Новости

16.04.2018 19:50
Рубрика: Культура

Духовной жаждою томимы

В Москве раздали "Золотые маски"
Более 900 спектаклей отсмотрели эксперты по всей России, чтобы сформировать афишу 24-й "Золотой маски". Три месяца в Москве шел фестиваль, в разных программах объединивший театр в городе, театр в кино, театр в Интернете и, собственно, то, ради чего все и собирались - театр в театре - на российской сцене. В конкурсе участвовали 70 спектаклей из 22 регионов России. В Большом театре назвали лучших - из почти 280 номинированных участников конкурса.

Драматический театр

В драме три главные награды получили петербургские театры. За лучший спектакль - "Страх. Любовь. Отчаяние" Льва Додина по Брехту - награжден Малый драматический театр - Театр Европы. За лучшую режиссуру - "Дядя Ваня" Юрия Бутусова - Театр им. Ленсовета. За лучший спектакль в драме в малой форме - "Чук и Гек" Михаила Патласова - Александринский театр.

Режиссер Лев Додин, принимая награду Малого драматического театра, чьи гастроли всегда становятся кульминацией фестивальной программы, делился: "Мир находится в безумном состоянии - в любой момент он может взорваться, и, мне кажется, несмотря на все праздничное сегодня самочувствие, театр обязан об этом помнить, говорить, шептать и кричать… Мы работали довольно долго, довольно трудно, и, мне кажется, максимально честно. Сочиняя спектакль, мы пытались узнать то, что нам хотелось узнать. Мы хотели понять то, что мы узнавали. И мы хотели попытаться осознать то, что мы поняли. Мы не смогли дойти до самой сердцевины, потому что до нее невозможно дойти, и она, наверное, слишком страшная. Спасибо всем участникам спектакля, прежде всего артистам и всем тем, кто работал за кулисами, - они также с нами познавали все вместе.

Огромная благодарность моему соавтору фантастическому Александру Боровскому и его соавтору - замечательному Дамиру Исмагилову...  Я хочу пожелать, чтобы была следующая "Золотая маска", и чтобы на следующей "Золотой маске" с нами точно были бы все наши друзья и товарищи. Хочется верить, что как можно скорее правда восторжествует, хотя, как много лет назад написал Володин, - правда всегда потом торжествует. Почему-то торжествует правда. Почему-то всегда. Но почему-то всегда потом... Так вот хочется, чтобы мы не очень долго этого "потом" ждали".

Юрий Бутусов отмечал эффект дежавю: "В который раз у меня такое. Я получаю "Маску" как лучший режиссер, а лучший спектакль делает Лев Абрамович Додин… Или Римас Владимирович (Туминас), или, иногда, Андрей (Могучий)… Подозрительная какая-то ситуация..."

Авторы спектакля "Чук и Гек" (Новая сцена Александринского театра) вместе с режиссером Михаилом Патласовым  на церемонии молчали - вышли на сцену, чтобы друг на друга демонстративно посмотреть "и в этот момент понять, что мы есть".

Вторую награду в коллекцию "Масок" Александринки добавил актер Дмитрий Лысенков за роль Свидригайлова в одном из самых запоминающихся спектаклей 24-го национального театрального фестиваля - "Преступлении и наказании" Аттилы Виднянского. В связи с чем после церемонии много слов было сказано в адрес худрука старейшего российского театра Валерия Фокина, который, как один из немногих, умеет сформировать не только образцовую труппу и стимулировать раскрытие талантов, но и создать вокруг себя мощный режиссерский ансамбль, всегда ратуя за сильную конкуренцию. Дмитрий Лысенков же со сцены благодарил своих учителей - своего педагога Юрия Бутусова и Александринский театр - "за то, что одиннадцать лет назад принял меня в свои позолоченные стены". А самое главное - развернул церемонию награждения в сторону душевности, признавшись в любви своей семье: "Это мое большое "бабье" царство: моя жена, мои дочери, мои многочисленные бабушки, моя мама - все, что я делаю на сцене, я делаю ради вас".

"Маску" за лучшую женскую роль в спектакле "Ахматова. Поэма без героя" "Гоголь-центра" величественно приняла Алла Демидова. Когда актриса держала благодарственное слово, в зале впервые воцарилась абсолютная, можно сказать, гробовая тишина, и это был еще вопрос, кто кого на самом деле награждает: "Маска" актрису - премией или актриса "Маску" - своим вниманием: "Здесь "Маски" получали молодые, и это очень хорошо. Но в возрасте тоже есть какие-то преимущества. Я много видела. Я много помню. Я помню гениальных мхатовских стариков на сцене, я помню, как начинал Смоктуновский, и видела все его лучшие роли. Я участвовала в рождении Театра на Таганке и в его взрыве. Я помню, что театр был общественной трибуной. Он формировал общественное мнение, вкусы, поднимал культуру и практически рифмовался с духовностью. Где мы потеряли эту дорогу? Может быть, театр обратил внимание на эстраду, потому что эстрада какое-то время была очень модной. Но ведь у нас разные дороги. Эстрада - это я к вам. А театр - наоборот - это вы ко мне. И вот об этом мы забыли. Мы стали удерживать уже других зрителей содержанием иностранных пьес, яркостью эстрадного шоу… В Интернете нас называют клоунами, скоморохами. Это мы виноваты. В большом доме нас опустили в детскую. Мол, играйте в свои игры, давайте друг другу премии… Давайте выкарабкиваться из этого. И ключ в эту пока закрытую дверь русского искусства, мне кажется, у нас только один. Который нам указал в свое время Пушкин: духовной жаждою томим".

Председатель жюри драматического театра и театра кукол доктор искусствоведения Алексей Бартошевич объявил о двух специальных премиях жюри: хабаровскому ТЮЗу "за тонкое и сценически выразительное прочтение повести Льва Толстого "Детство" и коллективу театра "Гоголь-центра" "за создание пространства творческой свободы и смелые поиски языка театральной современности".

Режиссер церемонии награждения Нина Чусова, избрав стилистику новейших технологий и по сути предложив спектакли и их создателей рассматривать тем вечером как нанообъекты, старалась вместить в три часа одного вечера практически невозможное: объявление почти трехсот номинантов и выступления победителей, за сценой будто получавший четкий инструктаж. На речи - не более тридцати секунд. Долго и активно радуемся - потом. Молодым до сцены - лучше бы бегом. На мэтрах время не экономим... А нового типа "андроидный" ведущий, активируя все новые и новые номинации, рисовал картину будущего театра: "Театр тоже стал виртуальным. Инфракрасные художники, ультрафиолетовые художники, художники человеческого спектра... Искусства стало очень много. Премии получили все. Произошел коллапс. Я понял, что что-то пошло не так, когда мне не подвезли премию за вчерашний спектакль… Обычно это происходило в девять утра. Человечество вступило в стадию перепроизводства искусства. Мы хотим вам помочь. Все созданное вами искусство будет удалено - все жители планеты станут дебютантами…"

И на память пришли слова оперного режиссера и многократного лауреата "Маски" Дмитрия Чернякова, который, вручая награды в музыкальных номинациях, утешал проигравших: "Я, когда был помоложе, так мечтал иметь "Золотую маску", что даже хотел купить заготовку и прийти на церемонию со своей - альтернативной, оплаченной... А теперь они у меня стоят в шкафу, среди шапок. Одну потерял, другую расколол… Не расстраивайтесь, кто не получил награду. Все у вас впереди".

Опера

В этом году жюри музыкального театра в разделе "Опера" проявило не только мудрую дипломатичность, но и умение расслышать эпоху. А вручавший в этой номинации награды режиссер Дмитрий Черняков произнес гротескную и до слез смешную речь о том, как тяжело живется его некогда завоеванным "Золотым маскам" в шкафу по соседству с зимними шапками. Этот мини-монолог был адресован прежде всего тем, кому в этом году "Маска" не улыбнулась.
Впрочем, из девяти спектаклей-конкурсантов арбитры, работавшие под руководством дирижера Павла Бубельникова, отметили семь. "Саломея" Мариинского театра получила "Маску" за труд художника по свету Александра Наумова; "Фаусту" в постановке столичной "Новой Оперы" награду принес бас Евгений Ставинский за роль Мефистофеля. В номинациях "Лучшая женская роль" и "Лучшая работа дирижера" победил абсолютно уникальный спектакль из Екатеринбурга - "Пассажирка" Мечислава Вайнберга: "Маски" получили меццо-сопрано Надежда Бабинцева (Лиза) и словак Оливер фон Дохнаньи, с 2015 года занимающий пост главного дирижера театра на Урале.

Эстрада - это я к вам. А театр - наоборот - это вы ко мне. И вот об этом мы забыли

Также по двум позициям отметили Cantos Пермского театра оперы и балета им. П.И. Чайковского. Алексей Сюмак, создавший партитуру в редком жанре хоровой оперы-мистерии, был назван "Лучшим композитором", а всей постановочной команде (Алексей Сюмак, Семен Александровский, Ксения Перетрухина, Леша Лобанов, Ксения Гамарис, хор musicAeterna и Теодор Курентзис) жюри выдало собственный спецприз с формулировкой: "За художественную целостность и создание новаторской формы музыкального спектакля ансамблем авторов и исполнителей".

Третьей постановкой, что взяла сразу две "Маски", стала опера Бриттена "Билли Бадд". Пола Стейнберга признали "Лучшим художником в музыкальном театре", а в целом "Билли Бадда" - "Лучшим спектаклем в опере". Таким образом, как и по итогам прошлого "масочного" сезона, премия в самой престижной номинации второй год подряд "ушла" Большому театру за совместный проект с Английской национальной оперой (в прошлом году "Золотую маску" получила "Роделинда" Генделя). Постановка оперы Бенджамина Бриттена в Большом и правда, как никакая другая, близка к совершенству.

Еще одна "Маска" - как специальный приз жюри - досталась Большому театру. Точнее Анне Нетребко и Юсифу Эйвазову  "За уникальный творческий дуэт в спектакле "Манон Леско". И в этой формулировке, пожалуй, читается тонкий намек "судей" на то, что этот тандем находится вне системы нашего оперного театра.

Жаль, что ни одной "Маски" не досталось "Турандот" - очень интересной постановке Дмитрия Бертмана в "Геликоне", где замечательно исполнение Елены Михайленко заглавной партии и работа знаменитого дирижера Владимира Федосеева. Соревновательность не самый верный критерий в искусстве. Хотя это обстоятельство никак не умаляет ценности наград для творческого человека. Особенно для Кирилла Серебренникова, признанного победителем в номинации "Лучший режиссер в опере" за работу над оперой Александра Маноцкова "Чаадский". В сложившихся обстоятельствах темы эта "Маска" обречена стать самой резонансной.

Оперетта

Важно отметить, что многие труппы, работающие в этом жанре, пытаются искать новый репертуар. И жюри справедливо отметило старания Екатеринбургского Театра Музкомедии в классической английской оперетте Артура Салливана "Микадо, или город Титипу": Анастасия Ермолаева (Ям-Ям) завоевала "маску" за "лучшую женскую роль". Две награды взял Музыкальный театр Новосибирска за "Безымянную звезду": лучшим назван дирижер Александр Новиков, который кардинально переработал партитуру композитора Александра Шевцова, а Евгения Огнева получила приз за роль второго плана - мадмуазель Ку-Ку. Ее героиня, "синий чулок" в трактовке режиссера Филиппа Разенкова, неожиданно оказалась в финале спектакля красавицей, исполнившей лирический сольный номер. Но абсолютным лидером сразу в трех номинациях оказался Театр на Таганке, который обставил своих коллег из музыкальных коллективов. Спектакль "Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит" был назван лучшим, а также победили Петр Маркин - исполнитель заглавной роли, и режиссер Алексей Франдетти.

Балет

В разделе балет/современный танец "Маска" за лучшую женскую роль досталась Анастасии Сташкевич за партию Новенькой в спектакле "Клетка" Большого театра. Точеная, техничная, прекрасная в ролях обманутой добродетели, эта недооцененная вообще-то балерина оказалась идеальной взбалмошной дикаркой у Роббинса-Стравинского. Эта награда - снайперское попадание жюри, вряд ли морочившего себе головы логикой развития артиста, а она налицо: не цепляясь за лакомых Китри и Жизель, Сташкевич участвовала во всех "особых" проектах Большого от "Мастерской новой хореографии" до Твайлы Тарп и "Игры в карты" Алексея Ратманского.

"Маска" за лучшую мужскую роль могла бы достаться обаятельному Андрею Вешкурцеву из "Снежной королевы" Екатеринбурга, а уехала в Казань с Нурбеком Батулла, исполнившим главную роль в спектакле современного танца "Зов начала (Алиф)". Впечатлял он энергетикой, однако в анамнезе у артиста оказались Казанское хореографическое училище, Санкт-Петербургская консерватория с курсом "балетмейстер-хореограф", диплом актера драмы и кино Академии театрального искусства плюс три года в Татарском театре оперы и балета. Если б хоть каждый пятый артист имел схожую жажду знаний, качество современного танца могло бы чаще радовать.

"Маска" за работу дирижера предсказуемо ушла к Теодору Курентзису с его жаждущим жизни Вальсом из прокофьевской "Золушки". За ту же "Золушку" Пермского театра оперы и балета получил "Маску" хореограф Алексей Мирошниченко. Спектакль не выдающийся даже для самого Мирошниченко, но ладный, нескучный, масштабный, привязанный к советским реалиям и местности, еще и выстреливший за полгода до многострадального "Нуреева" на ту же тему - судьбы артиста при тотальном контроле.

Жаль, что остались без почетных меток зрелищная "Снежная королева" Екатеринбурга, неудачно прошедшая в Москве, и независимый Проект К. Матулевского и С. Гайдуковой с тихим искренним Memoriae, но к выбору жюри вопросов нет. Лучший спектакль современного танца - "Имаго-ловушка" от "Провинциальных танцев" Екатеринбурга, взрослый, насыщенный и веский опус Тани Багановой после нескольких лет паузы. А лучший балет - "Сюита в белом" МАМТа, сделавшего живой постановку Сержа Лифаря: триумф педагогов и труппы, балерины Оксаны Кардаш с ее элегантным хулиганством, дирижера Феликса Коробова с его утонченным Лало и репертуарной политики МАМТа, пополняющей афишу с храброй осмотрительностью.

Телевизионная версия церемонии награждения будет показана на канале "Россия К" 17 апреля в 23.35. Полный список лауреатов - на сайте премии "Золотая маска".

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Театр