Новости

20.05.2018 09:10
Рубрика: Общество

Среди чужих

История семьи приемной матери со смертельным исходом
В небольшом райцентре на протяжении нескольких лет женщина истязала четверых приемных детей. Ни бродяжничество, ни отчетливые синяки на лицах малышей до поры до времени не привлекали внимания жителей. Броню этого равнодушия смогла пробить только трагедия, случившаяся с шестилетним Толиком.
За приемными детьми присматривает много ведомств. Каждое - отдельно, и общей картины никто не видит. Фото: depositphotos.com За приемными детьми присматривает много ведомств. Каждое - отдельно, и общей картины никто не видит. Фото: depositphotos.com
За приемными детьми присматривает много ведомств. Каждое - отдельно, и общей картины никто не видит. Фото: depositphotos.com

Детство без сна

Толю Томашева (фамилия ребенка изменена. - Ред.) нашли бездыханным на диване работники "скорой", тело малыша было густо измазано свежей зеленкой. Так маскировали следы побоев...

Двое его братьев и сестра смотрели на взрослых испуганно-затравленными глазами. На вопрос, что случилось, дети выразительно посмотрели на "маму" Наташу...

Наталью Карезину - "Салтычиху" приемного детства - полиция задержала в тот же вечер.

Читать строки из обвинительного заключения в отношении Карезиной больно и жутко. Ее обвиняют по трем статьям УК РФ "в истязании малолетних детей с применением пытки".

В 2014 году ей разрешили усыновить одного ребенка, а еще троих - его братьев и сестру - взять под опеку. Так под ее тяжелую руку попали малыши 2008, 2010, 2011 и 2014 годов рождения.

"Установлено, что с 1 января 2015 года по 23 августа 2017 года обвиняемая с целью запугивания и подчинения своей воле систематически избивала детей. Она заставляла детей всю ночь стоять в углу, лишала их сна, помещала на длительное время в темное и холодное подполье. Кроме того, неоднократно наносила им удары руками, ногами и веником по различным частям тела", - говорится в обвинительном заключении Карезиной, которое утвердил прокурор Амурской области.

Больше всех детей "мама" ненавидела косолапого и тихого Толю, она в 2016 году кулаком сломала ему челюсть, а в августе 2017-го на протяжении целой недели избивала с иезуитским старанием.

"23 августа она из-за того, что шестилетний ребенок выкинул подгузник в унитаз, нанесла ему множественные удары по телу, от которых потерпевший скончался".

"Счастливое детство" в Бурейском районе измазано нездоровыми пятнами погуще, чем тело убитого Толи зеленкой.

Здесь несколько лет назад в детском оздоровительном лагере "Белые горы" бесследно пропали два мальчика из приюта. По сей день детей никто не нашел, все списали на полноводные воды Буреи.

Бродяжка

- Толя был тихим и очень добрым ребенком. Хорошо ел и хорошо спал. Мы замечали у него синяки на лице и голове. Мама всегда это объясняла, что он упал и ударился. Было такое, что мы сообщали о синяках в социальный центр "Надежда", специалисты которого вели сопровождение этой приемной семьи,- говорит Светлана Закирничная, заведующая детсадом.

Как могли десятки взрослых, опекавших, курировавших, обучавших и воспитывающих, годами не видеть трагедии этих несчастных детей?

В детском саду, например. Неужели воспитатели не замечали ничего подозрительного в поведении детей и приемной матери?

- Замечали,- буднично соглашается Светлана Юрьевна.

Оказывается, "мама Наташа" заметно раздражалась, когда кто-то из детей заболевал в детсаду.

Старшая из Томашевых, Люда, два года ходила в школу соседнего села Малиновка. Каждый день перешагивала железнодорожное полотно Транссиба. Девочка училась слабо, часто бродяжничала, не хотела возвращаться домой.

- Люда очень замкнутая, но проговаривалась, что ее мама не любит,- говорит Аксана Мельникова, директор Малиновской школы.

На мой вопрос, почему такое поведение ребенка за два года не насторожило школьных учителей, Аксана Евгеньевна отвечает:

- С мамой мы очень осторожно себя вели, она чуть что - сразу пугала прокуратурой, что будет на нас жаловаться...

Учителей Наталья Карезина на порог дома не пускала. 1 сентября 2016 года педагоги принесли детям "губернаторские портфели", она их обложила густым матом и не пустила дальше калитки. И это тоже никого не насторожило.

Человек не с улицы

Четырехэтажное здание общежития в центре поселка, первый этаж которого занимает центр социального обслуживания граждан "Надежда". "Соцзащита" встречает запахом немытого тела.

- Это у нас все из подвала идет, - объясняет Татьяна Мельникова, директор центра.

Ее подчиненные на протяжении нескольких лет "сопровождали" приемную семью, в которой пытками "воспитывали" детей. Татьяна Андреевна долго и подробно объясняет, как они по всем "фронтам" курировали эту семью. Помогали с оформлением документов, выбивали деньги на лечение.

В отделе опеки администрации Бурейского района тоже слышал тяжелые вздохи сожаления.

Истязательницу детей здесь называют "человеком не с улицы", говорят, что она раньше много лет работала парикмахером в специализированном доме-интернате для детей-инвалидов...

Кто принимал решение отдать ей под опеку детей - уже не помнят.

- Люди часто меняются у нас, зарплаты маленькие, - говорят муниципальные опекуны.

Сегодня стало модным и удобным делом свою халатность, лень и равнодушие прикрывать фразой о нарушенном межведомственном взаимодействии. Получается, что каждое ведомство в отдельности хорошее и профессиональное, а вот между ними не был налажен диалог. Вроде бы и виноватых нет.

В реальности все честнее и проще. Как известно, у каждого ЧП есть имя и фамилия. Есть имена у тех, кто принимал решение отдать четверых детей в сомнительную семью. Меня всегда настораживает, когда в семью берут сразу нескольких сирот. Это же какие закрома любви и достатка должны быть у новоявленных родителей?

Когда ребенок приходит в детский сад с синяками на лице, с переломом челюсти, а это все объясняется банальным падением.

Когда девочка Люда годами бродяжничает и не хочет из школы идти домой.

Это же кричащие признаки неблагополучия и беды. Которые никто не захотел замечать. А раз виноваты все, значит, и наказывать некого.

Что делать

Можно долго говорить о "межведомственной несогласованности", но кроме вечно несогласованных чиновников есть еще... мы. Нас больше, чем чиновников: почти 150 миллионов очевидцев: соседей, друзей, родных и близких, сослуживцев, просто знакомых.

Итак, детей избивают и убивают почти на наших глазах. А мы почему-то узнаем о таких трагедиях из газет.

Можем ли что-то сделать?

Если набирать "02" или "102" каждый раз, когда у вас на глазах кто-то шлепает по попе ребенка, то окажемся в атмосфере, через которую наша страна уже проходила. Миллионы доносов, написанных друг на друга, мягко говоря, не улучшили психическое здоровье общества.

Другая крайность: ювенальная юстиция, доведенная до параноидальной формы в Северной Европе. Реальный случай: в школе учительница спросила детей: что мешает быть счастливыми? Девочка из России наивно рассказала: "Мечтаю о настоящей лошадке! А папа ее не покупает..." Учительница вызвала ювенальщиков, те отвезли ребенка в приемную семью. На ферму, где лошадка была...

Итак, назад в прошлое (век доносов) нам не хочется. В "ювенальную" Европу - тоже. Что остается? Как ни банально звучит, золотая середина. Пытаться общаться с теми, кто перегибает палку, воспитывая ребенка. Если чей-то ребенок постоянно в синяках и с затравленным взглядом, то найдите способ донести об этом региональному детскому омбудсмену. А уж если слышим в квартире соседей истошные детские вопли и глухие удары, то отбрасываем все сомнения - набираем "02" или "102".

Статистика

По данным Минобразования и Следственного комитета, в 2016 году возбуждено почти 500 уголовных дел по факту убийства детей. 120 погибших - дети в возрасте до одного года и новорожденные. 140 детей за год убиты своими родителями. Но нет четких статистических границ, где смерть ребенка по злому умыслу приемных родителей, а где это несчастный случай.

Ранее в рамках Координационного совета региональных Уполномоченных по правам ребенка в ЦФО было сказано: "У нас, к сожалению, нет федеральной статистики, сколько российских детей погибло от рук приемных родителей". Тогда же в пресс-службе Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей объяснили, что вести такую статистику в принципе очень сложно. Само понятие, что ребенок погиб от рук родителей, растяжимо и используется по-разному в разных статистических выкладках: смерть ребенка, выпавшего в открытое окно по недосмотру приемной матери, - смерть по вине родителей или несчастный случай?

Подготовила Наталья Козлова

Общество Семья и дети Практика усыновления в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники