Новости

21.01.2018 20:33
Рубрика: Происшествия

"Двойка" и топор

В Бурятии разбираются в причинах жестокого нападения подростка на школу
Бурятия постепенно приходит в себя после нападения на школу в поселке Сосновый Бор. Классы привели в порядок, и сегодня занятия возобновились. Пострадавшим сделали операции - микрохирурги сотворили чудо, пришив 13-летней девочке отрубленный палец. Теперь остается ждать и надеяться, что мастерство врачей и детские организмы одержат верх. Сейчас это главное.
 Фото: РИА Новости Никогда ранее школа в Сосновом Бору не видела столько силовиков. Фото: РИА Новости
Никогда ранее школа в Сосновом Бору не видела столько силовиков. Фото: РИА Новости

Сосновый Бор - это военный городок на окраине Улан-Удэ. Когда-то он был закрытым, сейчас остался лишь пропускной режим на въезде. Но в последние дни дежурные на КПП чрезвычайно строги: не только тщательно проверяют документы, но и досматривают машины. Говорят, что в пятницу ворота вообще закрыли на полдня. И неудивительно: в этот день в местной школе произошел настоящий ад - 15-летний подросток с топором и зажигательной смесью устроил бойню, серьезно ранив шесть человек. Бросил в класс бутылку с "коктейлем Молотова", а когда дети побежали на выход, спасаясь от огня, принялся не глядя махать топором, а потом пытался покончить с собой.

В качестве одной из причин преступления следствие рассматривает страх получить "двойку" за четверть и оказаться недопущенным до экзамена.

- Никогда не подумала бы, что он может такое сделать. Тихий, нормальный с виду мальчик. Да исправил бы он эту двойку! Так и не могу понять, почему он это сделал, - рассказывала следователям преподаватель русского языка и литературы школы N 5 Ирина Раменская.

Это на ее урок вломился подросток, а когда педагог бросилась на защиту учеников, дважды ударил учителя по голове. Сейчас женщина находится в отделении нейрохирургии, очень слаба из-за травм и потери крови, однако пребывает в сознании и даже смогла немного побеседовать с сотрудниками СКР и советниками Уполномоченного по правам ребенка РФ Анны Кузнецовой, прилетевшими в Улан-Удэ.

Когда читаешь список пострадавших и описание ранений, становится просто страшно: открытые черепно-мозговые травмы, скальпированная рана щеки (ученики, выбегавшие по пожарной тревоге, потом рассказывали с ужасом: "На полу лежала девочка - у нее пол-лица не было"), травматическая ампутация пальцев рук, рубленые раны спин, конечностей...

"Никогда не подумала бы, что он может такое сделать. Тихий, нормальный с виду мальчик. Да исправил бы он эту двойку!"

Пальцы, к счастью, удалось пришить. Операция длилась шесть часов. За это время микрохирурги Научно-исследовательского детского ортопедического института имени Г.И. Турнера, специально отправленные в Бурятию по распоряжению министра здравоохранения РФ, с помощью уникальных инструментов и шовного материала сумели сшить тончайшие сосуды и нервы. При этом Сергей Голяна, питерский хирург с мировым именем, отметил работу своих бурятских коллег, которые, не дожидаясь столичного десанта, без микроинструментария мастерски восстановили и закрепили сломанные суставы еще на двух пальчиках.

Прооперировали и девочку, которой топором пробило голову и снесло щеку. Она до сих пор в коме, на искусственной вентиляции легких. Врачи и медсестры не отходят от нее ни на секунду. Однако очевидно, что это было не последнее хирургическое вмешательство. Как только состояние семиклассницы стабилизируется, ей предстоят сложные и скорее всего неоднократные косметические операции. Состояние остальных раненых, включая самого нападавшего, опасений у медиков уже не вызывает.

Почему 15-летний парень пошел на такое? Следствие проверяет различные версии, в том числе и подражание пермской трагедии. Друзья и одноклассники нападавшего дают ему порой противоположные характеристики от неприметного троечника до хулигана, у которого были проблемы с алкоголем и даже наркотиками. Известно, что он жил с матерью, отчимом и двумя младшими сводными братьями. Вроде бы хотел стать следователем. По данным местных СМИ, незадолго до трагедии с ним работал школьный психолог, но ничего подозрительного не заметил.

