Новости

26.05.2018 12:41
Рубрика: Общество

Сказки Петрушевской глазами преподавателя русского для иностранцев

В юбилей замечательного писателя Людмилы Петрушевской эксперт "РГ" размышляет о том, годятся ли своеобразные тексты "живого классика" для обучения иностранцев русскому языку.

Наталья Кулибина, доктор педагогических наук, автор онлайн-курса  "Уроки чтения - праздник, который всегда с тобой", профессор Государственного института русского языка имени Пушкина:

- В методике преподавания русского языка как иностранного, обучения русскому языку как второму родному и даже для носителей языка всегда существует необходимость выбора аутентичных текстов небольшого объема. К сожалению, в нашей литературе поиск небольшого текста - это большая проблема. Наши писатели тяготеют к романам, повестям, эпопеям.

Довольно долго в своей практике я выходила из положения, используя поэтические тексты. По счастью, у нас есть и тютчевские четыре строчки, и восемь строк, которые для русской поэзии - особая форма. Как у Пастернака, "Я написал бы восемь строк о свойствах страсти…" Но, конечно, надо учить читать не только на поэтических текстах, но и на прозе. Рассказ должен быть очень небольшой, особенно если речь идет об обучении иностранцев.

В 1990-е годы я даже писала некоторым современным писателям, в том числе Борису Акунину, Александре Марининой. Предлагала стать "русским Сименоном" и "русской Агатой Кристи". Они клевали на эту удочку и спрашивали: что для этого нужно сделать? Я отвечала: пишите короткие рассказы - тогда на ваших текстах будут учить русский язык по всему миру. Мне отвечали, что это интересная идея, но есть обязательства перед издательствами, как только они будут выполнены - сразу и напишем. Но  коротких текстов я так и не дождалась.

Совсем недавно в профессиональной группе преподавателей русского языка как иностранного в фейсбуке была дискуссия: модератор предложила использовать переводную литературу для обучения чтению детей. Я не могла стерпеть и написала, что это очень странно. Ради чего? При изучении переводного текста будут упущены обучение речевому этикету, образцам русской речи, лингвострановедческие объекты.

Поэтому интерес к сказкам Людмилы Стефановны Петрушевской у меня объяснимый: с одной стороны, нужны короткие тексты, а у нее очень коротенькие лингвистические сказочки. А с другой, они замечательно иллюстрируют мой тезис о том, что человек может понять текст, в котором он не знает ни одного слова, если он знает русскую грамматику и может узнать эту ситуацию.

Впервые я услышала выступление Людмилы Стефановны Петрушевской лет 20 назад, по телевизору, когда она читала первую свою лингвистическую сказочку "Пуськи бятые": "Сяпала Калуша с Калушатами по напушке. И увазила Бутявку, и волит: - Калушата! Калушаточки! Бутявка! Калушата присяпали и Бутявку стрямкали. И подудонились…"

И я поняла, что это то яичко, которое к Христову дню.

В то время я писала свое первое методическое пособие для преподавателей русского как иностранного "Зачем, что и как читать на уроке". И там я объясняла, что человек может понять текст, в котором он не знает ни слова, при условии, что он знает грамматику. И сказки Людмилы Стефановны были мне очень нужны, чтобы продемонстрировать это. Мы не знаем ни одного слова из этих сказок, но в них очень корректные грамматические формы, идеальные и правильные синтаксические конструкции.  Все вместе в сочетании с сюжетом, которой представляет собой описание легко узнаваемой ситуации, дает потрясающий эффект.

Читая сказки Петрушевской, мы не можем посмотреть в словари, и это большое счастье. Часто словарь может дать неправильное значение. Я считаю, что словарь убивает работу с текстом, когда смотрите каждое второе слово.

Мы иногда занижаем возможности учащихся, нам кажется, что если они не знают всех слов языка, то не поймут текст. Очень даже поймут, и лучше поймут! А когда мы по отдельности начинаем разбирать незнакомые слова, мы служим плохую службу нашим учащимся, потому что картинка в голове у них рассыпается.

