Новости

27.03.2018 16:50
Рубрика: Общество

Наш ответ Да Винчи

В России создан уникальный медицинский робот
Как был создан медицинский робот, который по многим показателям превосходит знаменитый Да Винчи? Об этом корреспонденту "РГ" рассказал директор Института конструкторско-технологической информатики РАН доктор технических наук Сергей Шептунов.
 Фото: РИА Новости Профессор Дмитрий Пушкарь 
проводит операцию с помощью уникального российского робота.  Фото: РИА Новости
Профессор Дмитрий Пушкарь 
проводит операцию с помощью уникального российского робота. Фото: РИА Новости

Сенсацией стали телерепортажи об уникальной операции, которую провел наш медицинский робот. Правда, пока на свинке Роза. Рассказ о роботе сопровождался громкими эпитетами. На ваш взгляд, здесь нет журналистского преувеличения?

Сергей Шептунов: Честно говоря, не люблю ни громких, ни тихих эпитетов. Но понимаю, что журналисты выполняют свою работу. Да, ряд показателей у нас лучше, чем у робота Да Винчи, но я всегда повторял, что именно он в свое время стал революцией, первопроходцем в хирургии.

В чем и почему этот созданный по заказу НАСА робот сумел превзойти самых виртуозных хирургов?

Сергей Шептунов: Даже самый выдающийся хирург ограничен физиологией. Скажем, размеры рук не позволяют с максимальным удобством добраться до каких-то зон операции. Рука всегда слегка подрагивает, что может сказаться на точности работы. То есть развитие хирургии уперлось в потолок возможностей человека, надо искать новые технологии, перевести операции на новый, менее зависимый от человека уровень. Таким прорывом и стал хирургический робот Да Винчи. Это не традиционный автоматический робот. Он повторяет движения рук хирурга, но только на микроуровне. Инструмент в теле пациента перемещается на миллиметры.

Накопив опыт операций, робот многому научится и сможет поправлять врача, подсказать, например, что не туда иголку направил. Фото: РИА Новости

Преимущества такой машины очевидны. Скажем, полостная операция на предстательной железе очень сложна, потому что до нее трудно добраться, пациент теряет до 1,5 литра крови. А робот делает всего 3-4 прокола диаметром в несколько миллиметров, через которые вводятся инструменты и 3D-камера. Потеря крови всего 20-50 миллилитров. То есть операция очень щадящая.

Далее. В отдельных случаях полостная операция длится 1,5-2 часа, а робот помогает выполнить ее за 30 минут. Пациент на третий день может быть выписан. Значит, повышается эффективность работы клиники, она может обслужить намного больше пациентов. Словом, все было бы здорово, однако к Да Винчи помимо восторженных отзывов постепенно накопилось немало серьезных претензий.

Казалось бы, такая совершенная машина. В мире с ее помощью выполняются ежегодно сотни тысяч операций. И тем не менее врачи недовольны…

Сергей Шептунов: Всегда хочется лучшего. К примеру, медики просят повысить точность работы. Но главная претензия к цене - около двух миллионов долларов. Кстати, о том, что не так все хорошо, свидетельствует красноречивая цифра. Если сравнить число хирургических роботов в мире с количеством сделанных ими операций, то получается одна операция в два дня. Вроде бы, чтобы себя окупить, должен "пахать" круглые сутки, а он больше простаивает, чем работает. Поэтому роботу трудно вписаться в страховую систему. Цена операции всегда будет гораздо больше, чем может выплатить страховая компания. И это, по-моему, главное, что сдерживает массовое внедрение таких технологий.

Все это и стало поводом создать российский недорогой медицинский робот?

