Новости

21.05.2018 19:10
Рубрика: Экономика

Придется находить баланс

Развитию российской фарминдустрии часто мешают взаимоисключающие решения и несогласованность действий
В развитии России 2018 год начал новый этап: прошли выборы президента страны, сформировано новое правительство, эксперты и профильные ведомства начали обсуждать стратегию "Фарма-2030".
В российском здравоохранении все шире применяются современные цифровые технологии. Фото: Сергей Михеев В российском здравоохранении все шире применяются современные цифровые технологии. Фото: Сергей Михеев
В российском здравоохранении все шире применяются современные цифровые технологии. Фото: Сергей Михеев

В связи с этим влиятельные специалисты российского фармрынка - генеральный менеджер рецептурного бизнеса компании "Санофи" в Евразийском регионе, член Совета директоров Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) Наира Адамян и генеральный директор компании НПК "Катрен" Леонид Конобеев - обсуждают векторы дальнейшего развития фармрынка.

Леонид Конобеев: Одним из главных направлений новой стратегии развития нашей отрасли "Фарма-2030" названа ориентация на экспорт. Задача огромного масштаба. Мы знаем, что для создания нового лекарства требуются десятилетия исследований, материальная база, специалисты. Сегодня в нашей стране таких условий пока нет. Поэтому логичным выглядит то, что сейчас Россия производит дженерики проверенных зарубежных препаратов, решая таким образом задачу лекарственного обеспечения населения.

Но развитие собственной фармотрасли - вопрос национальной безопасности, хотя это дело и небыстрое. Расширение международных связей - инструмент, который также работает на улучшение лекарственного обеспечения населения. В целом у нас есть потенциал для роста. Старение населения, увеличение количества хронических заболеваний повышают потребность в современных эффективных лекарствах.

В России потребление лекарственных средств на душу населения в ценах производителя примерно в 10 раз меньше, чем в США. Постепенно потенциал отечественной фарминдустрии растет. Государство реализует меры стимулирующего и протекционистского характера, что облегчает внедрение современных технологий в отрасли.

Что касается фармдистрибьюции, то, на мой взгляд, она уже способна решать любые задачи по лекарственному обеспечению населения и реализации распределительной функции по всей территории страны.

В 2017 году компания "Катрен" завершила реализацию собственной программы по реорганизации и модернизации логистических центров. Сегодня все наши склады полностью соответствуют требованиям Good Distribution Practice (GDP) и способны эффективно функционировать даже в период пиковых нагрузок.

Среди нерешенных вопросов необходимо упомянуть лекарственное возмещение (страхование), задержка в его реализации сдерживает рост фармацевтической отрасли.

Кроме того, пока не все процессы на рынке прозрачны. Существует переток товаров во вторичную дистрибьюцию и обратно, из бюджетного на коммерческий рынок и обратно.

Государственные меры по развитию фармацевтической промышленности - это огромное поле для разного рода спекуляций

Внедряемая сегодня система маркировки лекарств позволит справиться с этим до 2020 года. Крупнейшие дистрибьюторы заинтересованы в этом и активно участвуют в реализации программы. Есть нерешенные вопросы и с формированием единой информационной системы в области здравоохранения, внедрением электронных рецептов, что препятствует использованию Интернета как канала продвижения и реализации лекарств. К сожалению, традиционной российской проблемой является и несогласованность, в том числе и в фарме. Приведение разрозненных законов и подзаконных актов в систему, наверное, стоит назвать главной задачей специалистов отрасли на ближайшее время.

Наира Адамян: Вы затронули тему лекарственного возмещения, мне кажется несправедливым то, что у нас в стране до сих пор необходимо доказывать свой "льготный статус", проходить сложные бюрократические процедуры, чтобы получать полное покрытие своих расходов на лечение. И в этом смысле переход на полное лекарственное обеспечение инновационными препаратами нуждающихся в них пациентов, конечно, стал бы прогрессивным решением для страны, которая во многих высокотехнологичных отраслях находится на передовой мировой экономики. К сожалению, в нашей стране до сих пор не проведены даже пилотные проекты по лекарственному возмещению, не подсчитаны затраты на его внедрение. Есть ли, на ваш взгляд, шанс реализовать эту систему в ближайшие годы или, по крайней мере, расширить программы льготного лекарственного обеспечения?

Леонид Конобеев: Отсутствие прогресса в реализации пилотных проектов по лекарственному страхованию связано с тем, что в здравоохранении не сформирована единая информационная система, которая бы объединила врачей, пациентов, аптеки, страховые компании. Но работа в этом направлении ведется, и, надеюсь, в программе "Фарма-2030" она будет завершена. Но помимо этого у нас и не предложено широкомасштабных пилотных проектов по различным моделям. За рубежом успешно работают несколько моделей лекарственного возмещения: софинансирование лекарств пациентом, компенсация пациенту части или полной стоимости препарата из бюджетов разных уровней, оплата лекарств страховой компанией и т.д. Запуская пилот в России, мы обычно реализуем только одну какую-то концепцию и тем самым лишаемся возможности сравнить и выбрать наиболее эффективное решение.

Почти не задействованы в наших программах по лекарственному обеспечению страховые компании. Чтобы эффективно работать в этом направлении, им нужны максимальная прозрачность и фиксация всех операций в единой системе, возможность получать от них максимально полные и достоверные данные и отчеты. Компания "Катрен" на протяжении последних шести лет успешно реализует проект Apteka.ru. Мы можем предоставлять полные и достоверные данные по каждой операции внутри проекта. Одним из вариантов лекарственного возмещения могло бы быть сотрудничество со страховыми компаниями и государственными службами, с системой электронных рецептов. Это способствовало бы более тесному взаимодействию пациентов, врачей и страховых компаний

Переход на полное обеспечение инновационными препаратами стал бы прогрессивным решением для страны

Наира Адамян: В таких проектах, как софинансирование, могли бы принимать участие и фармацевтические компании. У "Санофи", например, есть такой опыт в других странах мира. Мы предлагали различные подобные модели и в России. К сожалению, пока бюрократическая машина не позволила нам в полной мере реализовать их потенциал. Тем не менее мы уверены, что именно за такими современными моделями - возможности более эффективного расходования средств государством, а значит для обеспечения большего количества российских пациентов самыми современными препаратами.

А какие глобальные тренды развития фармотрасли, на ваш взгляд, оказывают наибольшее влияние на российский рынок?

Леонид Конобеев: И в развитых странах, и у нас растет доля пожилого населения, мир постепенно стареет. Одновременно растет число хронических заболеваний, требуется все больше высокотехнологичных препаратов. Это стимулирует фармотрасль развиваться, а государство - увеличивать бюджеты на лекарственное обеспечение. Сегодня высокотехнологичные препараты, находящиеся под патентной защитой, позволяют лечить прежде неизлечимые и орфанные заболевания. В России рост отрасли может обеспечить развитие собственных разработок и производства лекарств. По количеству аптек на душу населения мы и так находимся среди лидеров, а дистрибуция уже обеспечивает доставку лекарств в любой уголок страны.

На 2018 год потенциал роста российского фармрынка я оцениваю в 5-7 процентов в рублях. Но скорее всего этот рост произойдет за счет роста цен. Сохранится и тренд на увеличение доли отечественных препаратов в продажах. Население предпочитает покупать то, что дешевле, и это нормально.

Наира Адамян: Уверена, что потенциал российского фармрынка во многом зависит и от того, насколько государство продолжит совершенствовать защиту прав на интеллектуальную собственность. Именно тогда производители продолжат инвестировать в инновации: международные производители - приносить свои лучшие разработки на российский рынок, а российские - развивать и наращивать собственную научно-исследовательскую базу и соответствующие компетенции. К примеру, прямые переговоры с производителем инновационного лекарства, защищенного патентом, вместо тендера в рамках госзакупок, нам кажутся одним из реальных способов эффективной поддержки инноваций.

Сегодня все актуальнее становится вопрос о цифровых технологиях в фарме и медицине - блокчейн, big data и т.д. Насколько мы, по-вашему, отстаем в этом направлении и почему?

Леонид Конобеев: Технология блокчейн пока не стала объективной бизнес-реальностью. Первые стартапы и проекты в медицине с ее применением появились только в 2016 году. В России минздрав рассматривает возможность внедрения данной технологии, например, для хранения и обработки данных пациентов. Но ее внедрение требует в первую очередь изменения законодательства, обучения персонала, оснащения каждого ЛПУ соответствующим оборудованием - все это требует серьезных затрат времени и средств. Что касается big data, то, на мой взгляд, потенциал для развития и применения технологии в отрасли велик. На основе данных можно прогнозировать поведение покупателей и их потребности, логистику фармрынка или - применительно к системе здравоохранения - рост заболеваемости, потребность в специалистах и лекарствах, оценивать качество работы врачей и их реальную загруженность. Обработка и интерпретация данных поможет снизить расходы и оптимизировать управление, затраты и работу системы в целом. В Стратегии развития здравоохранения до 2025 года, которую минздрав анонсировал в прошлом году, Единой государственной информационной системе в здравоохранении (ЕГИСЗ) отводится ведущая роль. Она позволит повысить эффективность работы системы в целом. В компании "Катрен" работа с большими массивами данных ведется с 1994 года. Благодаря накоплению и обработке данных о продажах мы можем планировать свою деятельность. Отлично эта технология работает применительно к анализу поведения пользователей онлайн-сервиса. Понятно, что работать с big data надо, и это уже объективная реальность. В медицине проблема заключается в обеспечении и гарантировании конфиденциальности и сохранности данных, в правах на их использование. Прежде чем внедрять какие-либо технологии, связанные с обработкой и хранением персональных данных, тем более конфиденциальных, нужно создать работающую законодательную базу, которая бы обеспечила защиту прав и свобод каждого пациента.

Наира Адамян: Несомненно, будущее за интегрированными решениями, образующими экосистему, включающую различные сервисы, устройства, мобильные приложения, помогающие пациентам лучше контролировать свое состояние, повышать эффективность лечения, улучшать показатели приверженности терапии. Мы со своей стороны уже ведем работу с некоторыми российскими партнерами в этом направлении и открыты для того, чтобы предлагать интегрированные решения российскому государству.

А вот с точки зрения дальнейшего развития конкурентоспособной российской промышленности что, на ваш взгляд, целесообразнее - протекционистские или стимулирующие меры промышленной политики?

Леонид Конобеев: Любые государственные меры, направленные на развитие промышленности, - это огромное поле для спекуляций разного рода. Некоторые участники отраслевых дискуссий создают информационный шум, преследуя собственные цели, надеясь получить какие-то преференции от того или иного решения. Если мы хотим развивать свою фарминдустрию, необходимо стимулировать отечественных производителей искать новые пути развития производства и повышения конкурентоспособности на внешних рынках. Применение стимулирующих мер в рамках стратегии "Фарма-2020" принесло ощутимые результаты: были построены новые заводы, субсидировано производство высокотехнологичных препаратов, десятки новых лекарств и медицинских изделий выведены на рынок. То есть субсидирование вполне справляется с задачами развития нашей фармпромышленности, и необходимость в протекционизме отсутствует.

Наира Адамян: Безусловно, успехи российского правительства в развитии отечественной фармотрасли в рамках стратегии "Фарма-2020" впечатляют.

Но все же, как и везде, необходимо соблюдать баланс: поддерживая отечественных производителей, не отказываться от экспертизы и инновационности, которую приносят на российский рынок международные компании. Пожалуй, именно в сбалансированном подходе и можно найти ту самую "золотую середину", которая может стать залогом будущего успеха российской фарминдустрии на глобальном уровне. Главное - стремиться к соблюдению баланса между необходимостью развития локального производства и интересами пациента.

Инфографика: Александр Чистов / Татьяна Батенёва
Экономика Отрасли Фарминдустрия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники