Почему расстреляли Ярославль

100 лет назад город бомбили с аэропланов и обстреливали из бронепоездов
В Ярославле из печати вышла книга, посвященная одному из самых трагических событий не только в региональной, но и общероссийской истории - Ярославскому антибольшевистскому восстанию 1918 года, в советской историографии больше известному как Ярославский белогвардейский (или эсеровский) мятеж. Впервые, через сто лет после ярославской "фронды", в одном издании удалось собрать все документальные свидетельства произошедшего, чтобы непредвзято и без идеологических "качелей" их оценить. Корреспондент "РГ" встретилась с автором книги "Расстрелянный Ярославль", политологом и журналистом Евгением Соловьевым.
Церковь Николы Рубленого на Которосльной набережной 1918-2018 годов - одна из самых гармоничных и изысканных построек города. Фото: Ярославский музей-заповедник
Церковь Николы Рубленого на Которосльной набережной 1918-2018 годов - одна из самых гармоничных и изысканных построек города. Фото: Ярославский музей-заповедник

Евгений Александрович, Союз защиты Родины и Свободы под руководством эсера Бориса Савинкова на французские деньги в июле 1918 года планировал организовать восстания в 23 городах Поволжья и центра России. Но во многих городах восстания не состоялись вовсе, а где-то были подавлены за день - два. И только Ярославль повстанцы удерживали 16 дней. Здесь было больше противников советской власти?

Евгений Соловьев: В Рыбинске выступление было подавлено за полдня, в Муроме восставшие продержали власть один день и сами ушли, не дожидаясь, когда их разобьют. В Костроме, Нижнем Новгороде и других городах восстаний не было вообще. Ярославль в этом ряду, конечно, очень выделяется. Причин тому несколько. Во-первых, слабость местной советской власти, в которой было очень много внутренних конфликтов. Кроме того, немало имущих горожан - промышленников, бизнесменов - новые власти настроили против себя, занимаясь реквизициями и конфискациями. Плюс в стране в целом в 1918 году были очень большие проблемы с продовольствием. В губернском центре появились огромные очереди у хлебопекарен, в Ярославле и Рыбинске прошли голодные бунты.

При этом в Ярославской губернии и близлежащих территориях после войны с Германией было расформировано несколько армий. На Ярославскую землю прибыло около 11 тысяч офицеров и 20 тысяч солдат. В марте 1918 года на ярославской бирже труда было зарегистрировано 6400 безработных, из которых 50 процентов составляли прибывшие с фронта. То есть в Ярославле скопилось множество "лишних" людей, которые последние несколько лет занимались только войной.

Значит, население поддержало мятеж?

Евгений Соловьев: Тут много версий. От советской, что не поддержало и в восстании участвовала небольшая группа военных, завербованных на деньги стран Антанты, до точки зрения, популярной в 90-е годы, что это было народное выступление. Как обычно, истина где-то посередине. Потому что поддержали повстанцев в основном бывшие военные, офицерство. Причем не только демобилизованные и безработные, но и люди, работавшие в органах советской власти. Они еще до приезда в Ярославль руководителя восстания Александра Перхурова создали штаб заговорщиков и готовили антисоветские выступления. А вот крестьяне, например, отреагировали на происходящее своеобразно. Они брали оружие и возвращались домой, чтобы охранять исключительно свои жилища. Рабочие массово тоже не поддержали: из железнодорожных мастерских пришли сто человек в штаб, взяли винтовки, но потом они все в основном разбежались.

К восставшим примкнули лицеисты, студенты, бизнесмены, торговцы, мещане. Повстанцы даже объявляли призыв. За участие в добровольческой армии обещали платить, в результате в первый же день в нее записались шесть тысяч человек. Но когда начались бои, многие добровольцы со своих позиций побежали. В итоге повстанцев осталось человек 600-700. У них были пулеметы, оружие расформированных частей. Пулеметы были расставлены на всех высоких зданиях, в том числе на колокольнях.

Ярославские мятежники продержались 16 дней, но все равно вынуждены были сложить оружие

Сколько людей погибло на "барже смерти"? Там расстреливали коммунистов?

Евгений Соловьев: Расстрелов там не было. На эту баржу повстанцы поместили советских партийных и общественных деятелей, которых не удалось закрыть в подвалах. По разным оценкам, на барже находилось от 70 до 200 человек. Ее отогнали на волжский фарватер и привязали к пристани канатами. Баржа оказалась на линии фронта и обстреливалась с разных сторон - и красными, и восставшими. Поначалу повстанцы подвозили туда продукты, но из-за обстрелов перестали, и люди на судне голодали. От обстрелов и взрывов на барже погибло около 10 человек. И только через десять с лишним дней после начала восстания они смогли перерезать канаты, баржу отнесло к берегу в районе Коровников, и узники спаслись.

Ярославские мятежники продержались 16 дней, но все равно вынуждены были сложить оружие, потому что оказались в полной изоляции. Расчет на массовый народный протест не оправдался?

Евгений Соловьев: Поскольку восстание в Рыбинске быстро подавили, помощь, в том числе вооружением, оттуда не пришла. Пушки повстанцев замолчали на третий день мятежа, потому что закончились снаряды. Боеприпасов для пулеметов и винтовок тоже было немного. При этом красные бомбили город с аэропланов, его непрерывно обстреливали три бронепоезда и несколько артиллерийских батарей. В ночь на 21 июля, понимая, что сопротивление бесполезно, штаб мятежников сдался немецким военнопленным, которые содержались в Волковском театре. Правда, вечером того же дня в театр ворвались красные войска, арестовали штаб, вывезли всех 57 человек к железнодорожной станции Всполье (сейчас это вокзал Ярославль-Главный) и там после допроса почти всех расстреляли. Вслед за этим в городе начались зачистки: мужское население сгоняли на то же Всполье, проверяли документы и осматривали ладони - если на них были характерные мозоли, возникающие при стрельбе из винтовки или пулемета, проходило недолгое следствие, а за ним - расстрел. По разным данным, в первые дни после восстания было убито от 350 до 428 человек. Их имена и места захоронения неизвестны. Документов нет: они либо утрачены, либо находятся в архивах ФСБ.

Ключевой вопрос

Больше десяти лет назад историческую часть города включили в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Но город мог быть еще краше. Чего он лишился за время двухнедельной войны на его улицах?

Евгений Соловьев: Во время восстания погибло больше двух тысяч человек - участников противостояния и мирных жителей. Треть всех городских строений сгорела, остальные были повреждены пулями и снарядами. От обстрелов и пожаров пострадали и были частично уничтожены три монастыря и больше 20 церквей. Из 75 фабрик и заводов сгорело или было разрушено двадцать. На реках Волге и Которосли повреждено, сгорело или затонуло 18 пароходов, 12 пристаней и 25 барж с товарами и грузами. 25 процентов населения остались без крыши над головой, а 33 процента полностью лишились всего имущества. 40 тысяч человек покинули город. Однако из этой катастрофы большевики извлекли для себя пользу. На дымящихся руинах режиссер Дзиги Ветров снял документальный фильм, и он стал мощнейшим идеологическим оружием, показавшим, что будет с любым русским городом, который вознамерится выступить против советской власти. Кадры из фильма показывали населению в первом советском киножурнале "Кино-неделя" в августе и сентябре 1918 года.

Справка "РГ"

Книга "Расстрелянный Ярославль" издана по инициативе регионального отделения Российского военно-исторического общества. В Фонде Анатолия Лисицына собирали историю событий 1918 года по частям, а точнее - по фотографиям. Десять лет назад был создан документальный фильм. Книга стала его продолжением.