Фото, видео: как Гэри Олдман превратился в Уинстона Черчилля

В фокусе 17.01.2018, 19:00 | Текст: Юлия Авакова

18 января на отечественные экраны выходит фильм Джо Райта "Темные времена" (Darkest Hour) о неожиданном возвращении в большую политику в разгар Второй мировой войны Уинстона Черчилля, ставшего - вопреки возрасту, изначальному скептицизму британского истеблишмента, да и естественной логике событий - символом европейского сопротивления гитлеровской Германии. Черчилль внес весомый вклад в улучшение международного имиджа Великобритании, возвратив сравнительно небольшому островному государству вес, который империя год за годом безвозвратно теряла, перестав быть единоличной владычицей морей.

Без сомнения, картина привлечет большое внимание в России в силу беспримерного подвига всего советского народа и особой живой памяти о Великой Отечественной Войне, запечатлевшейся как в коллективной истории, так и в судьбах практически каждой семьи. Фильм Джо Райта в меньшей степени, чем многие другие работы, касающиеся упомянутого периода, преследует современные идеологические установки, направленные на переосмысление хода войны и событий, приведших к окончанию кровопролитнейшего противостояния в истории человечества. Задача режиссера и продюсеров в этот раз была куда более трудной - составить развернутый портрет сложившейся личности Черчилля, со всем его богатым опытом побед и поражений, в таком виде, в котором его застала начавшаяся война, а затем и отставка Невилла Чемберлена в начале мая 1940 года.

"Темные времена" в гораздо большей степени представляют собой коллективную биографию британского политикума, чем жизнеописание новоназначенного премьер-министра, что само по себе многократно усложняло задачу по подбору актера на главную роль. По единодушному мнению Джо Райта и одного из продюсеров Лизы Брюс, единственным потенциальным кандидатом, чье имя пришло в голову обоим практически сразу, стал Гэри Олдман. Разница в возрасте между актером на момент начала работы над ролью и великим британским политиком в первый год премьерства составляла меньше десяти лет, что делало задачу осуществимой, по крайней мере, в теории.

Все остальные слагаемые должны были быть созданы практически с нуля, и эти задачи были мужественно приняты на себя как самим Олдманом, так и множеством специалистов по гриму и костюмам, внесшими огромный вклад в поистине магическое его перевоплощение. Худощавый британский актер с узким лицом, обладатель звучного голоса сумел превратиться в грузного усталого человека с плоской физиономией и известными всему миру гнусавинкой и отдышкой.

Продюсером Дугласом Урбански, знакомым с методами работы над ролью, используемыми Олдманом, было принято решение по сужению временных рамок событий, которые разворачиваются на экране, с целью более углубленной проработки характеров героев и исторического контекста. Такой подход, в свою очередь, требовал от актеров составления в собственном восприятии выпуклого и многогранного представления о данном отрезке британской истории и геополитическом контексте в целом. Так как именно это обусловило конкретные политические шаги и сообщило им внутреннюю непротиворечивость и понятность со стороны внешнего исследователя. Олдман в какой-то момент признался, что гений Черчилля как личности привлекал его давно, и ранее ему даже предлагали сыграть эту роль, но его внешние данные, столь отличные от прототипа, заставили актера вежливо отказаться.

На решение в этот раз дать положительный ответ повлияла, помимо глубокого уважения к съемочной команде и профессионализму привлеченных специалистов, и сама концепция фильма: создатели не стремились снять классический биографический фильм, но запечатлеть лишь наложенный на хронику событий отрезок жизни стареющего политика, ставший пост-фактум самым значимым в его карьере, а также - в истории человечества в минувшем веке. Олдману также очень хотелось произнести с экрана речи Черчилля, ставшие образцами ораторского искусства, памятниками современной англоязычной словесности, эталоном ясного и вместе с тем элегантного обрамления глубоких мыслей.

Доктор Ларри П. Эрн, историк и биограф Черчилля, совместно с историческим консультантом картины Филом Ридом, составили для актера внушительный список литературы, рекомендованный к прочтению не только в образовательных целях, но и для ознакомления с теми обстоятельствами, которые оказали влияние становление его героя как личности: выпускник Хэрроу, затем - Сандхерста, военный на действительной службе, корреспондент и журналист, узник лагеря военнопленных, чудом сумевший спастись, одаренный художник, член Палаты общин, замминистра по делам колоний, министр внутренних дел, первый лорд Адмиралтейства, комбат на Западном Фронте в 1915-1916 годах, снова глава нескольких министерств, канцлер Казначейства и только потом - премьер-министр. (И далее - лауреат Нобелевской премии по литературе уже в послевоенном 1953 году.)

Что же касается речевых особенностей персонажа, то Олдман вооружился имеющимися в изобилии аудиозаписями выступлений Черчилля и несколько месяцев трудился над освоением несвойственной для себя манеры говорить, вкупе с адаптацией своего тембра голоса под черчиллевский, а также тренировкой фирменной гнусавости. Результат поразил всех - членов съемочной команды, коллег по ремеслу и кинокритиков.

Следующим этапом стало вживание в тело Черчилля: Олдману необходимо было понять и прочувствовать не только то, как мыслил и говорил его герой, но и как он двигался. В этом артисту помог легендарный художник, скульптор и гример Кацухиро Цудзи, двукратный лауреат премии "Оскар" за лучшие спецэффекты и грим. Задача чуть было не поставила маэстро в тупик. Внешне изображаемый и изображатель кардинально отличаются практически всем: и формой черепа, и пропорциями лица, и посадкой глаз. Но, по словам Цудзи, профессионализм настоящего актера и умение вложить в роль свою душу могут сотворить чудеса и с внешним обликом, трансформируя его изнутри.

Разработчики накладок, визажисты и гримеры полгода работали над конструкцией маски, призванной полностью преобразить лицо Олдмана. Сложность состояла также в создании естественного перехода между границей маски и зонами лба и губ, которые маска не покрывала, чтобы не создавать помех для изменчивой мимики актера и достоверной передачи эмоций. С париком вопрос был решен куда проще - на время съемок актер стригся налысо, чтобы хоть немного сократить время наложения грима, составлявшее в среднем три с половиной часа.

А чтобы воспроизвести грузный силуэт Черчилля, были применены пенопластовые накладки и сшитая по соответствующим меркам одежда. В полной "боевой готовности" суммарный вес "обмундирования" (костюма и накладок) составлял чуть ли не половину собственного веса актера.

Подбором костюмов для Олдмана занялась Жаклин Дюрран, сотрудничавшая с ним в 2010-м, в рамках съемок экранизации книги Джона Ле Карре "Шпион, выйди вон!" (Tinker Tailor Soldier Spy). Так как у Черчилля определенно был свой стиль в одежде, общая концепция реквизита была более-менее понятна с самого начала. Основными аксессуарами, дополняющими костюмы, должны были стать часы, кольцо, очки, сигары (которые Черчилль, если посмотреть на кинохронику и фотопортреты, почти не выпускал из рук), а также шляпы - к ним он питал особую слабость.

В плане одеяния на руку сыграло и то, что Англия - даже в современном, быстро изменяющемся мире - страна традиций. Производители шляп, костюмов, часов и сигар, которые предпочитал Черчилль, являются семейными предприятиями, нередко с многовековой историей, поэтому преемственность не создается на съемочной площадке из воздуха, а находит свое отражение в реальности. Единственным исключением из правила стала обувь, но и ее шили на заказ, в полном соответствии с параметрами моделей, которые носил сам Черчилль.

Мы в соцсетях:

Читайте также