Новости

08.04.2018 20:42

Бизнес на слезах

В Иваново несколько лет идет спор за картонную фабрику
Судебные разбирательства вокруг крупного предприятия, входящего в состав фабричного комплекса по производству изделий из картона, не затихают в Иваново несколько лет. Вдова совладельца компании Евгения Блескина Ирина заявляет о невозможности вступить в полноправное участие в бизнесе.

Предыстория разыгравшейся коллизии такова. В 2001 году в Иваново были учреждены два юридических лица - ООО "Фабрика БТИ" и ООО "БТИ-энерго". В 2006 году их равноправными собственниками (с долями по 50 процентов) стали Евгений Блескин и Андрей Махонов.

Фабрика, которая до сих пор производит бумажно-техническую продукцию, использует территорию и помещения, принадлежащие ООО "БТИ-энерго". В собственности последнего - расположенный в самом центре города имущественный комплекс площадью более 18 тысяч квадратных метров. Его рыночная стоимость оценивается примерно в 300 миллионов рублей. В 2010 году случилось несчастье. Скончался один из учредителей обеих компаний Евгений Блескин. В связи с его смертью доли в этом бизнесе унаследовала его супруга Ирина. Однако за время вступления ее в наследство действующее предприятие ООО "Фабрика БТИ" было признано банкротом. После этого "Фабрика" формально еще четыре раза меняла владельцев. Сегодня по тому же фактическому адресу расположено ООО "Новые бумажные технологии" и занимается той же производственной деятельностью. А его учредителем и директором выступает давняя знакомая Махонова гражданка Мельникова.

Выходит, что любой гражданин может объявить себя руководителем и распоряжаться активами

В итоге в 2011 году Ирина Блескина получила 50 процентов только в уставном капитале ООО "БТИ-энерго". К производственному бизнесу она де-юре отношения уже не имела.

- Я решила не усугублять ситуацию и пыталась договориться о дальнейшем ведении дел в "БТИ-энерго", закрыв глаза на то, что от второй компании меня полностью отстранили, - говорит Блескина. - Но все было тщетно, Махонов повторял, что мне не принадлежит ничего.

По словам Блескиной, она предлагала Махонову выкупить у него долю мужа, на что получила предложение приобрести ее за номинальную стоимость. Еще один вариант: продать имущество третьему лицу и разделить деньги, но и это не подошло Махонову. Не нашлось места для работы в компании и старшему сыну Евгения Блескина. Вот уже семь лет Блескина физически не может попасть на территорию фабрики, ознакомиться с корпоративными документами, получить дивиденды.

- Была придумана простая и эффективная схема использования нашего общего актива, - утверждает Ирина Блескина. - За весьма небольшую сумму имущественный комплекс был сдан в долгосрочную аренду дружественной структуре. Арендной платы ООО "БТИ-энерго" хватает только на покрытие расходов по содержанию зданий и оплату налогов. Выходит, что никакой прибыли для участников не остается. В результате Блескина за все это время не имела никаких дивидендов.

В 2013 году, после нескольких лет безуспешных попыток хоть о чем-то договориться с Махоновым, Ирина Блескина в целях собственной безопасности и сохранности актива внесла долю в "БТИ-энерго" - во вновь созданное предприятие, учредив ООО "Современные инвестиции и развитие". Далее началась череда бесконечных арбитражных процессов.

Наконец, Ирина Блескина решила воспользоваться своим правом на судебную ликвидацию ООО "БТИ-энерго" и переводом имущественного комплекса из корпоративной собственности в частную - поровну на каждого участника. Ликвидация общества могла стать способом прекратить многолетний корпоративный конфликт и защитить право собственности, ведь Махонов больше не смог бы единолично распоряжаться общими активами.

Суд первой инстанции после длительного и подробного рассмотрения дела иск удовлетворил и принял решение о ликвидации ООО "БТИ-энерго" (дело N А17-1457/2017). Однако апелляционная инстанция вердикт отменила, указав, что выводы суда первой инстанции являются "преждевременными".

Видимо, протекающий седьмой год острый конфликт должен получить некое иное разрешение. По словам Блескиной, в ходе рассмотрения жалобы ей прямо дали понять, что выходом из ситуации может стать в буквальном смысле "выход" истца из общества.

К сожалению, за формальной стороной проблемы не было учтено, что с момента выхода бывший участник полностью лишится контроля над компанией не только де-факто (как сейчас), но и де-юре. На фоне того, что ни уставный капитал "БТИ-энерго", ни его бухгалтерская отчетность не содержат реальных сведений о стоимости активов, согласно экспертному заключению, представленному в суде. К примеру, балансовая стоимость всех зданий комплекса установлена в размере всего 6 миллионов рублей, вместо 300 миллионов рыночной стоимости, а именно такая цифра указана в экспертном заключении. А устав предполагает проведение всех расчетов только через год после выхода. Очевидно, что отстраненный таким образом участник вообще ничего не получит.

Эти доводы не были услышаны и вышестоящими судами. В связи с этим в настоящее время Ирина Блескина готовит обращение в Верховный суд РФ.

Второй иск связан с оспариванием сдачи в аренду комплекса недвижимости ООО "БТИ-энерго" (дело N А17-4471/2017). Дело в том, что еще в 2014 году Махонов в обход второго учредителя сам себя решил назначить генеральным директором компании. В июле 2017 года он, заверив свое заявление у врио нотариуса города Москвы Н.Г. Габаняна (ИНН 771916618560), сумел-таки зарегистрировать в ЕГРЮЛ эти изменения. Не должен ли был этот факт заинтересовать правоохранительные органы?

Выводы арбитража парадоксальны: Махонов, хоть и не избран руководителем обоими участниками общества, тем не менее распоряжается имуществом компании и считается ее директором. А если этого не признать, то общество якобы не сможет дальше работать и пострадают интересы третьих лиц.

Выходит, что любой гражданин, зарегистрировавшийся в реестре по непонятным бумагам, может объявить себя руководителем и распоряжаться активами? При этом другие участники бизнеса остаются за бортом, не имея возможности управлять делами компании и получать дивиденды, поскольку это якобы нарушает баланс интересов третьих лиц и "стабильность гражданского оборота".

Это новое веяние в отечественной цивилистике, когда частное право приносится в жертву интересам неопределенного круга лиц. Его и рассмотрит 12 апреля 2017 года Второй арбитражный апелляционный суд и, возможно, очередное слушание дела расставит все точки над "i" в затянувшемся споре.