Новости

06.03.2018 20:56
Рубрика: Культура

Гауди и минареты

Театр "Московская оперетта" играет Лопе де Вега
Зачем идем в оперетту? Изучать жизнь? Углубляться в историю? Приникать к знаменитым литературным источникам? Разгадывать тайны сценических экспериментов? Я думаю, идем за глотком чистой радости. И не ждем глубин - даже если в основе оперетты драматургическая классика.
Прекрасная Диана - Елена Зайцева, гордый Теодоро - Леонид Бахталин. Фото: Надежда Сокорева Прекрасная Диана - Елена Зайцева, гордый Теодоро - Леонид Бахталин. Фото: Надежда Сокорева
Прекрасная Диана - Елена Зайцева, гордый Теодоро - Леонид Бахталин. Фото: Надежда Сокорева

Театр "Московская оперетта" поставил "Собаку на сене". Комедия Лопе де Вега и в оригинале легка и остроумна, но музыка придаст ей новые краски, герои запоют и запляшут, критики затоскуют об утраченных мудростях великого испанца, публика будет радоваться и бить в ладоши. Что, собственно, в этих стенах и требуется.

Стыдно признаться: спектакль понравился. Он как-то сразу обезоружил, лишил удовольствия покопаться в недостатках, сличить текст либретто с пьесой, погоревать о купюрах и всласть порассуждать о неистребимой архаике. Но не хочется. Потому что, во-первых, Испания.

Она предстает на сцене мерцающей, переливчатой, текучей, меняющей очертания в световом мареве - то Гауди почудится, то будто минареты... Она вторгается в самую душу горячими ритмами хоты, пасодобля и фламенко, она в развевающихся юбках и гордых спинах, в оттянутых носочках танцовщиц и отточенной дроби каблуков. Это Испания не из реала, а из сладкой грезы, потому что только в грезе могут незаконно попасть сюда парижские гамены в залихватских картузах, отплясавшие нам нечто французистое. Хотя восточные шаровары с тюрбанами вполне уместны: автор пьесы жил в Валенсии, а там от мусульманского наследия и теперь много чего осталось. В общем, художники Виктор Архипов (сценография), Светлана Логофет (костюмы) и Александр Сиваев (свет) придумали мир, который вселяет восторг безотчетный и неуправляемый.

Во-вторых, Лопе Де Вега. Со сцены сразу пахнуло хорошей литературой, декламацией резонеров и подвываниями трагиков, неспособных говорить прозой. Не иронизирую - ностальгирую по хорошему старому театру, который не стремился притворяться жизнью - будничной и серой. По театру-празднику, который, как в заповеднике, сохраняется в хороших опереточных труппах, сражающих и чувством стиля, и пародийным лукавством. Звучат дивные поэтические диалоги, вкусно произносимые отвыкшими от хороших текстов артистами, и разворачивается каждому внятный сюжет о влюбленной женщине - ее раздирают на части влечение и сословные предрассудки. И о ее секретаре, в которого она влюблена и который пытается сохранить достоинство в урагане страстей. Для оперетты ситуация не нова - актеры легко могут сбиться на дуэт Марицы и Тасилло, которых тоже разлучают классовые барьеры. Но не сбиваются, штампами не соблазняются: они в Испании, а это мир сарсуэлы - пылкой, как пламя, но отрегулированной, как метроном. При этом великий Лопе все же пострадал: купюры в музыкальной версии неизбежны, сюжет становится проще. Но все утраты должна компенсировать музыка.

Настоящий театр никогда не стремился притвориться жизнью

Музыка Александра Клевицкого не из тех, чьи мелодии звучат в тебе по дороге к метро, - но после финала обнаруживаешь, что в тебе поселилась некая музыкальная аура. Так бывает: сам строй музыки настроил на "испанское", и этого достаточно для того мимолетного счастья, какое умеет дарить оперетта.

Спектакль определен как мюзикл - но это все-таки оперетта с ее наивом и простодушием. Это отсутствие амбиций подкупает: действие не перенеслось в будущее, Теодоро не орудует лазером, Диана не посылает его по мобильнику. Влюбленные не могут соединиться - тебе грустно, влюбленные сливаются в финальном экстазе - и соседки по ряду утирают светлые слезы. Хореограф Ирина Корнеева выстроила "испанистую" пластику спектакля так весело и заразительно, что невольно оттягиваешь носок и поводишь каблуком в такт. Нескрываемый азарт движет и палочкой дирижера Арифа Дадашева - оркестр, который еще несколько лет назад, казалось, спал в своей яме, теперь живет, рассыпает вожделенные "брызги шампанского", и всем верховодит гитарист на сцене, объединяя все действо в сплошной музыкальный поток.

Спектакль напомнил, что "Московская оперетта" сегодня располагает самой сильной в стране труппой этого жанра. Уж что-что, а петь здесь умеют, а прекрасная Диана в облике Елены Зайцевой с ее дивным голосом умеет еще и сражать красотой. Отличного героя-любовника театр обрел в лице Леонида Бахталина (Теодоро) - без опереточного кокетства и самолюбования, сильный баритон и облик, излучающий мужскую силу, как Мерседес - скрытую под капотом мощь. Нельзя не упомянуть про обаяние Инары Гулиевой в роли все понимающей Анарды, про типичных персонажей комедии масок графе Федерико (Владислав Сташинский) и маркизе Рикардо (Петр Борисенко), про Александра Маркелова в уморительном облике графа Лудовико и Ольгу Белохвостову в функции неунывающей субретки (Марсела).

Уж если я взялся быть критиком, надо бы горевать по поводу опереточных амплуа, приемов и приколов, вернувшихся на миг волею режиссера Татьяны Константиновой. Не могу. Почему-то понравилось. Наверное, соскучился по настоящему опереточному куражу. Живому, а в нашем прозаическом сегодня - почти новаторскому.

Культура Театр Музыкальный театр Гид-парк Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники