Новости

29.01.2018 18:00
Рубрика: Экономика

Серый импорт загорится красным

Россия получит новые инструменты против контрабанды
Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) в этом году подпишет соглашения о зонах свободной торговли с пятью странами, рассчитывает председатель Коллегии ЕЭК Тигран Саркисян.
ЕЭК и Китай будут проводить совместные расследования в отношении недобросовестных продавцов. Фото: REUTERS ЕЭК и Китай будут проводить совместные расследования в отношении недобросовестных продавцов. Фото: REUTERS
ЕЭК и Китай будут проводить совместные расследования в отношении недобросовестных продавцов. Фото: REUTERS

В интервью "Российской газете" он также рассказал, о чем удалось договориться с Китаем по торгово-экономическому соглашению, которое тоже должно быть подписано в этом году. Роль Евразийской комиссии надо повышать, считает Саркисян: необходимо передать ей больше полномочий и создать евразийские фонды, чтобы быстрее преодолеть "недоинтеграцию".

Тигран Суренович, что будет представлять собой система прослеживаемости товаров в ЕАЭС? Были большие дискуссии, каким должен быть этот проект.

Тигран Саркисян: Прежде всего, мы должны понимать, что создание эффективной системы прослеживаемости товаров, перемещаемых по территории ЕАЭС, - это не узкая технологическая задача. Мы создаем новую среду, которая станет прозрачной, прежде всего, для самого бизнеса и потребителей. Суть системы в том, что если товар из третьей страны попадает на наш общий рынок, то все участники Союза должны иметь объективную информацию о нем - что за товар, где приобретен, как попал в ЕАЭС, как менялись собственники, какие перемещения в пределах нашего Союза уже совершил. Это позволяет нам также бороться с серым рынком и поставками контрафактной продукции. Кроме того, система прослеживаемости позволит нам обеспечить контроль за товарами, ввозимыми на особых условиях. Я имею в виду изъятия, которые есть у стран Союза в связи с международными обязательствами, членством в ВТО.

Система прослеживаемости охватит весь товарный рынок, она покончит со спорами по санкционным товарам

Надо было принять несколько базовых решений. Прежде всего, мы пришли к согласию, что нам нужна единая система прослеживаемости для всего Союза. Во-вторых, мы должны строить ее на общих стандартах и единой технологической платформе, используя наиболее современные разработки. Система прослеживаемости становится элементом цифровой трансформации экономики. Кроме того, открытый обмен информацией между таможенными органами и надзорными структурами, участие в работе системы бизнеса позволит повысить общий уровень доверия друг к другу. А значит, будет меньше спорных ситуаций, которые зачастую возникают именно из-за отсутствия информации, полученной по единой методике.

Как эта система будет сочетаться с маркировкой всех промышленных товаров, которую намерены в течение нескольких лет внедрить в России?

Тигран Саркисян: В принципе, и маркировка, и система прослеживания решают одни и те же задачи - идентификация товара, отслеживание его пути от одного собственника к другому. О конкретном дизайне и архитектуре системы пока говорить рано: мы провели конкурс, и компания-победитель тендера сейчас разрабатывает ее проект. Думаю, это будет гибкая и адаптивная конструкция, включающая в себя обмен данными с базами данных в странах Союза.

Цель - охватить весь товарный рынок этой системой?

Тигран Саркисян: Это глобальный тренд. Мир идет в этом направлении, создаются цифровые платформы - торговые, межотраслевые, и в скором времени все экономическое пространство будет оцифровано. На самом деле альтернативы маркировке, прослеживаемости не существует. Весь вопрос в том, как это сделать более эффективно и с минимальными затратами. Если изначально мы сделаем правильный дизайн сразу на пять стран, и у бизнеса, и у государства будет меньше расходов.

Кстати, добросовестный бизнес заинтересован в системе прослеживаемости, и не случайно многие компании обращаются к нам с предложением, чтобы мы взяли их системы маркировки. Они готовы даже бесплатно делиться с надзорными органами информацией, вплоть до онлайн-доступа к их системам, потому что серый оборот сильно бьет по легально работающему бизнесу. Когда они вводят свои системы маркировки, они заинтересованы в том, чтобы вся отрасль перешла на маркировку.

Одни из самых проблемных - это рынки алкоголя и табака, и основная часть контрафакта попадает в Россию из стран ЕАЭС. Обсуждается сближение акцизов на эту продукцию? В России они выше, чем в остальных странах Союза.

Тигран Саркисян: Разница между уровнями социально-экономического развития наших стран еще велика, разрыв в покупательской способности тоже значителен, отсюда разные ставки акцизов. Но, с другой стороны, из-за того, что в одной стране акцизы в два-три раза ниже, чем в другой, возникает переток товаров. Если мы хотим создать общий рынок, мы не сможем уйти от задачи гармонизации акцизов. На эту тему у нас идут бурные дискуссии, консенсуса пока нет. Для одних стран - это вопросы теневого оборота и выпадающих доходов, для других - резкое повышение акцизов создает социальные проблемы. Эти дискуссии приводят нас к более системным выводам. Необходимо заниматься выравниванием уровня развития стран Союза и принимать график постепенного сближения акцизов.

В 2017 году мы видели, как сначала Россия и Белоруссия конфликтовали по поводу молока, мяса и газа, потом возникли взаимные претензии у Киргизии с Казахстаном. Повторение подобных конфликтов - неизбежность? И какую роль в их разрешении должна играть ЕЭК?

Тигран Саркисян: Причина объективна - как я уже сказал, это разный уровень социально-экономического развития, разные экономические модели, удельный вес госсектора, разное регулирование. Чтобы устранить почву для конфликтов, нам надо постепенно гармонизировать очень многие сферы совместной деятельности, а это непростой процесс. Надо проводить согласованные политики. Все эти подходы зафиксированы в договоре о ЕАЭС, остается их постепенно внедрять, и тогда конфликтов будет все меньше и меньше.

Вы говорили о том, что для продвижения интеграции вперед ЕЭК нужно больше полномочий. Вы обсуждаете эту идею со странами?

Тигран Саркисян: Я обсуждаю эту идею со всеми моими коллегами. Такое решение может значительно повысить ответственность и эффективность коллегии.Я думаю, что опыт трехлетней работы ЕАЭС говорит о том, что можно смело пойти на этот шаг, внести изменения в союзный договор, чтобы расширить права и полномочия комиссии. В нее входят по два представителя от каждой страны, это опытные профессионалы, плюс все наши решения предварительно согласовываются со всеми пятью странами. Сейчас Совет ЕЭК (в него входят вице-премьеры стран. - Прим. ред.) перегружен. Как показывает наш опыт работы, половина вопросов, которые он рассматривает, носит рабочий, технический характер, их необходимо передать на уровень коллегии. Это поможет преодолеть и чрезмерную забюрократизированность нашей работы. На обсуждение технических вопросов мы тратим слишком много времени и необоснованно много административного ресурса во всех пяти странах. Таможенный кодекс ЕАЭС (вступил в силу 1 января. - Прим. ред.) - это первая ласточка, он позволяет Коллегии ЕЭК принимать ряд оперативных решений в сфере таможенного администрирования.

Инфографика "РГ": Леонид Кулешов / Игорь Зубков

Сейчас работа ЕЭК по запуску общих проектов в основном ограничивается рекомендациями, возможностей распределять деньги, давать субсидии у ЕЭК нет. А должны быть?

Тигран Саркисян: По опыту Европейского союза и других интеграционных объединений видно, что наличие специальных фондов очень сильно стимулирует углубление интеграции. Мне кажется, что мы уже созрели для того, чтобы создание подобных фондов в ЕАЭС стало предметом обсуждения на уровне премьер-министров и президентов наших стран. Если комиссия будет располагать собственными финансовыми возможностями, мы сможем гораздо быстрее проводить гармонизацию, унификацию инфраструктур, работающих на общий рынок.

Появятся ли евразийские холдинги или консорциумы?

Тигран Саркисян: Мы хотим запустить евразийские бренды - совместные проекты на пять стран, ну или хотя бы на три-четыре. Бренды, нацеленные на экспорт. Это могут быть и консорциумы, и даже холдинги. В проработке - 11 таких проектов. Самое важное, чтоб инициативы исходили от бизнеса, а наша задача - им содействовать. Как это работает: обращаемся к странам, анализируем интеграционный потенциал в разных отраслях промышленности, в сельском хозяйстве, находим заинтересованные компании и предлагаем им воспользоваться технологическими платформами, которые уже создала ЕЭК. Проектам мы готовы оказать организационную и институциональную поддержку. Но после того как мы увидим, что эти проекты созрели, они будут предложены для рассмотрения на уровне вице-премьеров и глав правительств, и по каждому конкретному проекту мы будем обсуждать, какие меры ему нужны для продвижения в качестве евразийского бренда.

