Новости

24.05.2018 00:09
Рубрика: Культура

"Стихи пишу, но дряни на заказ не изготовляю..."

Поэт Иосиф Ливертовский пропал без вести в сорок третьем
Гвардии младший сержант Иосиф Ливертовский служил в составе 137-го гвардейского артиллерийского полка 60-й гвардейской стрелковой дивизии 60-й армии Центрального фронта. 10 августа 1943 года пропал без вести во время боев у села Столбище Орловской области - во время Орловско-Курской наступательной операции. Иосифу было 25 лет.

Родился в Херсонской губернии. В трехлетнем возрасте был привезен родителями в Сибирь. Учиться в школе начал сразу со второго класса, а в третьем уже пытался писать стихи. В 1935 году поступил в Ленинградский институт водного транспорта. Стихов писать не бросил. Проучившись меньше года, оставил институт и в 1936 году поступил в Омский педагогический институт на факультет литературы и языка. Занимался переводами польских, немецких и австрийских поэтов. В июле 1940-го Иосиф окончил Омский пединститут, а в октябре был призван в армию.

Из писем

Сестре

27 февраля 1936 года

Здравствуй, Бэллочка. Ты просишь уже напечатанных стихов, но, к сожалению, литературная страница еще не вышла и выйдет неизвестно когда... Ничего с неба не падает. Мне не нужно ни от кого титула, мне не нужно никакого звания, мне нужно овладеть языком - понимаешь? - русским языком. И я добьюсь этого. Это вошло в мою страсть, во все мое существо. Стихотворение может заставить меня смеяться, плакать, страдать, блаженствовать... Я окончательно решил работать над каждой строчкой - чеканить стих. До сих пор я писал быстро и бессознательно. Учиться, конечно, я продолжаю. Руковожу литературным кружком. Играю много в шахматы.

Август 1941

Здравствуй, дорогая сестричка!.. Хочется скорее в бой. Сейчас мне присвоено звание младшего сержанта и отдано в распоряжение отделение. Несколько раз пытались отправить меня в артиллерийскую школу, но все возвращали. На днях, кажется, куда-то отправят. Недавно спрашивали о том, какой институт я окончил, адрес, кто из родных судим, сколько и за что имел взысканий и каких, какой знаю иностранный язык. То, что мне знаком немецкий, очевидно, вполне удовлетворило требованиям, так как еще и другие в этот список попали, знающие немецкий язык. Куда меня думают послать - угадать невозможно... Я совершенно тверд, спокоен и готов ко всяким неожиданностям. Только о родителях с грустью думаю, жаль стариков. Пиши мне чаще. Да, прошу совета: думаю вступить в партию. Ты меня хорошо знаешь. Что скажешь?..

Твой брат Юзик.

Однокурснице Марине Миловой

Осень 1941-го


Недавно был такой случай в полку. В Ленинской комнате читал стихи cталинградский поэт Владимир Брагин (рядовой боец). Это молодой хороший парень. Он печатает в окружной газете ура-патриотические стихи на тему - "раньше было плохо, теперь - хорошо". Знает сам, что стихи плохие, но находит возможным получать за это хорошие деньги и авторитет. Я разругал его на этом выступлении, как полагается. Меня шумно поддержали красноармейцы, повторяя за мной, что в стихах Брагина нет лица красноармейца, нет подлинной жизни, настоящих переживаний. Есть только газетный трафарет. О моем выступлении говорил весь полк. Все были довольны, потому что Брагин несколько заносчив. Но тут произошло неожиданное. Брагин нашел меня, и мы подружились...

Мне вот пишет Иван Коровкин, чтобы я дневник вел. Но это он по наивности. Если бы кто-нибудь увидел мои записки - пропащее дело.

Из письма другу

Стихи, вообще, пишу, но дряни на заказ для окружной газеты не изготовляю. Кое-что, удовлетворяющее и меня, и редакцию, будет вскоре напечатано. Недавно послал в Омск 500 строк. Это материал к будущей книжке.

Друзья по Омскому литфаку вспоминали о Ливертовском: "Ласковое имя Юзик удивительно шло к этому славному парню..." Увы, мы нашли лишь одну его фотографию - и та очень бледная. Фото: ЦАМО РФ

Дата

20 мая исполнилось 100 лет со дня рождения Иосифа Ливертовского.

Из стихов Иосифа Ливертовского

Папиросы

Я сижу с извечной папиросой,

Над бумагой голову склоня,

А отец вздохнет, посмотрит косо -

Мой отец боится за меня.

Седенький и невысокий ростом,

Он ко мне любовью был таков,

Что убрал бы, спрятал папиросы

Магазинов всех и всех ларьков.

Тут же, рядом, прямо во дворе,

Он бы сжег их на большом костре.

Но, меня обидеть не желая,

Он не прятал их, не убирал...

Ворвалась война, война большая.

Я на фронт, на запад уезжал.

Мне отец пожал впервые руку.

Он не плакал в длинный миг разлуки.

Может быть, отцовскую тревогу

Заглушил свистками паровоз.

Этого не знаю. Он в дорогу

Подарил мне пачку папирос.

Молоко

От меня уходит далеко

Вместе с детством и зарей багровой

Дымное парное молоко,

Пахнущее степью и коровой.

Подымалось солнце - знамя дня;

Шло к подушке, рдело надо мною,

Заставляя жмуриться меня,

Закрываться от него рукою.

А в сарае млела полутьма

Под простой соломенною кровлей Прелое дыхание назьма,

Слабое дыхание коровье.

На заре приятно и легко

(Сон еще плывет над головою)

Пить из белой кружки молоко,

Ароматное и молодое.

Выйти степью свежею дышать,

Чтобы сила жизни не ослабла,

На коне чубаром выезжать

В синеву полей на конных граблях.

Много было нас, и часто зной

Заставлял бродить тропой лесною.

Этот лес казался мне сплошной

Блещущей горячею листвою.

В нем была рябая полумгла

От просветов солнечных и пятен,

Там костянка крупная могла

Прятаться за каждым стеблем смятым.

Там она цвела и, может быть,

Зреет под далеким небосклоном...

Снова бы с мальчишками бродил

По лесам и зарослям зеленым.

От меня уходит далеко

Вместе с детством и зарей багровой

Дымное парное молоко,

Пахнущее степью и коровой.

Гвардейское знамя

Алый шелк широко развернули,

Стали строже удары сердец.

На почетном стоит карауле

У заветного стяга боец.

Боевое гвардейское знамя,

Я тобой, как победой, горжусь,

Я к тебе припадаю губами,

Я целую тебя и клянусь:

Если, споря с бедой грозовою,

Ты костром зашумишь надо мною,

Только в сердце раненье сквозное

Не позволит идти за тобою.

Лучше пусть упаду без сознанья

По-гвардейски - лицом к врагу,

Только б реяло красное знамя

На удержанном берегу.

Знаю я - кто, сражаясь, умер -

Навсегда остался в живых

В этом сдержанном шелковом шуме,

В переливах твоих огневых.

1 мая 1943

Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

Культура Литература Календарь поэзии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники