Новости

03.01.2018 09:35
Рубрика: В мире

Сеул втянулся в конфликт на Ближнем Востоке через военную помощь ОАЭ

Текст: Олег Кирьянов (Сеул)
Громкий скандал разразился в политических кругах Южной Кореи. Как выяснилось, Сеул согласился оказать военно-техническую и прочую военную помощь Объединенным Арабским Эмиратам в обмен на получение контракта по строительству в ОАЭ нескольких АЭС.

Договоренности были заключены в обстановке полной секретности и возможно предусматривали даже обязательства Сеула участвовать на стороне ОАЭ в случае военного конфликта. Однако сейчас Южная Корея вынуждена отказываться от обязательств, поняв, что оказывается втянутой в непростую ситуацию на Ближнем Востоке.

Вся эта история началась еще в 2009 году и затрагивает время пребывания трех президентов Южной Кореи - Ли Мен Бака, Пак Кын Хе и нынешнего Мун Чжэ Ина. В 2009 году Южная Корея достаточно неожиданно выиграла в ОАЭ контракт на строительство в общей сложности четырех блоков АЭС, не имея при этом опыта строительства подобных объектов за рубежом. Эти соглашения были преподнесены как большая победа энергетической дипломатии Сеула и прорыв Южной Кореи на международный рынок строительства АЭС. Общая сумма контрактов оказалось астрономической - 21 триллионов вон или почти 20 миллиардов долларов.

Однако уже с 2010 года стали возникать подозрения, что Южная Корея не "просто так" получила контракт. Депутаты от разных партий, включая правящую, стали требовать от правительства раскрыть содержание якобы подписанных с Эмиратами секретных договоренностей о военном и военно-техническом сотрудничестве. С января 2011 года в ОАЭ действует состоящее из 150 бойцов подразделение спецназа Сухопутных войск Вооруженных сил Республики Корея под названием Akh Unit. Формальные цели пребывания спецназа Кореи на территории ОАЭ - "сотрудничество и обмены в сфере обороны и защита находящихся на территории ОАЭ граждан Республики Корея".

Различные более громкие политические скандалы Кореи, включая импичмент Пак Кын Хе, несколько отвлекли внимание от прояснения ситуации, однако с прошлого месяца к ней вернулись вновь. Поводом стало посещение 9-12 декабре 2017 года ОАЭ главой администрации президента РК Лим Чжон Сока, который провел закрытые переговоры с руководством ближневосточной страны. Поездка состоялась внезапно и до сих пор официальный Сеул отделывается от журналистов только очень туманными пояснениями в отношении причин визита.

В итоге вся эти ситуация вновь оказалась в фокусе внимания различных политических сил и СМИ, что позволило прояснить несколько скандальных фактов и подробностей. Как утверждают ряд источников, ОАЭ потребовала от РК в обмен на контракт заключить полноценный договор о военной взаимопомощи, который предусматривал автоматическое участие армии Южной Кореи на сторону ОАЭ в случае войны. Кроме того, Абу-Даби настаивал, чтобы военные Кореи помогли ОАЭ модернизировать армию, подготовить спецназ и активизировать самые разные направления военно-технического сотрудничества. По сути, Абу-Даби потребовал, чтобы в обмен на контракт по строительству АЭС Сеул создал ОАЭ хорошо подготовленную армию, спецназ и еще гарантировал помощь на случай военного конфликта.

До сих пор нет ясности по поводу того, что в итоге подписали Сеул и Абу-Даби, как называется само соглашение и что именно оно предусматривает. Часть источников утверждают, что Сеул подписал полноценный договор, хотя не уровня такого, которые у Сеула существует с Вашингтоном, но тоже весьма серьезный. Тем не менее все уже сходятся во мнении, что какие-то обязательства Сеул сделал, а с 2011 года на территории ОАЭ действует подразделение спецназа ВС РК, которое занимается гораздо более широкой деятельностью, чем считалось до сих пор. Есть подозрения, что корейцы готовят спецназ ОАЭ и участвуют в программе модернизации ВС ОАЭ.

Все это стало сюрпризом для нового президента Кореи Мун Чжэ Ина. Как считают многие, Сеул стал втягиваться в очень запутанный ближневосточный конфликт, причем очень активно. Южная Корея активно сотрудничает и с Ираном и другими странами, у которых с ОАЭ не самые лучшие отношения. В этой связи подготовка армии ОАЭ, не говоря уже об обязательствах участвовать в войне на стороне Эмиратов представляют для Сеула чрезмерный риск и участие в совершенно ненужных спорах. Как считают СМИ, именно это стало причиной отправки в ОАЭ главы администрации президента Мун Чжэ Ина, где скорее всего было заявлено, что Сеул намерен постепенно выходить из договоренностей.

Депутат от одной из оппозиционных партий Кореи Ким Чжон Тхэ, выступая на днях на радиопередаче, подробно рассказал, что предусматривали договоренности и как они были заключены. По его словам, ОАЭ сначала требовали договор о военном союзе с Сеулом уровня американо-южнокорейского альянса. Корейцы сразу отказались это сделать, сославшись, что подобное соглашение возможно для Сеула только с одной страной - США. Тогда речь пошла о межправительственном соглашении о военно-техническом сотрудничестве. Тут министерство обороны и администрация президента РК якобы высказалось в стиле "не против", но резко против выступил МИД Кореи, ссылаясь именно на запутанную ситуацию на Ближнем Востоке, отношения с Ираном и другие причины. В конце концов, по словам депутата Ким Чжон Тхэ, уже в период правления Пак Кын Хе в 2013 году Сеул и Абу-Даби подписали Меморандум о взаимопонимании. Документ предусматривает помощь Южной Кореи в модернизации ВС ОАЭ, подготовку и тренировку различных подразделений, активизацию военно-технического сотрудничества, передачу ряда современных технологий по созданию оружия и многое другое.

Однако в последние годы ситуация на Ближнем Востоке осложнилась, ОАЭ стала втягиваться в ряд конфликтов, а потому Абу-Даби начал требовать от Сеула повышение уровня договоренностей вплоть до полноценного договора. При Пак Кын Хе Южная Корея как могла "тормозила" это, а после импичмента Пак к власти в Корее пришел новый лидер Мун Чжэ Ин. Для него и его команды вся эта ситуация стала полной неожиданностью, что привело к целой серии серьезных разговоров с генералами, которые, по слухам, даже президенту не могли толком объяснить, что именно обещано Эмиратам со стороны Южной Кореи.

Теперь все идет к тому, что Сеул пытается отказаться от договоренностей, но хочет сохранить контракт на возведение АЭС, не портя при этом отношений с Абу-Даби. При этом возникла довольно парадоксальная ситуация. Шумиху вокруг "секретной поездки" главы администрации президента РК в ОАЭ в декабре прошлого года подняла главная оппозиционная Партия Свободной Кореи (ПСК), которая является наследником тех сил, которые представляли Ли Мен Бак и Пак Кын Хе. Нынешнее правительство Юга, которое пытается минимизировать утечку информации, стараясь не сильно портить отношения с ОАЭ, уже дало понять ПСК, что они сами под себя копают яму. Мун Чжэ Ин и его команда сейчас пытается разгрести то, что сделали Ли Мен Бак и Пак Кын Хе. То есть получается, что скандал бумерангом возвращается к консерваторам в лице ПСК, которым скорее всего придется давать пояснения, так как ряд влиятельных фигур партии работали с Ли Мен Баком и Пак Кын Хе. Поэтому в рядах самой ПСК уже стали слышны призывы к соратником "поумерить пыл" и не особо пытаться раскапывать скандал.

Однако, как видится, как южнокорейские СМИ, так и ряд политических сил уже "взяли след" и вряд ли отступятся, пока вся правда не станет достоянием общественности. Это может привести к новым громким скандалам, вплоть до допроса экс-президента Ли Мен Бака.

Журналисты же уже выяснили ряд любопытных фактов. Оказалось, что буквально накануне визита в Абу-Даби главы администрации президента РК ОАЭ резко активизировала инвестиции в корейский фондовый рынок, став по этому показателю главным иностранным инвестором, обогнав даже США. Так, в настоящий момент различные фонды ОАЭ скупили акции на корейском фондовом рынке на сумму более 9 миллиардов долларов. Только в ноябре 2017 года компании ОАЭ вложили в фондовый рынок Юга 967 миллиардов вон (более 930 млн. долларов). Это на удивление совпало с визитом в начале ноября в ОАЭ министра обороны Юга, а 9-12 декабря в ОАЭ побывал глава администрации президента РК. Возникли предположения, что Эмираты попытались оказать влияние на новое правительство Юга, чтобы то согласилось на продолжение и расширение военно-технического и прочего сотрудничества в сфере обороны и безопасности.

Тем не менее, как сообщили ряд СМИ, министерство обороны РК под давлением позиции президента уже начало готовиться к сворачиванию этого взаимодействия. Находящееся в ОАЭ подразделение спецназа Кореи Akh Unit, как утверждают военные источники, должно быть выведено уже до конца этого года. Южнокорейские дипломаты теперь ломают голову над тем, как им сохранить приемлемые отношения с ОАЭ, которые уже стали обвинять Сеул в непостоянстве и невыполнении договоренностей.

Справка "РГ"

Akh Unit является направленным и расквартированным в Объединенных Арабских Эмиратах подразделением Сил специального назначения Вооруженных сил Республики Корея. Действует на территории ОАЭ С 11 января 2015 года. Место дислокации - город Аль-Айн. Официальные задачи - участие в военных обменах и сотрудничестве с ОАЭ, обеспечение безопасности проживающих на территории ОАЭ граждан РК. Состав подразделения - около 150 солдат и офицеров, командует подразделением подполковник. Akh Unit формально входит в состав Сухопутных сил ВС РК, напрямую подчиняется Объединенному комитету начальников штабов ВС РК.