Новости

09.02.2018 07:00
Рубрика: В мире

Минские соглашения работают

В преддверии третьей годовщины подписания Минских соглашений по урегулированию конфликта на Юго-Востоке Украины "Российская газета" задала несколько вопросов Алексею Чеснакову, директору Центра политической конъюнктуры, который занимается анализом хода их выполнения.
 Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС  Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС
Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

В понедельник, 12 февраля, будет отмечаться трехлетие Минска-2. В преддверии этого события заметно увеличилось число комментариев политиков и экспертов, которые, подводя итоги прошедшего, в основном высказывают пессимистические оценки будущего этих соглашений и открыто заявляют, что они неэффективны.

Алексей Чеснаков: На самом деле это не так. Минские соглашения реально работают. Скептические оценки в их адрес являются следствием глубокого непонимания сути и специфики этих соглашений. Как и большинство подобного рода документов, регулирующих условия мирного процесса, минский комплекс мер - это согласованный противоборствующими сторонами и международными гарантами целостный набор действий, которые необходимы для завершения конфликта. Минские соглашения приняты под эгидой "нормандской четверки", одобрены резолюцией Совбеза ООН, признаны всеми ведущими мировыми державами и сохраняют значение как базовый документ, без которого невозможно существование Киева и Донбасса в общем политическом пространстве.

Но через три года действительно не видно серьезных результатов.

Алексей Чеснаков: А обмен пленными в декабре прошлого года - разве это не серьезный результат? Не нужно забывать, что этот обмен стал возможным именно благодаря Минским соглашениям, в которых шестым пунктом предусмотрен "обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц" и закреплен принцип "всех на всех".

Но это не так много. Между тем, некоторые наблюдатели заявляют, что время уходит и нет заметных достижений по политическим вопросам и вопросам безопасности. Обстрелы продолжаются. Законы застопорились в Раде.

Алексей Чеснаков: С момента начала действия Минских соглашений прошло не так много времени - всего три года. Был очень небольшой шанс, что они могут быть реализованы в первый год с момента подписания. Но этот шанс из-за позиции Украины был упущен. Конфликт Киева и Донбасса с осени 2015-го принял долгосрочный и вялотекущий характер. Это нужно признать. Но это не значит, что нужно все время менять параметры соглашений.

В Киеве продолжают настаивать на том, чтобы были выполнены все пункты в сфере безопасности, но при этом сами их не выполняют, да еще и демонстрируют, что не будут выполнять политические пункты. Это хорошо понимают все участники переговоров. Даже представитель американской стороны господин Волкер вынужден был неоднократно заявлять, что Украина должна будет выполнить свою часть Минских соглашений в сфере политики.

Нужно учесть мировую практику урегулирования подобных ситуаций. Динамика в большинстве случаев довольно слабая. Возьмем, к примеру, постсоветское пространство. Тут продолжается урегулирование целого ряда конфликтов. И все они долгосрочные. В каждом, после подписания каких-либо регулирующих соглашений, прошло больше двух десятилетий. Так, в Приднестровье почти 22 года продолжается переговорный процесс. В Нагорном Карабахе - почти 25 лет с момента начала работы минской группы. В других регионах планеты, где идет процесс урегулирования после вооруженных конфликтов тоже все проходит не быстро. Северный Кипр - урегулирование длится более 40 лет. В Западной Сахаре - 27. И так далее.

Это не такой простой процесс, как некоторым кажется. Нужно не просто развести стороны и прекратить огонь. Нужно договориться об общем понимании причин конфликта и параметрах ответственности за будущее. Нужно создать новые институты, сформировать надежные гарантии того, что не будут возобновлены боевые действия, запустить процесс полномасштабного политического урегулирования. Это длительная и скрупулезная работа.

Что можно записать в политические достижения Минска-2?

Алексей Чеснаков: Много чего. Вообще, созданы базовые основы для политического процесса. Удалось принять в первом чтении поправку в Конституцию об особом статусе Донбасса, закон об особом статусе, постановление об амнистии. Естественно речь идет лишь о частичном выполнении Киевом условий, изложенных в комплексе мер. Но нельзя не признать, что под давлением России, а иногда и Запада, некоторые важные документы, признающие особый статус Донбасса прошли на Украине первый этап имплементации. Сейчас процесс заблокирован украинской властью. На ней лежит вся ответственностью за затягивание процесса урегулирования.

Какие прогнозы на ближайшее будущее?

Алексей Чеснаков: Придется решить еще довольно много вопросов. Есть российский проект резолюции Совбеза ООН о направлении в зону конфликта специального контингента ООН для охраны миссии ОБСЕ. Проходят переговоры по линии Сурков-Волкер, постоянно заседает минская контактная группа. Процесс медленно, но продвигается. Последние заявления господина Волкера после встречи с Сурковым в Дубае свидетельствуют - американская сторона сделала шаг назад и согласна с поэтапной увязкой вопросов безопасности и политических вопросов, а также может посодействовать, чтобы Украины согласилась с этим подходом. Насколько серьезными окажутся эти обязательства можно будет увидеть в ближайшее время.

Что касается панических криков о том, что якобы Минск-2 мертв. Понятно, почему такие суждения вбрасывают украинские деятели. Они не хотят выполнять минские соглашения, резонно полагая что Минск-2 - поражение Порошенко в противостоянии с Донбассом. Понятно, почему подобное говорят представители Запада - они подыгрывают украинцам и хотят срыва соглашений, чтобы обвинить в этом Россию. Непонятно только, почему такие заявления делают некоторые российские политики. Получается, что они либо по глупости, либо сознательно подыгрывают украинцам и западникам и выступают против интересов России. По-другому это оценить невозможно.