Сергей Шептунов: Не просто недорогой. Мы вместе с группой хирургов во главе с главным урологом минздрава Дмитрием Юрьевичем Пушкарем поняли, что бессмысленно идти уже по проторенной дороге, модернизировать, а по сути повторять заложенные в Да Винчи принципы. И вообще конкурировать небольшому российскому институту с такими компаниями-гигантами, как авторы Да Винчи, на их поле значит заведомо проиграть. Поэтому единственный приемлемый для нас вариант пойти своей дорогой, создать принципиально новое, что кардинально отличается от Да Винчи. Учтя и преодолев его недостатки, ограничения, о которых я говорил. В итоге разработана платформа, на которой можно создавать роботы для разных видов хирургии: на легких, мозге, урологические, гинекологические и т.д. Это совершенно разные задачи, для их реализации нужны абсолютно разные устройства-роботы.

Нравится ли Розе быть страницей в истории российской хирургии, неизвестно. А сахар нравится точно. Фото: РИА Новости

Принципиальное требование врачей - мобильность машины. Да Винчи - монстр весом более тонны, с внушительными габаритами. У нас огромная страна, множество клиник, понятно, на все никаких Да Винчи не хватит. Перевозить такую махину с места на место нереально. Размышляя о будущем роботе, Дмитрий Пушкарь сказал: "Здорово было с чемоданом с роботом приехать в какой-то город, сделать операцию и с тем же чемоданом уехать".

Кроме того врачи просили повысить точность операции. У Да Винчи инструмент перемещается с точностью 500 микрон. Это уже не устраивает.

Наш робот намного меньше и дешевле Да Винчи, на порядки превосходит его по точности

Как удалось решить все эти задачи?

Сергей Шептунов: По сравнению с Да Винчи наш робот устроен совершенно иначе, и у него принципиально иная архитектура. Это позволило повысить точность перемещения инструмента до 10 микрон, что на порядки лучше, чем у Да Винчи. Кроме того наш робот в 5 раз легче, во много раз меньше и дешевле. Еще важно, что это полностью цифровая машина. Это позволит ее перестраивать для работы в разных сферах хирургии. Но этого мало. Робота можно "подстроить" под конкретного хирурга. Создать ему максимальные комфортные условия для работы.

Сергей Шептунов: И робота можно "подстроить" под конкретного хирурга. Фото: РИА Новости

Работая на Да Винчи, врач не чувствует руками, например, с каким усилием он тянет ткань, и даже рискует ее порвать. Он может полагаться, контролировать операцию только глазами, наблюдая все происходящее на экране монитора. В нашей машине есть обратная связь, врач руками чувствует каждое свое движение, какие прикладывает усилия. Более того, накопив опыт операций, робот многому научится и постепенно сможет анализировать действия врача и даже его поправлять, подсказать, например, что не туда иголку направил. Это уже элементы искусственного интеллекта.

Недавно вся страна видела, как ваш робот прошел испытания в Пензе, где профессор Пушкарь делал операцию на свинье Розе. Как вы сами оцениваете этот эксперимент?

Сергей Шептунов: В Пензе были поставлены очень амбициозные задачи. Мы умышленно загнали себя в цейтнот. Ночью с чемоданами, где находились части робота, выехали в Пензу, преодолели 700 километров. Там часа за два собрали машину. На следующий день приехал Дмитрий Пушкарь, сделал серьезную операцию и уехал. Таким образом, удалось продемонстрировать, что в столь сжатые сроки робот можно доставить к месту операции, собрать, запустить, а доктор успешно проведет операцию. Это важнейший этап, приближающий нас и врачей к операциям на людях. По всем регламентам создания медицинской техники это произойдет через 1,5-2 года.

Справка "РГ"

Как оперирует медицинский робот? Хирург располагается в отдалении от операционного стола. На его рабочем месте находятся контроллеры, управляя которыми с помощью рук, он выполняет операцию. На экране монитора врач видит трехмерное изображение операционного поля, получаемое от 3D-камеры. Она вводится в тело пациента через маленькие отверстия. Через такие же проколы в зону операции доставляются мини-инструменты: пинцет, ножницы, иглодержатель и т.д. Они приводятся в действие манипулятором, который отрабатывает получаемые от врача команды.

Общество Наука Научный подход с Юрием Медведевым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники