Новости

16.05.2018 20:04
Рубрика: Культура
Проект: Гид-парк

Гения играет свита

В Театре им. Пушкина показали "Влюбленного Шекспира"
Режиссер Евгений Писарев многим обязан Деклану Доннеллану, открывшему ему некоторые знания о том, как существовать в пространстве шекспировского театра, как обретать изысканную правдивость в страшных, фантастичных и смешных его сюжетах. Он же вдохновил его на спектакль "Влюбленный Шекспир", первым поставив в Лондоне сценическую адаптацию знаменитого сценария Тома Стоппарда. Написав (вместе с Марком Норманом) сценарий для фильма 1998 года, выдающийся британский драматург Том Стоппард сделал то, что не под силу шекспироведам.
Шекспир в этой романтической и интеллектуальной игре окружен миром удивительных двойников... Фото: Юрий Богомаз Шекспир в этой романтической и интеллектуальной игре окружен миром удивительных двойников... Фото: Юрий Богомаз
Шекспир в этой романтической и интеллектуальной игре окружен миром удивительных двойников... Фото: Юрий Богомаз

Сочиняя и фантазируя на темы биографии Барда, он легко и естественно объяснил множество казусов, слухов, легенд, поэтических строк и неподтвержденных фактов - начиная от любви поэта к смуглой леди, заканчивая предположениями о его гомосексуальных связях. Бессмертные шекспировские строки рождались по Стоппарду буквально из любого сора, как, собственно, все, что создавалось в елизаветинской Англии, породившей сэра Джона Фальстафа, аристократа и забулдыгу, или могильщика, говорящего как философ. Стоппард, написавший когда-то гениальный парафраз "Гамлета" - пьесу "Розенкранц и Гильденстерн мертвы", здесь тоже легко и весело вступил в соревнование с Шекспиром, стилизуя и соединяя обстоятельства и строчки его сонетов и пьес (для Театра им. Пушкина Стоппарда перевела Анна Колесникова).

Имея за плечами сюжет такого уровня, самое главное - его не испортить

Героиня "Двенадцатой ночи" Виола, в облике мальчика явившаяся в дом графа Орсино, превращается в героиню стоппардовского сюжета, влюбленную в юного мастера Уилла. Переодевшись мальчиком, она репетирует роль Ромео, но, выйдя замуж по воле отца, разбивает поэту сердце, обеспечивая миру его будущие шедевры, а зрителям елизаветинского театра - первую женщину на подмостках (в хитросплетениях сюжета ей приходится спасать возлюбленного, играя вместо потерявшего голос актера роль Джульетты).

Имея за плечами сюжет и текст такого уровня, самое главное - постараться его не испортить. Евгений Писарев сделал это почти безупречно. Прежде всего он позвал сценографа Зиновия Марголина, который стилизовал "Глобус" с той же игровой легкостью, с которой Стоппард стилизовал Шекспира и Марло. Универсальная и легкая полукруглая металлическая конструкция то открывает сцену, то скрывает ее, превращая все действие в огромное закулисье шекспировского мира.

Такими же легкими выглядят персонажи этой романтической и интеллектуальной игры. Шекспир в ней окружен миром удивительных двойников, прежде всего Китом Марло, вдохновенным, дерзким, отмеченным печатью трагической судьбы. Так его и играет харизматичный Андрей Кузичев. Пока онемевший от любви простецкий Уилл пытается беседовать с интеллектуалкой Виолой, Марло вкладывает ему в уста строчки его же сонетов, а потом подсказывает автору пьесы "Ромео и дочь пиратов" его будущий бессмертный сюжет.

Второму эшелону героев намного легче, чем первому. Не только Марло-Кузичев, но и тоненький, изящный в каждом движении Сэм - Никита Пирожков, репетирующий роль Джульетты, пока его не покидает голос, Тилни - Александр Матросов, Хенслоу - Игорь Хрипунов, или лорд Уэссекс - Александр Арсентьев, как и вся остальная труппа точно поймали интонацию и атмосферу "Влюбленного Шекспира".

Сложнее влюбленным. Юная актриса Таисия Вилкова примеряет на себя не только роль Виолы из пьесы Стоппарда, но и шекспировских Виолы, Ромео и Джульетты. Она изобретательно стилизует, напоминая то Джульетту из фильма Дзеффирелли, то Ромео Леонардо ДиКаприо.

С Уиллом - вопрос открыт. Сменив несколько человек на эту роль Писарев остановился на своем студенте Кирилле Чернышенко. Ему удается передать юношеское начало великой жизни, его провинциальное простодушие и наивность, но трепещущего в нем гениального дара пока не слышно. Впрочем, возможно, здесь сказывается наша привычная любовь к обожествлению гениев. Она идет ровно вразрез с замыслом Стоппарда, предложившего свой ответ на вопрос о том, как мог в простоватом мальчике с эйвонских берегов родиться гений мирового театра. Просто гения отлично сыграла свита - от королевы Елизаветы (Тамара Лякина) до актера Ричарда Бербеджа (Игорь Теплов) и драматурга Джона Вебстера (Назар Сафонов). Злодеи и добряки, циники и чистые сердца, образованные интеллектуалы и грубоватые пассионарии - все они дышали воздухом волшебной эпохи, давшей миру Шекспира.