По цифровой повестке ЕЭК получает предложения по конкретным проектам?

Тигран Саркисян: Мы уже получили от стран порядка 15 инициатив по разным направлениям. Для их оценки создан офис, куда входят профессионалы из пяти стран, их заключения - когда и как реализовывать проекты - мы будем представлять Совету ЕЭК.

Соглашения о торговле и инвестициях

ЕЭК И КИТАЙ ДОГОВОРИЛИСЬ О РАБОЧЕЙ ГРУППЕ ПО МОШЕННИКАМ И КОНТРАФАКТУ

Тигран Суренович, о чем удалось договориться с Китаем по торгово-экономическому соглашению?

Саркисян: Мы содержательно согласовали проект и уже в этом году будем готовы вынести документ на подписание, сейчас он проходит внутригосударственные процедуры согласования. Это первое глубокое соглашение с Китаем такого рода, которое мы будем подписывать от имени пяти стран. Оно создает рамки для взаимодействия.Речь идет о сотрудничестве в сфере электронной торговли, об активной защите прав потребителей, о транспортной инфраструктуре, защите интеллектуальной собственности, расширении использования электронных документов, в частности, о взаимном признании методов электронной аутентификации.

Мы договорились о механизме обмена информацией о мошеннических практиках, недобросовестных продавцах, небезопасных товарах. На основе этой информации специальная рабочая группа в составе представителей ЕЭК и Китая будет принимать решения о совместных расследованиях. Также наши китайские коллеги обязались публиковать на официальных сайтах все нормативно-правовые акты, затрагивающие электронную торговлю, до их вступления в силу. Мы сможем, таким образом, заранее подготовиться к изменениям. Стороны берут на себя обязательство применять антидемпинговые, компенсационные и специальные защитные меры согласно нормам и правилам ВТО.

Соглашение увязано с поддержкой проектов, которые Россия и другие страны Союза предлагали Китаю к софинансированию в рамках стыковки с поясом "Шелковый путь"?

Саркисян: Соглашение определяет "правила игры", упоминаний о конкретных проектах там нет. Однако оно предлагает инструменты, как работать с проектами в инфраструктурной сфере. Поэтому мы работаем над соглашением и одновременно ведем активный диалог с нашими китайскими партнерами. На сегодняшний день мы имеем список из почти 40 проектов, которые могут быть реализованы в формате софинансирования. В них участвуют несколько или все страны Союза. Например, 12 из них предусматривают использование ресурсов или потенциала Кыргызстана, в том числе строительство железных и автодорог, транспортно-логистических хабов. 11 проектов инициированы Россией. Среди них строительство высокоскоростной магистрали "Евразия", глубоководного порта в Архангельске и железнодорожной линии "Белкомур".

Недавно состоялось заседание министров транспорта пяти стран, куда мы пригласили и замминистра транспорта КНР. В частности, мы обсуждали приоритетные проекты, которые интересны именно с точки зрения сопряжения евразийской интеграции и "Шелкового пути". Представители китайской стороны публично заявили, что рассчитывают на углубление сотрудничества и отметили важность нашего диалога.
Концептуальное понимание этих проектов есть, но по каждому должны пройти технические консультации - каким будет софинансирование, какие будут льготы, с каких проектов необходимо начинать, какие будут на втором этапе. Мы можем констатировать, что взаимоотношения всех наших пяти стран с КНР находятся на самом высоком уровне. Нет никаких препятствий к поиску взаимовыгодных решений.

ЕЭК ведет переговоры с несколькими странами о создании зон свободной торговли. С какими подписание соглашения возможно уже в этом году?

Саркисян: Мы планируем завершить переговоры по временному соглашению о создании зоны свободной торговли с Ираном. Продолжим диалог с Сингапуром, Сербией, Израилем, Индией и Египтом. Прогнозировать здесь очень сложно, но будем стремиться успеть. Это огромные рынки с большим потенциалом для экспорта всех пяти стран ЕАЭС.

Экономика ВЭД Международные организации Евразийский экономический союз (ЕАЭС)
Добавьте RG.RU 
в избранные источники