Новости

19.04.2018 07:30
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Проплывая по Млечному Пути

"Династия Мин: сияние учености" - в Музеях Московского Кремля
В Музеях Московского Кремля 17 апреля открылась выставка "Династия Мин (1368-1644): сияние учености", представляющая раритеты из богатейшего собрания Шанхайского музея.
 Фото: РИА Новости Уникальные вещи одной из самых ярких эпох в истории Китая можно увидеть в выставочных залах Успенской звонницы и Патриаршего дворца. Фото: РИА Новости
Уникальные вещи одной из самых ярких эпох в истории Китая можно увидеть в выставочных залах Успенской звонницы и Патриаршего дворца. Фото: РИА Новости

Среди самых впечатляющих - эскорт из 66 керамических фигур воинов, конных и пеших, музыкантов, ученых, которые должны были сопровождать в загробном мире умершего члена императорского семейства. Обнаруженные в одном из древних захоронений во время раскопок, фигурки впечатляют тонкостью работы, индивидуальностью персонажей, почти театральным представлением социальной структуры общества. Они покидали Китай лишь однажды - 20 лет назад для выставки в Барселоне.

А рядом - фарфор и бронза, резные лаковые шкатулки и письменные принадлежности, без которых немыслим был кабинет утонченного интеллектуала в Китае эпохи династии Мин. Она была у власти без малого три века - 276 лет. Более 150 вещей, которые можно увидеть до 25 июля в выставочных залах Успенской звонницы и Патриаршего дворца, позволяют почувствовать одну из самых ярких эпох в истории Китая.

О выставке, которую Шанхайский музей подготовил специально для Музеев Московского Кремля, рассказывает Ирина Витальевна Горбатова, российский куратор проекта.

Шанхайский музей славится своим собранием древностей…

Ирина Горбатова: Его коллекции очень разнообразны. В музее есть прекрасная коллекция фарфора, великолепное собрание нумизматики. Потрясающей красоты коллекция китайской живописи, резного нефрита. И, конечно, очень известно в мире их великолепное собрание древней бронзы периода Шан-Инь. Это одна из самых древних династий Китая, это XVI - XI века до нашей эры.

Почему из всей истории Поднебесной империи кураторы решили сделать акцент именно на эпохе династии Мин (1368-1644)?

Ирина Горбатова: Это одна из самых ярких страниц в наследии Китая, изумляющая взрывом интеллектуальной жизни. Увлечение искусством, литературой, музыкой, чтение философских и исторических трактатов стало в то время настоящим культом. Именно эти занятия ассоциируются в императорском Китае с понятием "учености".

Если проводить параллели с Европой, то это эпоха китайского Ренессанса?

Ирина Горбатова: Я бы поостереглась от заманчиво простых аналогий. Дело в том, что ученость для Китая тех времен - это прежде всего способность размышлять, философствовать, умение видеть и понимать прекрасное.

Иначе говоря, интеллектуал в китайском понимании эпохи Мин и гуманист XIV-XVI веков в Европе не имеют ничего общего?

Ирина Горбатова: Если мы говорим о гуманизме как о культурном явлении, то определенная близость есть. Но китайская ученость того времени более рафинированная. Она подразумевает изучение истории, тонкость душевной организации, способность чувствовать красоту окружающего мира. Европейские гуманисты стремились к познанию мира, его строения, законов природы. Это немножко разные направления интеллектуального развития.

Понятие учености в эпоху Мин не подразумевало интерес к естественным наукам и познанию природы с помощью эксперимента?

Ирина Горбатова: Нет, ни в малейшей степени. Заметьте: эти утонченные люди были прекрасными инженерами, техниками. Но ученым человека называли в том случае, если он, скажем, был поэтом или прекрасно разбирался в поэзии. Ученый мог замечательно строить мосты, но ценили его прежде всего как знатока древних философских трактатов или за то, что он разбирался в музыке.

Поэтому в уголке ученого на выставке не найти ни микроскопа, ни подзорной трубы?

Ирина Горбатова: Нет. Кабинет ученого, разумеется, не имел также ничего общего с современным офисом. Это было место, где наш герой эпохи династии Мин читал, занимался каллиграфией или живописью, играл на музыкальных инструментах, общался со своими единомышленниками. Зато в этом уголке вы можете увидеть "четыре сокровища кабинета": бумагу, тушь, тушечницу и кисти.