Помню, как-то в Институте Пушкина меня попросили провести занятие для иностранных слушателей. Когда я вошла в актовый зал, можно было изучать географию: 350 студентов из Азии, Африки, Европы. Я им раздала листочки, и мы начали читать. Это было очень смешно. "Сяпала Калуша с Калушатами по напушке". Кто такая Калуша? Она сяпала по напушке, то есть идея движения, значит это одушевленное существо, причем женского рода. Сяпала - глагол движения, брела или шла. И мы даже знаем, где это происходило - по напушке, то есть по какому-то пространству. И увазила Бутявку. "Бутявка" - тоже с большой буквы, возникает еще один персонаж. "Увазила" - переходный глагол, то есть увидела. И после этого она "волит", дальше стоит двоеточие. И потом идет прямая речь, то есть "волит" - глагол речи. А калушата-калушаточки, это - дети Калуши.

Каждый филолог знает классическую фразу, приписываемую профессору Льву Николаевичу Щербе. Он ее придумал, когда демонстрировал силу и богатство русской грамматики: "Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокрёнка". Грамматика ни одного языка не обладает такой объясняющей силой. Психолингвисты на протяжении второго столетия нещадно эксплуатируют эту фразу. Ее дают детям, которые даже еще не умеют читать, и предлагают нарисовать картинку. И - вот удивление: дети не видят семантической неполноты этой фразы. Они замечательно начинают рисовать, и куздра у них получается действительно не белая и пушистая, а страшная и зубастая. Большой бокр и маленький бокрёнок. Понятное дело, что сделала куздра - будланула бокра, однократное движение. Как мне сказал один студент, "отправила его в нокаут". Совершенно верно. А вот почему она его отправила в нокаут и что делает с бокрёнком - тут есть момент, допускающий разночтение. Существует два варианта: одни говорят, что она бокра отправила в нокаут, и "кудрячит бокрёнка", то есть ему тоже не поздоровилось. Более гуманные говорят: что бокра не умеет с ребенком обращаться, и она его "кудрячит" - нянчит, ласкает.

Дети-носители языка легко иллюстрируют эту глокую куздру, потому что они усваивают  грамматику в общем массиве. А если это инофон, который уже знаком со всеми грамматическими категориями, кроме причастия и деепричастия.

Сначала я сделала урок по сказочке Петрушевской "Абвука". Он был разработан для учебного комплекса школ в Латвии. Почему я выбрала именно ее? В этой истории мама пытается научить детей грамоте, а дети норовят "в бурдысья", то есть им не хочется ничего делать. Она пытается их уговорить, приводит разные аргументы. Грамота - кузявая, "без абвуки на напушке некузяво", и вообще "калушата не высыпают в калуши". Все очень понятно, эта ситуация детям более чем знакомая. Абвука - это школьный сюжет. Любой школьник, пусть даже в первом классе, он посочувствует калушатам, они сразу угадывают, что это такое.

Затем на сайте "Уроки чтения - праздник, который всегда с тобой" был создан онлайн-урок. Я написала Людмиле Стефановне с просьбой дать разрешение на использование "Абвуки". В результате получила не только разрешение, но и просьбу сделать еще один урок по сказке "И-пызява", которую включили в учебник по русскому языку в Казахстане. Там был мощный протест: люди не прочитали текст, решили, что это какая-то абракадабра. Людмила Стефановна попросила меня сделать урок и собиралась отправить его в Астану. Не знаю, отправила или нет, хотя урок мы сделали.

История начинается так, что "У Калуши - калушата: Канна, Манна, Гуранна и Кукуся. У Бутявки - бутявчонок: Гага Прюшка. И огды-егды бутявчонок Гага напызявил и-пызяву и оттырснул Кукусе: Кукуся@пуськи.ru". Это электронная переписка. "И пызява" - это емейл, "напызявил" - значит написал. И письмо совершенно прозрачное любовного содержания. Гага Прюшка выразил свои чмоки, а Кукуся ему отвечает сдержанно. А дальше вступают мамы. Сначала Калуша прочитала эту переписку и говорит Гага Прюшке: не пиши. А потом Бутявка тоже отвечает. История Ромео и Джульетты.

Если что-то не понятно, то я руководствуюсь тезисом Бориса Михайловича Гаспарова, который говорил, что носители языка о многих словах родного языка имеют очень приблизительное представление. Поэтому ничего страшного, если что-то непонятно. А это переписка, история - очень прозрачная и понятная.

Пушкинский конкурс Общество Образование