Новости

05.04.2018 04:40
Рубрика: Культура

Осторожно: веки открываются

Семь наивных вопросов о сериале "Гоголь. Вий"
5 апреля над нами всеми - зрителями - продолжат проводить эксперимент. В кинотеатрах снова покажут телесериал. На этот раз третью и четвертую серии. Первые две мы видели в прошлом году, назывались они "Гоголь. Начало". Сейчас - "Гоголь. Вий".

За что можно любить родное отечественное кино? Только в нем можно услышать фразу от городского начальства: "Тут все по закону! Это Россия!". Рассказывают, что она экспромт актера Евгения Стычкина. Только в нашем фильме можно увидеть одновременно око Мордора из "Властелина колец", дементора из "Гарри Поттера" и огненного демона Суртура из фильма "Тор: Рагнарек".

Именно к этим образам отсылает российский Вий, сделанный с применением подобных спецэффектов. Для актера Александра Петрова Гоголь, несомненно, лучшая роль: ему идет, когда он не улыбается, и в черном парике. Глаза его кажутся синими, взор - мистическим и глубоким. Ни одна дивчина не устоит. А девушек в фильме очень много. Герои - живые и мертвые, мужчины и женщины - сходятся в схватках не на жизнь, а насмерть.

Большая удача нового фильма Алексей Вертков в роли Хомы Брута - словно для нее и родился. Гоголю-настоящему могло бы и понравиться. Актер Сергей Бадюк - кузнец Вакула его второе имя. На фоне этой роли в широко растиражированном проекте могут померкнуть и другие его работы. Злодея Басаврюка, который стремится нажиться на чистой душе, что в особую ночь сорвет красный цветок Кровоцвет, играет Кирилл Полухин, да так, что не забыть: ночью может присниться.

Весь фильм - а он недешевый - показывает, что жанр хоррора и мистики российскими производителями сериалов освоен. И если отбросить иронию, можно говорить о том, что мы способны сделать что-то свое - к счастью, у нас есть великая русская литература и писатели. Напомним, что проект успешно презентовали на международных кинорынках. А "Гоголь. Начало" показал рекордные сборы, заработав в прокате около 10 миллионов долларов. "Мне нужен Гоголь. Живой!" - кричит в картине герой Евгения Стычкина, и в картине дух великого писателя действительно словно оживает. Однако в современном прочтении. 

Что будет дальше?

Александр Цекало, продюсер: Будет третий, заключительный фильм "Гоголь. Страшная месть", а потом восемь серий на ТВ-3. Мы и дальше будем производить сериалы, которые станем выпускать в прокат в кинотеатрах.

Станут ли читать Гоголя после фильма?

Евгений Стычкин, актер: Я абсолютно уверен, что мы не опошляем Гоголя. То, что мы снимаем, является адекватным гоголевскому видению мира. Мы пытались создать кинематографическое произведение - рассказать современным языком некую другую историю. Мы не работаем с гоголевским текстом, с его сюжетными линиями. Мы воспринимаем его произведения как вдохновение. Так что думаю, что юноши и барышни, которые Гоголя не читали, должны пойти в магазин или в библиотеку, приобрести произведения Николая Васильевича и читать больше.

Как снимались подводные сцены?

Александр Петров, актер: Для меня съемки были очень комфортны - как теплый плед. Я как был благодарен Гоголю, так и буду. В этом фильме есть подводные сцены. Скажу честно - не очень люблю, когда снимаются подводные сцены, потому что это физически сложно. В бассейн нужно погружаться, температура меняется.  А здесь "подарок подарили" - подводные сцены снимали в воздухе без воды. Поскольку волшебный и нереальный мир можно делать проще.

Молот у кузнеца был настоящим?

Сергей Бадюк, актер: Мы не махали вместо молота деревяшкой. Я в детстве работал на кузнице. Махал в фильме настоящим молотом. Наши продюсеры позаботились - кузница была настоящая. Приезжали два кузнеца - местных парня - и помогали нам. Поэтому я получил невероятное детское воспоминание и очень тоскую по съемкам, потому что, когда они закончились, детство куда-то ушло.

