Новости

23.04.2018 22:19
Рубрика: Культура

"А" не пропало

Сергея Женовача представили как нового худрука МХТ им. Чехова
Владимир Мединский официально представил труппе МХТ им. Чехова Сергея Женовача как нового художественного руководителя театра. "Помогайте ему - только вместе мы сможем сделать тот театр, которым гордились бы его создатели. Это наш общий дом, - обратился министр к труппе. - Сергея Женовача вы все прекрасно знаете - он человек не случайный, ставил здесь. Мы убеждены, что он сможет продолжить именно классическую в хорошем смысле этого слова линию Московского Художественного театра. И то, что до этого Сергей Васильевич успешно руководил Студией театрального искусства на улице Станиславского, расположенной в здании фабрики Станиславского, - хорошее мистическое совпадение".

Министр культуры сообщил также, что Студия театрального искусства юридически станет филиалом МХТ им. Чехова. И что строительство нового здания Художественного театра в Коломенском, несмотря ни на какие сложные политические и экономические ситуации, заморожено не будет: "Трамп не мешает строить МХАТ".

Буква "а" в более благозвучном для русского языка названии театра фигурировала в этот день не случайно.

"МХАТ он и есть МХАТ, - отвечал Сергей Женовач на вопрос журналистов, есть ли шанс, что театр вернется к своему прежнему названию и академическому художественному курсу. - Ведь нет в русском алфавите буквы "х", есть буква "ха". И театр всегда с момента основания все называли МХАТ - тогда же не было слова академический. С этим разберемся. А что касается академичности по понятиям - театр легендарный, кто бы сюда ни приходил и ни уходил, объединялись вокруг художественной идеи спектаклей, которую каждый понимает по-своему, и в этом - смысл театра... Мы все, все наше поколение - "ушибленные" идеями Станиславского и Немировича-Данченко. Споришь, думаешь, размышляешь - сейчас время сложное и противоречивое. Сегодня это очень важно - чтобы был театр живого человека. МХАТ, конечно, - легенда, и когда входишь в эту легенду, понимаешь, что начинается большой кусок новой жизни. Мне хочется вникнуть в дело, ничего не ломая, а развивая, как мы все вместе с вами понимаем идею, и получая от работы удовольствие и радость. Конечно, начинается другая история. Надо замкнуть душу на что-то хорошее, развивать это хорошее и не бояться новых поворотов".

Но никаких концептуальных перемен развития не готовится: "Концепция Художественного театра была заложена еще Станиславским, Немировичем-Данченко и всеми людьми, которые здесь трудились. Она меняться не может. Меняется эстетика, взгляды на эту идею, как человек понимает сегодня искусство живого артиста на сцене, как он понимает нравственные позиции. Но идея вечна, я верю, что она будет жить и продолжаться и после нас. Как у Чехова в "Трех сестрах": будем жить, милые сестры, будем жить..."

Озвучить идеи своих постановок в Художественном театре Сергей Женовач, по его словам, будет готов только в новом сезоне: "Дело не в осторожности, а в том, что это судьбы людей и судьба театра. Если есть возможность эволюционно развиваться - не надо спешить. Всему свое время. Режиссер интересен и умеет работать с артистами - когда он подсказывает то замечание, которое в данный момент артист может услышать и понять. А если я скажу, какой грандиозный я хочу результат, - он никогда его не сыграет, он будет просто задавлен. Зачем сразу торопить события? Потихоньку, полегоньку, и будет все хорошо".

МХАТ - легенда, и когда входишь в нее, понимаешь, что начинается большой кусок новой жизни

На вопрос, означает ли новый юридический статус СТИ как филиала МХТ им. Чехова слияние двух коллективов, Сергей Женовач отвечал вместе с министром культуры. Владимир Мединский уточнил, что фактически никакого слияния не будет, а "с юридической точки зрения СТИ действительно станет филиалом МХТ - я предлагаю по такому пути пойти". А Сергей Женовач продолжил: "Несколько театров - это хорошо, когда можно переключаться. Студия театрального искусства - это родная вотчина, там мои ученики, там поисковая зона, которую мне хотелось бы сохранить за собой. Там своя история и труппа, здесь - своя. Если будет какая-то потребность в артистах - будем обмениваться, наступает время, когда надо больше объединяться духом, чем развязывать войны... Поэтому студия остается студией, а МХАТ - Московским Художественным театром".

Директором театра остается Юрий Кравец, главным художником приглашен Александр Боровский, с кем Женовач работал более двадцати лет.

Радикальной "чистки" репертуара на первых порах не предвидится: "Начнем работать, начнем смотреть спектакли, - комментировал Женовач. - Репертуар - это судьбы людей. Будем потихоньку вникать и внимательно разбираться. Спектаклей очень много - здесь три сцены. Посмотрим, что надо сделать, что отремонтировать, какое оборудование обновить".

На морально-бытовой вопрос, готов ли он уже в ближайшие дни занять кабинет Олега Павловича Табакова, Сергей Женовач ответил: "Сейчас разговаривал с Мариной Зудиной, там очень много личных вещей. Я был в этом кабинете, когда работал еще Олег Николаевич Ефремов, и для меня это был кабинет Олега Ефремова. Сейчас это кабинет Олега Павловича, потом станет кабинетом Сергея Васильевича, а потом туда придет новый режиссер и это будет еще чей-то кабинет. Я это воспринимаю как часть легенды, а не как музей Бахрушина. Мне сейчас дали уголок, мне он очень нравится... Намоленный кабинет должен дышать, в этом театр, так мне кажется, а я готов и в уголке посидеть..."

А рассказывая о своих первых реакциях на предложения возглавить МХТ, Сергей Женовач признался: "Да страшные были реакции. От волнения даже забыл поблагодарить министерство культуры, Владимира Мединского и Александра Журавского... Это была полная неожиданность. Раздался звонок из министерства культуры в понедельник, я был со студентами, ничего не понял... Владимир Ростиславович позвонил: "Вы когда освободитесь, тогда подойдите". Я подумал, чего мне подходить, зачем? А во вторник я уже понял, все бросил и приехал. Такие предложения возникают редко. И я скажу искренне - бывают моменты, когда ты уже привыкаешь к тому образу жизни, который ведешь. Мне 60 лет. У меня замечательная кафедра режиссуры, и студенты-ребята - я очень люблю воспитывать режиссеров, помогать им в профессии и в этой жизни. Потом мне повезло, посчастливилось: я создал театр - маленький, но замечательный своей судьбой. И вдруг такой резкий поворот. Но поддержали товарищи - для меня это был волнительный момент, когда практически весь режиссерский цех собрался и все говорили очень тепло, все поздравляли и сочувствовали, понимая, какая это все-таки большая работа... А сейчас вошел, увидел эту теплоту людей, этот мхатовский зал... Что-то начинается другое и новое. Но это добавится к тем заботам, которые у меня были".