Звучит довольно обыденно…

Ирина Горбатова: До тех пор, пока вы не увидите, например, нефритовый сосуд для наливания воды в тушечницу. Абсолютно идеальная по конструкции вещь. Ковшик с узким желобком гарантирует, что вы не зальете весь стол тушью из-за неловкого движения. Когда вы растираете в тушечнице тушь, вам не нужно очень много воды, иначе вы все на свете испортите. Вы зачерпнете этим ковшиком нужное количество воды, а выливать будете через узкий желобок. Конструктивное решение безупречно функционально. Но этот миниатюрный нефритовый сосуд 15 см в длину - еще и скульптура. Человек, вырезанный из нефрита, словно устроился на ковшике, как в лодочке, и смотрит в небо.

Чисто декоративное решение?

Ирина Горбатова: Отнюдь. Обладатель этого сокровища не мог не знать, что перед ним образ легендарного путешественника по имени Чжан Цянь.

Увлечение искусством стало культом и ассоциировалось в императорском Китае с понятием "учености"

Имя как музыка…

Ирина Горбатова: Чжан Цянь был выдающимся дипломатом династии Хань, правившей еще до нашей эры. Он был легендарным человеком, одним из тех людей, благодаря деятельности которых возник Великий шелковый путь. И - страстным путешественником, что в его время было необычно. Китайцы в древности практически не путешествовали. Во-первых, страшно - кругом одни враги. А кроме того, что варвары могли дать просвещенному Китаю? И человек, который отправлялся по доброй воле странствовать за пределы страны, был личностью необыкновенной. Его имя очень быстро обросло различными легендами. По одной из них, однажды, когда он плыл по реке на тростниковом плоту, Чжан Цянь сам не заметил, как проплыл по Млечному Пути. По-китайски Млечный Путь - это Небесная река. Получается, что река, по которой плыл путешественник, незаметно влилась в Небесную реку.

Для интеллектуала династии Мин он был героем из глубокой древности?

Ирина Горбатова: Разумеется. Очевидно, заказчику нравился и этот человек, и эта легенда. И глядя на этот нефритовый сосуд, он путешествовал мысленно в далекие времена, как Чжан Цянь по Млечному Пути.

Для меня эта миниатюрная нефритовая вещь - квинтэссенция понятия "китайская ученость". Утилитарная вещь оказывается очень изящной скульптурной пластикой, хранящей образ древней легенды.

Увлечение древностью было модно?

Ирина Горбатова: Чрезвычайно. Можно даже говорить об "одержимости древностью". Мы так и назвали один из разделов выставки. Китайские интеллектуалы были страстными коллекционерами. Мы хотели показать, насколько широк был круг их увлечений.

Наряду с традиционным искусством работы с нефритом, фарфором, деревом, костью, в эпоху династии Мин появляются и новые техники. Лаковая резьба расцветает именно в это время. Хотя возникает она чуть раньше, еще при монгольской династии Юань, но настоящих высот мастера достигают в эпоху Мин. Из Ирана через арабские страны в Китай пришла перегородчатая эмаль. Самые ранние предметы, сделанные в этой очень сложной технике, тоже будут на выставке. Разумеется, мы показываем фарфор того времени. В это время разрабатываются техники, которые потом будут так восхищать европейцев…

Торговля с Европой возникает в это же время? Путешественник в эпоху династии Мин был, наверное, актуальным персонажем.

Ирина Горбатова: Да. Как раз в XVI-XVII веках Китай начинает развивать морскую торговлю. Дело в том, что в Китае довольно долго существовал запрет торговать по морю. А торговля по сухопутью была трудной, долгой и накладной. Поэтому китайские товары в Европе были колоссальной редкостью и стоили очень дорого. А во второй половине правления династии Мин императоры снимают этот запрет, и частные лица, купцы, получают возможность торговать по морю. Товары из Китая начинают постепенно завладевать европейским рынком.

Ключевой вопрос

Вещи из коллекции Музеев Московского Кремля будут на этой выставке?

Ирина Горбатова: Нет. Хотя в нашем собрании есть памятники этого периода: и резной камень, и перегородчатая эмаль, и две фарфоровые вещи. Одна из них - сулея царевича Ивана Ивановича, старшего сына Ивана Грозного, является первой фарфоровой вещью, появившейся на территории России.

Китайцы сделали сулею?

Ирина Горбатова: Нет, конечно. Изначально это была ваза. Очень характерная для китайской керамики XVI века. Со слегка граненым корпусом, с длинным тонким горлышком. Но поскольку таких вещей у нас никогда не видели, то решили, что она напоминает флягу для воды, которую прикрепляли к седлу всадники во время длительного путешествия. Вазе сделали серебряную оправу для горлышка, крышку, прикрепили цепочку и назвали сулеей.

Это был дар царю?

Ирина Горбатова: Неизвестно, как эта вещь к нам попала. Точно не напрямую из Китая. Первые торгово-дипломатические контакты России и Китая начались только в середине XVII века. Как раз в самом конце эпохи династии Мин…

* Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Выставки с Жанной Васильевой Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники