Новости

26.04.2018 20:03
Рубрика: Экономика

Целесообразность в рыночном понимании

Правомерны ли претензии ФАС к компании "Юнипро", которая ведет бизнес в рамках законодательства по энергетике
Компании с иностранным капиталом в России переживают сейчас не лучшие времена. Они тоже испытывают давление санкций, вводимых Западом. Им еще труднее выжить, если к этому добавляется непонимание со стороны российских регуляторов. В итоге страдает не только конкретный инвестор, но и инвестиционный климат в целом, экономика страны.
Третий энергоблок Березовской ГРЭС Фото: из архива Третий энергоблок Березовской ГРЭС Фото: из архива
Третий энергоблок Березовской ГРЭС Фото: из архива

25 апреля в Арбитражном суде Москвы началось рассмотрение иска компании "Юнипро" к Федеральной антимонопольной службе (ФАС).

Ранее ФАС признала компанию нарушителем антимонопольного законодательства. Но дело оказалось нетривиальным, оно может создать прецедент, который в дальнейшем способен "перекроить" систему взаимоотношений в энергетике и даже изменить инвестиционный климат в отрасли. Хотелось бы разобраться в происходящем и рассмотреть позиции сторон.

Буква закона

В энергетике есть такой инвестиционный механизм - договор о предоставлении мощности (ДПМ). Разработан он был правительством страны при участии экспертного сообщества и инвесторов в 2006 году. Суть его заключается в том, чтобы инвесторы брали на себя обязательства по строительству и введению в эксплуатацию объектов генерации электроэнергии. А за это гарантированно получали возмещение расходов через повышенную стоимость поставляемой мощности. Доходность по такому договору привязывается к доходности облигаций федерального займа. Если обязательства по поставкам энергии не выполняются в рамках договора, на поставщика накладываются штрафы.

При этом нормативными документами, в том числе Правилами оптового рынка электрической энергии и мощности, которые были утверждены в 2010 году постановлениями правительства России N 1172 и N 238, установлено, что поставка мощности на оптовый рынок - это комплекс действий, которые направлены на обеспечение готовности оборудования к работе, а не просто физический процесс выдачи электроэнергии в сеть и способность оборудования работать каждую секунду.

Для того чтобы генерирующее оборудование не давало сбоев, его периодически нужно ремонтировать. В связи этим у генерирующих компаний есть законное право брать с потребителей оплату мощности, в том числе в тот период, когда генерирующее оборудование находится на ремонте.

Естественно, нормативной базой определено, что компании могут пользоваться такой возможностью не бесконечно. А четко определенные промежутки времени.

Так, оплачиваемый ремонт тепловых электростанций до последнего времени мог длиться не более 180 дней в календарном году. Если на объекте генерации произошла авария, потребители тоже обязаны частично компенсировать расходы на ее восстановление за счет платежей за мощность - на протяжении периода, установленного правительством (сейчас этот период сокращен до 60 дней). Далее генерирующее оборудование должно быть протестировано - максимум в течение трех месяцев.

Понятно, что пока оборудование ремонтируется и тестируется, потребители платят гораздо меньше, чем если бы оно работало. Всего несколько процентов от той платы, которую могла бы получать компания, если бы оборудование было "в строю". Это определено Правилами оптового рынка электрической энергии и мощности.

Цель такого механизма, как договор о предоставлении мощности - привлечение инвестиций в отрасль, рост объема мощностей в среднем - на 4,3 процента в год (как это было определено Генеральной схемой размещения объектов электроэнергетики). И он себя оправдал. За десятилетие мощность энергосистемы страны увеличилась на 35 ГВт, пишут СМИ. В возведение новых генерирующих мощностей было вложено порядка трех триллионов рублей.

Непредвиденный случай

Третий энергоблок Березовской ГРЭС в Красноярском крае мощностью 800 МВт был введен в эксплуатацию компанией "Юнипро" (основной акционер - немецкий концерн Uniper) осенью 2015 года. Он стал одним из крупнейших в стране. И своим появлением был обязан как раз договору о предоставлении мощности.

Но в феврале 2016 года случился пожар, и блок вышел из строя. Электроснабжение региона в связи с этим не нарушилось.

Блок начали ремонтировать, проинформировав об этом "Системного оператора Единой энергетической системы" (АО "СО ЕЭС").

СМИ сообщали, что третий энергоблок Березовской ГРЭС будет введен в эксплуатацию в третьем квартале 2019 года. Его ремонт компания оценивает в 39 миллиардов рублей, и это еще не окончательная сумма. В "Юнипро" не исключают, что в итоге она может вырасти еще на пять миллиардов. Если Саяно-Шушенскую мы восстанавливали всем миром, понимая ее значимость, то третий энергоблок компания восстановит своими силами. Тем более жаль, что регулирующий орган пытается еще добавить ей проблем.

И вот в чем дело. Большую часть платежей в рамках договора о предоставлении мощности компания "Юнипро", естественно, потеряла. Но в течение шести месяцев ей перечисляли те самые проценты от суммы, полагающейся при работающем энергоблоке. Всего компания получила за этот период 950 миллионов рублей.

Этот факт привлек внимание Федеральной антимонопольной службы. 26 января ведомство вынесло решение о нарушении компанией "Юнипро" антимонопольного законодательства. В нем констатируется, что компания не направила уведомление в адрес АО "СО ЕЭС" о готовности генерирующего оборудования к проведению тестирования, и в итоге потребители необоснованно оплачивали мощность, которая фактически не была и не могла быть поставлена, что ущемило интересы других предпринимателей. Также в документе указано, что "СО ЕЭС" создала преимущество для "Юнипро" за счет средств потребителей.

Также в документе указано, что "Юнипро" создала условия для выставления счетов потребителям за мощность по договору о предоставлении мощности в "условиях фактического неисполнения требований по поддержанию генерирующего оборудования в состоянии готовности к выработке электрической энергии". Что квалифицировано как "признаки отсутствия" оборудования на третьем энергоблоке Березовской ГРЭС.

Плюс к тому ФАС оценила положение "Юнипро" на оптовом рынке электроэнергии в зоне свободного перетока "Сибирь" как доминирующее.

В поисках правды

"По логике ФАС получается, что любая генерирующая компания может быть признана занимающей доминирующее положение на рынке электрической энергии и мощности и стать объектом антимонопольного расследования", - говорит аналитик Михаил Хазин. И вот дальнейший ход его рассуждений: доля установленной мощности принадлежащего ПАО "Юнипро" оборудования и выработки им электрической энергии в границах зоны "Сибирь" составляет 5,65 процента и 4,8 процента соответственно, что не позволяют говорить о наличии у него доминирующего положения, поскольку таковое в силу действующего регулирования может быть установлено только в случае превышения доли в 20 процентов по какому-либо из этих показателей.

В компании "Юнипро" с позицией ФАС не согласны и готовы отстаивать свою точку зрения. Компания уже написала по этому поводу письмо в самые высокие инстанции. И из некоторых уже получила ответы.

По данным "Юнипро", доля компании в поставке электроэнергии составляет менее шести процентов, а мощности - почти пять процентов.

Пресс-служба компании также сообщила СМИ, что не получила ни копейкой больше, чем возможно по ДПМ - деньги приходили на протяжении разрешенных 180 дней, по истечении которых оплата мощностей прекратилась, и деньги от потребителей больше не поступали. Тем более что потребители не пострадали из-за того, что блок вышел из строя. В это время энергию поставляли им другие генераторы.

Что касается "признаков отсутствия оборудования" на третьем энергоблоке, то здесь, как уверяют в "Юнипро", и вовсе статистическая ошибка. По бухгалтерским отчетам были "списаны" 40 % пострадавшего при аварии котла - и только на время ремонта. В ближайшее время весь котел в отчеты вернется, пишут СМИ.

Позиция "Юнипро" близка и понятна Министерству энергетики РФ, откуда в адрес компании пришел ответ на обращение за подписью замминистра Андрея Черезова.

В нем, в частности, говорится, что заключение ФАС не учитывает положений российского законодательства в сфере энергетики, условий договора о присоединении к торговой системе оптового рынка и его регламентов, что выводы об отсутствии энергоблока не основаны на требованиях законодательства и фактических обстоятельствах. А выводы ФАС о необходимости проведения системным оператором мониторинга фактического эксплуатационного состояния оборудования, находящегося в ремонте, не соответствуют назначению и содержанию данной процедуры и не основаны на регламентирующих ее документах. Что нормальная эксплуатация генерирующего оборудования невозможна без регулярных ремонтов. И нормативная база определяет ремонтируемое оборудование как "осуществляющее фактическую поставку мощности на оптовый рынок".

В ответе замминистра также сказано, что АО "СО ЕЭС" и ПАО "Юнипро" действовали в полном соответствии с установленными правилами и не осуществляли никаких действий, которые отклонялись бы от общего для всех порядка технологического взаимодействия "Системного оператора" с владельцами объектов электроэнергетики.

Как сообщает ряд СМИ, в компании "Юнипро" опасаются, что в перспективе, если суды признают правоту ФАС (кстати, обжалует решение "антимонопольщиков" не только "Юнипро", но и "СО ЕЭС"), то создастся прецедент - потребители и представители ведомства смогут оспорить оплату простаивающих мощностей, что послужит основанием для расторжения договора ДПМ. Кроме того, если у энергетических компаний будет ломаться генерирующее оборудование, его тоже будут признавать отсутствующим, из-за этого производители электроэнергии будут терять предусмотренные действующим нормативно-правовым регулированием возможности вести регулярный ремонт оборудования, сохраняя при этом за собой права по всем заключенным договорам.

Какой прецедент мы создаем? Третий энергоблок был совсем новым. Большинство других ныне действующих в стране находятся в столь "неустойчивом" состоянии, что остается удивляться, как они еще работают. Увидев, что государство в лице ФАС собирается в случае аварий сделать из них козла отпущения, бизнесмены и инвесторы попросту могут вывести свои деньги из этого бизнеса. И с чем мы тогда останемся?

Кстати, по данным "Юнипро", на момент аварии в ремонте находились 154 энергоблока, принадлежащих разным компаниям, но к ним регулятор претензий не предъявлял .

Что дальше?

По мнению директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, "системный оператор" действовал по регламентам рынка. Можно, конечно, говорить о том, что "Юнипро" могла бы действовать на опережение ситуации и не давать простаивать мощностям более полугода, но это другой вопрос.

Решение ФАС уже привело к изменениям на рынке энергетики, например, изменены регламентирующие документы, по которым теперь потребители будут оплачивать мощности в случае ремонта генератора не 180, а 60 дней, говорит Пикин. Это решение в пользу потребителей, но не генераторов. А по мнению Михаила Хазина, спор между энергетиками и ФАС может отразиться на инвестиционном климате в отрасли.

Аналитик отмечает, что одна из главных проблем российской энергетики - это проблема источника инвестиций. Рост тарифов ограничивается государством, и инвесторы рискуют очень долго окупать вложенные средства. ДПМ призван решить эту проблему. В его рамках государство гарантировало инвесторам довольно быстрый - в течение 10 лет - и доходный возврат вложений. Благодаря такой схеме государство смогло привлечь частные капиталы в отрасль. И решение ФАС может разрушить всю систему ее инвестирования.

Для разрешения конфликта нужно обязательно привлечь заинтересованные ведомства, например, Министерство энергетики РФ, Ростехнадзор. Решение вопросов, затрагивающих интересы всей энергетической отрасли и влекущее за собой пересмотр всех параметров рынка без привлечения "профильных" ведомств, на взгляд Михаила Хазина, ошибочно. На первый взгляд ФАС отстаивает интересы потребителей электроэнергии, у которых нет особого желания платить за недопоставленную в результате аварии электроэнергию - пусть даже в несопоставимо малых пропорциях. Но в результате такой политики потребители вообще рискуют однажды остаться без электроэнергии.

"Юнипро" остается устойчивой и прибыльной компанией. Согласно ее отчетности, как писали в "Известиях", если в 2016 году, когда случилась авария, ее чистая прибыль по российским стандартам бухгалтерского учета была выше десяти миллиардов рублей, то за прошлый год она выросла в три раза и составила 30,1 миллиарда.

Но ведь есть менее устойчивые компании, для которых такое давление может стать непереносимым.

Если мы хотим, чтобы к нам не просто пришли зарубежные инвестиции, а именно долгосрочные, то и правила игры на рынке (экономические, финансовые законы) тоже должны оставаться неизменными на долгий срок, а не переигрываться то и дело в сторону ужесточения.

"Долгосрочное видение ситуации и понимание условий работы важны для любого инвестора, который планирует свой денежный поток, отдачу своих инвестиций в проекте. Если есть неопределенность, значит, бизнес повышает ставки, старается увеличить доходность и ограничивает сумму инвестиций. Это реальная цена неопределенности, которую надо как-то пытаться избегать, - говорит заведующий лабораторией анализа институтов и финансового рынка РАНХиГС Александр Абрамов. - Иностранные инвесторы испытывают очень сильное влияние санкций. Они четко слышат сигналы своих регуляторов. И даже если напрямую им что-то не запрещают, то стараются ограничить. Массового сброса прямых инвестиций пока не наблюдается. Но, мне кажется, сейчас у многих крупных инвестиционных банков и компаний есть некоторый ступор в части продолжения проектов на территории России".

То есть никто не требует для иностранных инвесторов неоправданных льгот и преимуществ. Нужны лишь понятные, разумные, устойчивые, долговременные правила, которые нельзя произвольно нарушать.

Тем временем на первом, предварительном заседании Арбитражного суда Москвы иски "Юнипро" и "Системного оператора" об отмене решения ФАС были объединены в одно судебное производство. Хотя представители истца, "Системного оператора" и Министерства энергетики РФ, которых привлекли в качестве третьих лиц, высказывались против такого объединения.

"Само по себе объединение дел не хорошо и не плохо. Мы лишь обращали внимание суда на то, что у этих дел разный предмет и каждый из судей, рассматривая свою сферу, так или иначе пришел бы к какому-то справедливому и объективному результату. Объединение дел усложняет эту задачу суда. Судье объективно будет сложнее разобраться во всех хитросплетениях", - сказал журналистам старший юрист компании White&Case (представляющей в суде интересы "Юнипро") Антон Васин.

Экономика Бизнес Крупные компании
Добавьте RG.RU 
в избранные источники