Новости

03.05.2018 19:10
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

"Найден, жив!"

Поисковики-добровольцы рассказали о профессиональных приемах в своей работе
За минувший год в Петербурге и Ленобласти искали около тысячи человек: во всяком случае, 757 заявок поступило на сайт и горячую линию поискового добровольческого отряда "Лиза Алерт".
 Фото: Николай Гонтарь/РГ Бензин, амуницию, средства связи члены отряда "Лиза Алерт" покупают сами - это принципиальная позиция. Фото: Николай Гонтарь/РГ
Бензин, амуницию, средства связи члены отряда "Лиза Алерт" покупают сами - это принципиальная позиция. Фото: Николай Гонтарь/РГ

Эта цифра в семь раз больше аналогичной за позапрошлый год. Почему произошел такой взрывной рост "потеряшек"? Дети стали чаще убегать из дома? Резко увеличилось количество пожилых людей, страдающих деменцией?

В петербургском отряде "Лизы Алерт" считают, что сработали два фактора: выход фильма Андрея Звягинцева "Нелюбовь", где работа поисковиков-добровольцев показана очень выразительно, и масштабные поиски шестилетнего мальчика в Ленинградской области. Та трагическая история всколыхнула весь город.

Кто же они такие, поисковики? В чем заключается их труд? И действительно ли главная причина "теряния" людей - нелюбовь? Об этом нам рассказал доброволец поискового отряда Никита Илющенков.

Кто чаще теряется?

Как правило, самые проблемные категории - старики и дети. Первые нередко пропадают потому, что переоценивают свои силы. Например, отправился человек за грибами - зашел слишком далеко, устал - стало плохо с сердцем, а таблетки забыл дома - началась паника, выйти на привычную тропу не смог. Дети зачастую теряются потому, что уходят из дома, страшась наказания. Подростки - демонстрируя свой протест против того, что родители не принимают их друзей, не одобряют новые увлечения. К слову, из 757 потерявшихся в прошлом году - 42 ребенка в возрасте до 12 лет.

Искать взрослых, уверены поисковики, легче: какими бы провалами в памяти ни страдал человек, к нему проще подобрать ключик - он сам, как правило, мечтает вернуться в привычную среду. А дети, например, могут не откликнуться на зов в лесу, даже если явственно его услышали: "Это был не мамин голос, а на крик чужого дядьки идти нельзя".

В городе подростки-бегунки могут нарочно таиться, если увидели расклеенные ориентировки со своим портретом.

- Юность очень трепетно относится к своему изображению, - говорит Никита. - Одна девочка, например, отказывалась выходить к своим только потому, что на листовках поместили ее неудачный портрет. Как сказала потом она сама, "с прыщами".

Зачем поисковики-волонтеры, если есть полиция и МЧС?

Недавно на проспекте Большевиков в Невском районе прохожие обратили внимание на бабушку, которая несколько часов сидела на лавочке в метро. Она ни с кем не заговаривала, ничего не просила. Полиция, проверив документы, не нашла повода отвести женщину в отделение. Доброхоты-прохожие вызвали "скорую помощь", но старушка оказалась от госпитализации, твердо заявив, что у нее "все в порядке". И только когда кто-то догадался обратиться к поисковикам из "Лизы Алерт", выяснилось, что у женщины - серьезные провалы в памяти. Несколько дней назад она ушла из своего дома в Сосновом Бору, где работники соцслужбы уже сбились с ног, разыскивая одинокую пенсионерку.

- Мы работаем в тесной связке в МЧС и полицией, - говорит Никита. - Например, для старта поисков надо, чтобы родственники подали официальное заявление в правоохранительные органы. Некоторые до сих пор думают, что полиция принимает заявления о пропаже людей только спустя трое суток. Это неправда. Вне зависимости от того, сколько прошло времени, полиция обязана сразу, по факту обращения, принять заявление. Другое дело, что в поисковых работах у нас больше возможностей. Во-первых, мы можем задействовать сразу больше людей. Представьте себе участкового, который отвечает за несколько кварталов или несколько деревень. Понятно, что прочесать в считанные часы все чердаки-подвалы-парадные ему не под силу. Во-вторых, у поисковиков мотивация сильнее - работают не за деньги, а по зову сердца.

Хотя, конечно, в сложных случаях все структуры объединяют свои силы. Кстати, МЧС сразу передает "Лизе Алерт" заявки о пропавших, которые поступают ведомству в Центр управления кризисными ситуациями.

Что за люди работают в отряде и почему они отказываются от денег?

Примечательно, что никаких финансовых пожертвований отряд не принимает.

- Это наша принципиальная позиция, - поясняет Никита. - Во-первых, так проще - не надо ни перед кем отчитываться, а во-вторых, такое положение освобождает нас от всяческих подозрений.

Денег же из своего кармана, как и личного времени, признается Илющенков, на эту работу тратится немало. Иногда жены и близкие ворчат - не без этого. Но чаще относятся с пониманием. В сущности, денег и времени требует любое увлечение. Только вот хобби эту деятельность я бы назвать не решилась.

- В основном наши добровольцы - занятые люди, - поясняет Никита. - Есть компьютерщики, менеджеры, продавцы, бармены, педагоги, бизнесмены. Совмещать основную работу с поисками, конечно, непросто. Выручает, что заявки о пропавших людях чаще всего поступают к вечеру. Когда человек, например, к ужину не явился, как обещал, или ребенок "что-то слишком долго с друзьями загулялся". Да, срываемся по звонку (всегда наготове "тревожный рюкзак", в котором запас воды, шоколадка, сменный комплект одежды, яркий жилет) и едем в указанное место. Если поиски растягиваются на несколько дней, волонтеры, бывает, берут на работе отпуск.

Конечно, через силу никто никого никуда не тянет. Бывает, что по уважительной причине ("ребята, у меня днюха сегодня, расслабился уже с друзьями") выезд по сигналу человек отменяет. Но причину "просто не захотелось" обычно никто не называет.

- Иногда разбудят ночью - так неохота из теплой постели вылезать, гнать куда-то в непогоду, - признается Никита. - Но тут же мысль: а уснуть-то ты сейчас сможешь, зная, что в лесу в это время заблудившийся старик, может, замерзает? Встаешь и едешь.

Кстати, свое название отряд получил, когда только-только создался. Тогда, в 2010 году, сотни добровольцев в Подмосковье искали девочку Лизу, которая вместе со своей тетей заблудилась в лесу. Женщина скончалась на седьмой день. А Лизу нашли на десятый. Она погибла, не дождавшись поисковиков всего сутки.

Где опаснее потеряться - в лесу или в городе?

Город, при всей его жестокости, - все-таки более безопасное место для человека современной цивилизации, утверждают поисковики. А наш северный лес таит реальные угрозы: утонуть в болоте, подвергнуться нападению зверя, отравиться незнакомыми ягодами, погибнуть от переохлаждения. Именно поэтому, когда поступает тревожный сигнал, на лесные поиски выходит максимальное число членов отряда. Плотно работающих в питерском подразделении "Лиза Алерт" сегодня насчитывается порядка 50 человек. А вообще в активе "тревожки" более 150 добровольцев.

P. S.

Из 757 потерявшихся в прошлом году было найдено живыми 505 человек. Погибшими - 109. Поиск оставшихся 143 человек либо носит статус "инфопоиск": периодически прозваниваются больницы, проверяются свидетельства, идет массовый репост в соцсетях, либо поиски прекращаются по внутренним правилам отряда. Такое может быть, если в основе поиска криминал или семейные разборки - например, отец увез ребенка к себе без согласия бывшей супруги.

Впрочем, статистику результативности "Лизы Алерт" каждый любопытствующий сможет посчитать сам: на сайте регулярно появляются данные. Самые радостные, когда портреты "потеряшек" сопровождает краткая надпись: "Найден, жив".

Общество Соцсфера Помощь пострадавшим Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Ленинградская область СЗФО Санкт-Петербург
Добавьте RG.RU 
в избранные источники