Новости

13.04.2018 15:38
Рубрика: Культура

Снять тысячи солнц и не умереть

XII Международный месяц фотографии - уже в Москве
Раньше мы фотографировали с помощью фотокамер, потом - телефонов, а теперь - с помощью автомобилей. Это не футурологический прогноз, это констатация факта, сделанная на открытии созвездия фотографических выставок в Манеже в рамках XII Международного месяца фотографии, который проводит Мультимедиа Арт Музей Москвы.
 Фотография как перформанс. Это название выставки итальянца Пьеро Марсили либелли вполне подходит и к другим проектам, представленным в Манеже в рамках фотобиеннале.  Фото: Сергей Михеев/ РГ  Фотография как перформанс. Это название выставки итальянца Пьеро Марсили либелли вполне подходит и к другим проектам, представленным в Манеже в рамках фотобиеннале.  Фото: Сергей Михеев/ РГ
Фотография как перформанс. Это название выставки итальянца Пьеро Марсили либелли вполне подходит и к другим проектам, представленным в Манеже в рамках фотобиеннале. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Выставка Барбары Дэвидсон, обладательницы трех Пулитцеровских премий, лауреата премии "Эмми" (2011), снимавшей с помощью камеры, включенной в систему безопасности автомобиля Volvo, фактически открывает новую страницу в жанре стрит-фотографии. В стрит-фотографии главным героем-рассказчиком был фланер, прогуливающийся по бульварам-проспектам-улочкам с фотоаппаратом в руках. Конечно, это был лишь образ, вдохновленный Бодлером. В реальности стрит-фотограф на городских улицах чувствует себя скорее охотником, пытающимся слиться с окружением в ожидании добычи, нежели гулякой праздным. Как бы то ни было, мгновенный спуск затвора "фото-ока" имитировал взгляд прохожего. Пешехода, одним словом. Извозчикам, рикшам и водителям авто было чем заняться на дороге и без фотоаппарата. Однако 30 снимков, сделанных камерой внедорожника Volvo, кардинально меняют диспозицию. Теперь человек с фотоаппаратом - это человек за рулем.

Машина, которая фотографирует, пожалуй, дороговатая замена для смартфона и планшета, но сходство налицо. В обоих случаях камера закладывалась как "дополнительная опция", которая стремительно оказывалась среди "базовых элементов". Не будем задаваться животрепещущим вопросом, заложена ли в камере Volvo возможность селфи - безопасности авто и водителя это вряд ли поспособствует, скорее, наоборот. Не очень понятно, снимает ли камера автоматически или водитель может корректировать съемку, но в любом случае "Моменты", снятые Барбарой Дэвидсон в содружестве с автомобилем, демонстрируют, скажем так, новый уровень скорости фотографа. Рассматривать эти снимки интересно еще и потому, что пешеходы и велосипедисты выделены системой безопасности на черно-белых фото красной рамочкой как объекты, особо опасные для столкновения. Мир городской улицы (в случае съемки Дэвидсон это были улицы Копенгагена) предстает для машины как пространство, до краев заполненное непредсказуемыми опасными существами, вроде пешеходов, байкеров, велосипедистов и, разумеется, стрит-фотографов. Всех их  приходится избегать и объезжать.

Но надо сказать, что автоматические камеры для эпохи пост-гуманизма возникли много раньше. Выставка "Тысячи солнц" в Манеже представляет образцы такой съемки, сделанные во время ядерных испытаний 1945-1962 годов. Все они предоставлены американскими архивами. Но коллекция эта собрана российским школьником (теперь уже студентом) Александром Михальченко за восемь лет. Все началось с того, что Саша Михальченко поспорил с одноклассником по поводу того, какой взрыв мощнее - атомной бомбы или водородной. Он тогда и понятия не имел, чем они отличаются и как выглядят. Он начал собирать информацию по ядерным испытаниям, рисовал таблицы, исписывал тетради техническими сведениями… И делал десятки запросов в архивы, лаборатории, музеи США. Он получил ответы практически на все письма, ему помогали американские архивисты и музейщики… Сегодня его коллекция насчитывает более тысячи фото, документирующих историю ядерных испытаний в США. На выставке представлены 100 фотографий из коллекции с подробной информацией по каждому взрыву (вплоть до того, на какой секунде после детонации ядерного заряда он был сделан и с какого расстояния).

Та часть снимков, которые делались для получения научной информации, и были предвестниками эры постгуманизма. Не только потому, что после термоядерного взрыва 1 марта 1954 года над атоллом Бикини в Тихом океане из-за неожиданного изменения погодных условий от радиоактивного облучения пострадали как сами США, так и Австралия, Индия, Япония и страны Европы. Собственно, после этого взрыва c кодовым названием Bravo в мире и начались массовые демонстрации против атомного оружия и их испытаний.

Понятно, что получить снимки близко от эпицентра взрыва в миллионные доли секунды после детонации заряда, когда температура огненного шара превышает температуру Солнца, можно только с помощью специального оборудования. Камеры Rapatronic разрабатывал профессор Гарольд Эджертон (Массачусетский технологический институт). Камеру перезаряжать после взрыва близ эпицентра некому, поэтому для фотосъемки одного ядерного взрыва устанавливалось до 40 камер. Сегодня эти снимки помогают представить момент апокалипсиса вполне живо. На вопрос, что будет, когда нас не будет, ответ уже есть - достаточно взглянуть на "ядерное" полярное сияние, поднимающееся над горизонтом.

Теперь человек с фотоаппаратом - это человек за рулем

Но самые интересные фото для нас, обычных зрителей, сделаны все же людьми. Среди самых впечатляющих - род светской хроники. 7 ноября 1946 года в офицерском клубе военного колледжа адмирал Уильям Блэнди и его жена открывали праздничный вечер в связи с успешным окончанием операции Crossrоads, во время которой впервые взорвали атомную бомбу. По случаю праздника был заказан торт в виде… гриба подводного ядерного взрыва. Ни адмирал и его спутники, ни ученые еще не знают точно, какие последствия обещает человечеству новое оружие. Те, кто будут отправлять парашютистов и морпехов к цели в 6 км от эпицентра взрыва через полтора часа после детонации, тоже еще не знают о последствиях облучения. Но о сброшенных в августе 1945 года бомбах на Хиросиму и Нагасаки они не могли не знать. И год спустя после той трагедии торт в виде ядерного гриба - это диагноз. Как минимум, пониженной социальной ответственности. С военными это случается.

Кстати, в Мультимедиа Арт Музее Москвы на Остоженке можно увидеть работы японских фотографов. Проект "Память и свет. Японская фотография 1950-2000" из собрания Европейского дома фотографии знакомит не просто с работами мировых звезд фотографии, взошедших в Стране восходящего солнца, но и с документацией следов атомной бомбардировки. Фотографии Хироми Цусиды делались в Хиросиме спустя полтора десятилетия после трагедии августа 1945 года - вплоть до 1993 года. Трагедии - без катарсиса. Катастрофы - как невыученный урок. Память о них нужна сегодня больше, чем когда бы то ни было. Не только Японии. 

Фото: Сергей Михеев/ РГ
Культура Арт Фотография Выставки с Жанной Васильевой