Как создавали Вия?

Евгений Барулин, специалист по спецэффектам: Спецэффекты - это командная работа, и почти каждый из нас хоть как-то повлиял на финальный результат. У кого-то были идеи, которые было реализовать сложно или невозможно, но тем не менее мы все учли.

Это была длинная работа, которая длилась более двух лет. Все это время мы в ней варились. Большой пласт того, что придумали или перепридумали. Что-то происходило прямо на площадке. Произведения Гоголя про нашу глубинку, и хотелось, чтобы сделанное не было похоже на голливудское кино, а была в нем российская изюминка. Не буду раскрывать всех секретов, но российской действительностью мы тоже вдохновлялись. И Голливудом тоже.

Страшно ли играть утопленницу?

Юлия Франц, актриса: Мне кажется, роль ведьмы мечта многих женщин, поэтому я работала с удовольствием. При этом у меня не было ощущения, что я играю ведьму. Я ее воспринимала как девушку - пусть утопленница, но в ней должно быть что-то хорошее. Она рано погибла, и в чем-то душой невинна и чиста. Но то, что моя героиня может откусить голову, мне в ней тоже нравится.

Компетентно

Все ли женщины - ведьмы?

Режиссер Егор Баранов - об основной линии фильма

Егор, вам как режиссеру не кажется, что из-за того что объединили две серии, страдает сюжет самого "Вия"?

Егор Баранов: Не может быть только Вий 50 минут. Теме "Вия" посвящена половина фильма. Но благодаря первой части выстроилась линия предыстории Гоголя, так как по факту она имеет начало по сценарию в третьей главе, а ее завершение есть в четвертой и в шестой.

Все равно это наша основная цель рассказать миф о писателе, о том, как Гоголь им становится, и в том числе о его даре. Этого, как я слышал, не хватало в фильме "Гоголь. Начало". Так как история долгая, сложно все выдать сразу.

Так что задача была во второй части и герою понять про себя, и зрителю понять про него и про себя,  и герою стать увереннее. Получилось у нас или нет, пусть судит зритель. Но вы уже сами видели, что в отличие от первой части Гоголь уже не такой робкий человек.

По моему зрительскому ощущению, стала меньшей линия Хомы Бруты, а сама сцена появления Вия не так ошеломляет.

Егор Баранов: Просто вы этого ждали: фильм называется "Вий", и вы ждете Вия как удовлетворения своих ожиданий.

Почему такая простая любовная сцена? Вы намеренно это сделали?

Егор Баранов: Учитывая то, что мы работает в ироничном жанре, можем позволить себе условность по форме, в том числе и в любовной линии. А учитывая, что это романтическая и готическая история, любовная линия может быть и такой. Я верю, что в жизни может быть так, а значит, и в фильме. Ты долго ходишь вокруг да около, как наши герои. А потом вдруг - раз, и с ходу скажешь что-нибудь прямое. Вырвалось само и… все произошло.

Каждая ли женщина превращается в ведьму?

Егор Баранов: Нет, не думаю (смеется). Просто так получилось у нас в фильме. Я часто думаю о том, почему у нас в фильме все женские образы - ведьмы. Но не знаю. Так сложилось. У Гоголя, конечно, много этого в творчестве, хотя я бы не сказал за все его произведения.

Между тем

В конце третьей и четвертой серии зрителю покажут проморолики следующих двух. Каково же будет ваше удивление, когда в них вы вновь увидите Олега Меньшикова в роли следователя по особо важным делам. "Как ему удастся воскреснуть, ведь его убили еще в конце первой серии!" - обозреватель "РГ" спросила об этом у сценаристов проекта Натальи Меркуловой и Алексея Чупова. Наталья посокрушалась, что продюсеры заставляют подписывать разные бумаги о неразглашении, а потом - раз - и в проморолике "продают" главную сенсацию. Но затем торжественно проанонсировала: "Это будет большое событие - он просто так не появится!"

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"