Вместе с тем отдельные факты говорят о том, что нападение вовсе не было спонтанным: кинологическая служба нашла в школе схрон с зажигательной жидкостью. Местные жители утверждают, что несколько друзей девятиклассника накануне получили от него предупреждение в мессенджерах: "Завтра в школу не ходи - будет мясо".

Тем временем в Бурятии ужесточают режим охраны школ. На экстренном совещании при главе республики решено во всех школах региона ввести пропускной режим и чтобы за ним следили не пожилые вахтерши, а сотрудники ЧОПов, на крайний случай штатный специалист школы, отвечающий за безопасность учебного заведения. Там, где это возможно, установят тревожные кнопки, а в маленьких поселках, где нет отделений полиции, разработают специальный протокол реагирования на ЧП. Наконец, в республике намерены усилить работу школьных психологов и для начала обеспечить все учебные заведения подобными специалистами.

Следственный комитет

Второе за достаточно короткий отрезок времени нападение на школу сейчас анализируют не только в Следственном комитете РФ. Напомним, что по поручению Александра Бастрыкина уголовное дело о происшествии в школе в Бурятии передано в Главное следственное управление СКР. Опытные следователи и криминалисты центрального аппарата приехали в Улан-Удэ и будут работать в регионе столько, сколько это необходимо для выяснения всех причин происшествия. Уголовное дело расследуется по части 2 статьи 105 и статье 293 Уголовного кодекса РФ (покушение на убийство двух и более лиц, совершенное в отношении малолетних; халатность).

Глава республики уже заявил, что в каждой школе региона будет налажена работа детского психолога. Кроме этого, в учебных заведениях могут установить тревожные кнопки и усилить пропускной режим. О намерении увеличить штат школьных психологов по всей России заявили и в Государственной Думе.

Многие призывают повсеместно усилить охрану школ. Однако специалисты резонно подчеркивают, что учебные заведения нельзя превращать в режимные объекты.

На днях стало известно, что минкомсвязь и Роскомнадзор вместе с органами образования изучат и при необходимости заблокируют группы в соцсетях, которые могут призывать к нападению на школы. Так что слова Александра Бастрыкина, сказанные в последнем интервью "Российской газете" о необходимости контролировать и еще до суда пресекать опасные сайты, сегодня актуальны как никогда.

Для того чтобы опасные сайты в Сети попали под запрет еще до решения суда, в них должны присутствовать признаки терроризма и призывы к деструктивному поведению - это экстремизм, вовлечение в совершение преступления несовершеннолетних, которые в итоге могут лишиться жизни, то есть призыв к суициду.

Многие эксперты говорят о необходимости блокировки в соцсетях сайтов, посвященных массовому убийству в американской школе "Колумбайн". Но такое решение пока не принималось. Хотя Генпрокуратуру уже попросили признать экстремистскими материалы о массовом убийстве в "Колумбайне".

Подготовила Наталья Козлова

Мнение

Сергей Ениколопов, заведующий отделом медицинской психологии научного центра психического здоровья РАМН.

Не успели мы обсудить причины поножовщины в пермской школе, как ситуация повторилась в Бурятии. Бурные дискуссии и поиски причин побуждают власть усилить охрану, добавить уроки по психологии и даже ввести новый учебник.

Сергей Ениколопов: Смешно слушать уважаемых людей, которые на всю страну говорят, что ситуацию изменит хороший учебник по психологии. Я, к примеру, в школе проходил марксистко-ленинскую теорию. Ну и что? Страна выжила от того, мы все это проходили? Что толку от того, что учебник написали лучшие психологи, преподавать-то кто будет? Школьные учителя, которые возьмут себе еще одну дополнительную нагрузку? Учебник по психологии не сделает нас счастливыми. Люди веками были в конфликте, обиженных навалом. То, что произошло в Перми и Бурятии, - это проблема обиды. Ну, прочитаете вы в учебнике о том, что у человека бывает обида, и что? Перестанете быть обиженной, и станете счастливой и довольной? И потом, такой учебник уже есть. "Библия" называется. В ней можно найти все нравственные вопросы и ответы по психологии. За границей "Библия" лежит во всех гостиницах, ну и что - человечество стало лучше?

Можно ли прожить без обиды?

Сергей Ениколопов: Окружающие могут не заметить ваших личных проблем. Да и сами вы понимаете, что ситуация скоро поправится, но на этого человека я обиделась, вы ждали, что вас похвалят, а вас не похвалили. Ну обидно же, когда ты вложил душу во что-то, допустим в контрольную работу, а это не заметили. Это знаковые вещи. И если к вам не проявляют должного внимания и уважения, вы можете отреагировать обидой. Счастливое общество сложно себе представить, если только мы станем роботами. Это нормально. Обида может восприниматься, как двигатель прогресса. Справляться с ней - задача всей жизни. Уметь понимать - когда лучше пошутить, когда огрызнуться, а когда молча уйти. Каждому предлагается спектр способов по его характеру, которые мы выбираем.

В советской школе с воспитанием и поведением было значительно лучше...

Сергей Ениколопов: Все разговоры о том, что раньше было лучше - это досужие разговоры. Если бы мы с вами разговаривали в начале 30-х годов, мы то же самое бы говорили: "Вот, до 17-го года было все отлажено". Понятно же, что 1917-й год произошел потому, что было не отлажено. В 30-е года постепенно реформировали школы в ту систему о, которой мы сейчас говорим. Но это произошло только через 20 лет после Октября. Было время, когда министры становились министрами, не сдав ни одного экзамена в вузе, потому что на экзамене отвечал один несчастный за всю бригаду. Но систему все-таки выстроили, со временем она стала давать сбои, потом вообще все развалили. Начали по новой. И сейчас мы в ситуации поиска.

Почему мы не успеваем за меняющейся реальностью? Почему до нас так долго доходит, что что-то пошло не так и нужно срочно принимать меры?

Сергей Ениколопов: Это свойство человека. Я одно время любил смотреть немецкие фильмы от 30-х годах. В этих фильмах было огромное количество людей, которые, когда Гитлер пришел к власти, все еще размышляли о том, что эта напасть пройдет. Мы с вами теперь знаем, чем это кончилось. В одном из тех фильмов какой-то немецкий еврей говорит: "Это моя родина, я специалист по немецкому фольклору, что же я буду покидать ее". И только совершенно случайно, когда один сумасшедший начинает ему говорить о том, что "мы с тобой два настоящих арийца, и всех жидов надо давить", показывая на немецкого аристократа, тот понимает, наконец, что все, страна сошла с ума и надо спасаться. Таких фильмов было много.

Люди живут по инерции и не чувствуют изменений. Люди в основном аморфны. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что мы не дергаемся по пустякам, но с другой стороны - иногда пропускаем большие изменения. Но для этого как раз и существуют социальные науки (социология и психология), чтобы исследовать, какие изменения происходят, какие тренды сегодня возникают. Чтобы исследовать их и озвучивать населению. Но почему-то этому уделяется меньше всего внимания. Куда важнее выяснить, какой процент поддерживает какого-нибудь кандидата в президенты. Это, конечно, интересно, но не самое важное.

Есть мнение, что нужно меньше рассказывать СМИ о трагедиях, тогда и не будет подражаний и повторов.

Сергей Ениколопов: Это, конечно, глупость полнейшая. Мы живем в глобальной деревне. Информировать нужно. Смаковать не нужно. Информация должно быть четкой, жесткой и скупой. А если хотите что-то обсуждать - обсуждайте обиженных. Говорите о том, что стало настоящей причиной. Какой смысл в рассуждениях - если бы там была супер-охрана и Росгвардия? Вы хотите, чтобы мы как в концлагере жили? "Записки из мертвого дома" Достоевского начинаются с того, что самая жуткая вещь в остроге это то, что ты не можешь остаться наедине с самим с собой. Вы знаете, что за вами все время следит недреманное око. Родители, главред, муж, школа - это же жуть какая-то.

Подготовила Татьяна Владыкина

В регионах Происшествия ЧП Филиалы РГ Восточная Сибирь ДФО Бурятия Нападение на школу в Бурятии