Вадима Шипачева в "Вегасе" - скорее не его провал, а менеджерский и агентский. И там как раз не подготовили человека, не объяснили, куда он едет.

Игорь Ларионов: Это отдельная история, даже не хочу об этом говорить. Изначально было много сомнений. Не знаю его как игрока и как человека. Но всегда говорю, что КХЛ и НХЛ - это разные турниры. Не все могут там играть. Не всем будет расстелена красная ковровая дорожка. Поэтому это ошибка большая. Невозможно вступить в этот круг, в НХЛ, одной ногой, а другой остаться здесь в КХЛ. Так нереально. Если у тебя кредитная карточка, контракт, комфортные условия - тогда лучше вообще не надо ехать. Оставайся здесь. Там другой спрос. Там все, что было у тебя здесь, никого не интересует. Когда приезжаешь и вроде ты здесь, а вроде ты там, и все идиоты, и я не понимаю языка и так далее. Это уже ошибка была. Надо было остаться там, где ты был. И никому не морочить голову. Но это ошибка генерального менеджера, который его подписал.

Не один ведь Шипачев. У нас достаточно примеров, когда возрастные игроки едут в НХЛ, и почему-то не получается. Они неправильно готовятся?

Игорь Ларионов: Нет. Здесь есть окно, когда ты пересидел. Очень важно именно понимать, насколько, допустим, правилен период выбора решения. Опять мы говорим о зоне комфорта. А когда и там хочется поиграть, и думаешь, что если не получится, я вернусь сюда - лучше остаться. Должен быть твердый характер. Надо знать, что все, что там у тебя было, все чемпионаты мира - они не работают. Выступил удачно на Олимпиаде, на чемпионате мира - это все отлично. Но ты должен туда прийти и забрать чье-то место. Кто тебе даст его? Там 82 игры, все "от ножа", и нужно доказывать в каждом матче, что ты в порядке - с тебя будут требовать. Уже к Рождеству в этом марафоне ты играешь на автопилоте, но при этом сегодня ты должен быть лучше, чем вчера.

Вы сейчас в каком направлении больше видите в обозримом будущем? Ресторанном, винодельном?

Игорь Ларионов: Мне хоккей, естественно, ближе. Меня тревожит то, что происходит в хоккее. Вижу, как все развивается в игре там и здесь. Мы не можем воспользоваться тем, что имеем, из-за того, что слишком много вокруг дилетантов, всяких разных подковерных игр, которые мешают. Это, конечно, беспокоит. Хочется помочь, хочется видеть, чтобы нас начали уважать в мире хоккея. К сожалению, сейчас выдергивают два-три таланта, а больше и взять нечего.

На руководящих позициях в нашем хоккее не хватает таких людей, как вы.

Игорь Ларионов: Я не знаю. Многие вещи, о которых я сейчас сказал, не хотят слышать. У меня нет цели кого-то там научить или покритиковать. Просто могу поделиться, дать рекомендации. А остальное - хотите не хотите - нет проблем. Американцы захотели - позвонили, пригласили в прошлом году женскую сборную тренировать перед чемпионатом мира. Четыре дня провести с девчонками. Я отдал себя всего. Когда они выиграли золото у Канады в финале, они мне позвонили, сказали: спасибо, часть успеха была твоя. Хоккей - это игра, которая развивается по всему миру.

При этом вы открыли уже второй ресторан в Москве за несколько месяцев. Значит, нормально бизнес пошел?

Игорь Ларионов: Ну, как сказать. Не будем забегать вперед. Пока пошло движение, в принципе, оно устраивает. Все нормально идет. Здесь можно попытаться провести параллель между бизнесом и, допустим, хоккейной командой, когда ты не можешь делать оценку через один-два месяца. Насколько ты будешь стабилен, насколько твоя стабильность будет из года в год показывать класс? Не люблю забегать вперед, и говорить о том, что все здорово и все отлично, можно успокоиться. Нет, здесь должна быть марка высокая, стандарты тоже высокие, и, естественно, качество еды и обслуживания. Чтобы все было непринужденно, правильно, чтобы люди приходили и возвращались.

Кстати, я посмотрел в интернете оценки вашему заведению, в котором мы сейчас сидим. Они очень высокие.

Игорь Ларионов: Серьезно? Я рад.

Многие хвалят, особенно винную карту. Наверное, по-другому быть не могло, с учетом вашего увлечения вином.

Игорь Ларионов: Сейчас, кстати, приходят новые вина. Они должны быть немножко подешевле, потому что первая партия была дорогая. А сейчас придет начальная и средняя линейка. Там семь разных вин, которыми я могу гордиться. Это не то, на чем заработать, а именно то, от чего ты можешь получить удовольствие.

Почему вы в Москве решили открывать рестораны, а не в Америке?

Игорь Ларионов: Когда люди узнали, что я открыл ресторан в Москве, стали просить: давай сделаем в Детройте. Я говорю: давайте пока не будем спешить. Здесь партнеры другие, они попросили поучаствовать в проекте. Я являюсь русским человеком, и хотелось бы часть себя, того, что наработано, выразить в этих ресторанах. Показать немножко другой подход ко всему, чтобы было более современно. Мы дали возможность молодым дизайнерам поучаствовать - они получили карт-бланш, могли творить. Чтобы получилось приятное, хорошее место, куда можно было приходить с семьей, с компанией - посмотреть футбольные, хоккейные матчи, бокс.

Наверное, вы один из немногих хоккеистов, кто уехал в Америку и мог бы себе позволить там остаться, будучи при этом востребованным. Почему все-таки тянет обратно?

Игорь Ларионов: У меня нет ограничений. Я люблю путешествовать, мне нравится держать руку на пульсе и там, и здесь. По большому счету, я живу на два континента. Это тяжело, это перелеты. Но по моему хоккейному бизнесу я должен понимать, насколько игра развивается. Не нужно заморачиваться только одной лигой, допустим НХЛ. Я должен понимать, что происходит в КХЛ, в Канадской юниорской лиге, в ВХЛ, в НХЛ, в немецкой лиге, в швейцарской, финской. Поэтому для меня не имеет значения, где я живу. Я даю себе возможность быть везде, и хотя бы ухватывать то, что происходит. Потому что для меня очень важно, чтобы не остаться там, где многие остались: "Вот мы раньше играли, вот мы раньше так делали". Игра меняется, меняются люди, подход. Если ты идешь в ногу со временем, то не упускаешь нюансы, которые могут тебе пригодиться. Детали важны во всем, поэтому приходится охватывать все. Порой жертвовать временем, сном. Вот так я живу.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Спорт Хоккей Чемпионат мира Спорт Олимпийские игры