СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
9-25
февраля 2018
06.02.2018 20:12
Текст: Анна Козина

Докатиться до мечты

Фигуристы Евгения Тарасова - Владимир Морозов хотят не просто поучаствовать в Играх, а побороться за "золото"
Евгения Тарасова и Владимир Морозов выиграли предолимпийский чемпионат Европы, который в середине января проходил в Москве, и защитили прошлогодний титул. На счету нашей спортивной пары также есть победа в финале Гран-при и "бронза" чемпионата мира. Но за медали Олимпийских игр ребята будут бороться впервые.
Победа на ЧЕ в Москве придала Евгении Тарасовой и Владимиру Морозову уверенности в себе. Фото: РИА Новости Победа на ЧЕ в Москве придала Евгении Тарасовой и Владимиру Морозову уверенности в себе. Фото: РИА Новости
Победа на ЧЕ в Москве придала Евгении Тарасовой и Владимиру Морозову уверенности в себе. Фото: РИА Новости

Это ваша дебютная Олимпиада, и вы едете в Пхенчхан как первая пара сборной. Чувствуете волнение, ответственность?

Владимир Морозов: Стараемся не зацикливаться на этом. К тому же после чемпионата Европы появилась уверенность. Мы чувствуем свою силу. Мы на самом деле классно откатали произвольную программу в Москве. Но это для нас не подвиг, не что-то из разряда "вау". Это нормальное явление. Показали то, что отрабатывали на тренировках. А перед Олимпиадой главное - не растерять форму, не заболеть, дотянуть до рубежа.

Женя, вы как-то сказали, что готовы ради участия в Играх терпеть и боль, и травмы...

Евгения Тарасова: Есть мечта не просто быть участником, а побороться за "золото". Когда с четырех лет занимаешь одним любимым делом, почти всю жизнь проводишь на льду, каждый день тренируешься, это действительно становится целью. Ты идешь к ней через боль, слезы. В прошлом сезоне приходилось много терпеть, мы почти все время на обезболивающих катались из-за травмы. В этом сезоне тоже были проблемы. Но все это преодолевается.

Чемпионат Европы вы выиграли, но разве выступление в короткой программе не стало потрясением? То же самое можно спросить и про неудачный финал Гран-при.

Владимир Морозов: Первая строчка - это главное. Произвольную мы прокатали блестяще. Реабилитировались. А прокат короткой программы мы обсудили, проанализировали, скорректировали детали. Так что, я думаю, больше проблем не должно возникнуть.

Неудачу в финале Гран-при я бы тоже не назвал расстройством или встряской. Олимпийский сезон интенсивный, старты идут один за другим: финал Гран-при, чемпионат России, чемпионат Европы, Игры. Возможно, как раз на финале Гран-при произошел спад - и физический, и эмоциональный. Поэтому выступление получилось провальным. Были чемпионами, стали - пятыми. Хотя нам по непонятным причинам не засчитали парное вращение. Этих баллов нам и не хватило до третьего места. Даже с ошибками мы могли взять "бронзу". Можно сказать, судьи отобрали медаль. Но мы не стали заострять на этом внимание.

Евгения Тарасова: Я на льду с четырех лет. Олимпиада - цель, к которой я готова идти даже через боль и слезы

Даже в паре ошибки часто допускает кто-то один. Это повод для выяснения отношений?

Евгения Тарасова: Мы работаем в паре, и результат общий, вне зависимости от чьих-то ошибок. Если предъявлять друг другу претензии, ничего хорошего не выйдет. Нужна только поддержка и совместное обсуждение проблемы. А обижаться и обвинять друг друга - это неправильно.

А то, что в произвольной программе Володя часто импровизирует, вас не сбивает с ритма?

Евгения Тарасова: Наоборот, это только заряжает позитивом. Видишь, как партнер делает какие-то новые, даже неожиданные движения, жесты, хочется подыграть ему. Это подстегивает. Самой становится еще интереснее катать программу. Даже когда рассказываю об этом, улыбаюсь.

Владимир Морозов: Мы хорошо накатали программу, и это дает свободу. Когда есть запас прочности, получается раскрепоститься: можно добавить жест, пообщаться со зрителями, поработать на судей, а не фокусироваться на шагах и элементах.

Танцевать под Кристину Агилеру у вас получается зажигательно, но в короткой программе - Рахманинов. Как удается сочетать?

Владимир Морозов: Стараемся из года в год меняться, не показывать одну и ту же стилистику на льду. Не хотим быть однобокой парой. Хочется разнообразия. Ну, и чтобы зрителям нравилось. Мы можем катать практически все. Классика у нас получается хорошо - размашисто, музыкально. Танцевальные вещи тоже по душе. А когда делаешь что-то с удовольствием, то и результат лучше.

Вы освоили четверной подкрут. Как он вам дался?

Евгения Тарасова: Это сложный элемент, который требует концентрации, на него затрачивается много энергии. Но сейчас мы его делаем в рабочем режиме. Стабильно исполняем и на тренировках, и на соревнованиях.

Владимир Морозов: Мы нашли подход к элементу. Приловчились. Но на показательных мы его делать все равно не будем. Это реально опасный и рискованный элемент.

Максим Траньков хотел бы, чтобы кто-то из российских пар побил их с Волосожар мировой рекорд в короткой программе. Баллы для вас имеют значение?

Владимир Морозов: Если исполним шедевральный прокат, то рекорд будет. Контент у нас соответствующий. Но мы за этим не гонимся. Приятнее иметь титул.

Каково вообще было тренироваться в одной группе с двукратными олимпийскими чемпионами?

Владимир Морозов: Это оставило свой отпечаток. Мы видели, как готовятся к Олимпиаде в Сочи. Одно дело наблюдать за спортсменами, когда они на пике формы выступают на главном старте. Другое - видеть весь тренировочный процесс изнутри. Это здорово помогает ориентироваться в пространстве. Какие-то вещи до сих пор в голове держим и пользуемся.

Как и Таня с Максом, вы пара не только на льду, но и в жизни. В чем плюсы и минусы таких отношений?

Евгения Тарасова: Плюсы в том, что ты лучше знаешь человека. Можешь обсудить какие-то моменты дома, более откровенно рассказать о свои переживаниях.

Вы и дома спортивные дела обсуждаете?

Владимир Морозов: Мне кажется, все фигуристы постоянно говорят о фигурном катании, где бы они ни находились.