Новости

28.05.2018 21:52
Рубрика: Общество

Вигвам для уставших от денег

Надоел город? Поезжай в деревню. Индейскую
Художник Павел Ким бросил Пермь и уехал в деревню. В индейскую - "Дети Ветра" - с вигвамами, баней по-черному и туалетом из бревен над выгребной ямой. Вместе с Кимом своими руками жилища-типи строили первые "аборигены" - скульптор Айдар Ахатов, чемпион Европы по конному спорту Михаил Бакилин, известные в Перми маркетологи и бизнесмены.
А в сезон (май - октябрь) в индейскую деревню на Урале под Пермью приезжают от 10 до 22 тысяч туристов. Фото: Из архива проекта "Дети ветра" А в сезон (май - октябрь) в индейскую деревню на Урале под Пермью приезжают от 10 до 22 тысяч туристов. Фото: Из архива проекта "Дети ветра"
А в сезон (май - октябрь) в индейскую деревню на Урале под Пермью приезжают от 10 до 22 тысяч туристов. Фото: Из архива проекта "Дети ветра"

Резервация духа

Идея сбежать из мегаполиса к Павлу Киму, основателю движения уличных художников Street Art Studio, пришла, когда он понял, что проигрывает суд мэрии Перми. В сквере художник затеял культурное пространство - фестивалей, интеллект-посиделок и "места для души". Благоустроил сквер, но его обвинили в "самозахвате" земли. Тогда он и взял в субаренду участок в горах. Так выросли его "Дети Ветра", где наездами бывает творческая тусовка, но чаще - школьники и студенты из Екатеринбурга, Перми и Уфы. Они и сделали имя деревне индейцев Урала как месту поиска внутренней свободы.

- Теперь у меня нет розовых очков, как в Перми, когда думал, что раскрашу город и сделаю мир лучше, - признается Ким. - Могу и в запой уйти, когда в деревню в не сезон никто не едет. Но уехать не могу. Усталость от города проходит только здесь, и я уже не вижу ценности в погоне за карьерой. В деревне есть альтернатива задерганному темпу жизни.

Люди сюда бегут от гонки в "колесе успеха", особенно когда догоняют не его, а пустоту

Идем к вигваму Мудрости. Его создатели предлагают работу над собой. Дымная работа у костра. Все начинается с мате из одуванчиков. Из сладкого тут только мысли к чаю. "Дети Ветра" тянут мате из калебаса. Высушенный из тыквы, он вместе с ее пряным ароматом гасит тяжесть "индейских пончиков" из творога. Вместе они дают удивительное послевкусие ветра в голове.

- Это когда мысли шарахаются, - смеется Ким, - но природа упорядочивает мысли.

Этим Ким и заманивает неофитов как зайцев махоркой. Например, учат охотиться на зайца без ружья.

- Что делает "индеец" - повар племени, а вообще-то бизнесмен, в прошлом юрист "Татнефти" и торговец мебелью Максим Баушев? - Восстанавливает баланс в природе - из зайца делает еду. Без денег. Только то, что дает смекалка. Так от жизни можно получать удовольствие, не только не имея денег, но и не имея забот. От денег тоже устаешь...

Баушев в племени из тех, кто в обычной жизни не устоял перед соблазнами роскоши. "Вспоминать не хочу, на что спускал миллионы, - напрягается он, - но потом ума хватило в деревню вложиться. Понимаю, что сбежал сюда от реальности. Проснулся - птички поют, журчит ручей. И ты уже на работе. Чудеса? Они уходят вместе с туристами. А мы, уставшие от жизни, остаемся. Уставшие, но не сломленные. Просто ищем свои смыслы. Гостям так и говорим: "Не хотите устать от жизни? Живите как индейцы - без натуги, но разберитесь, чего хотите. И выстроите жизнь под свои желания".

Но усталость от жизни, теперь уже в лесу, настигает и "индейцев". Вернулись в Пермь маркетолог Денис Костылев и архитектор Айдар Ахатов. Историк Тимофей Пеньков разрывается между мегаполисом и "индейством". Да и вождь племени затаился.

Крым как "бусы"

- Вот вернулся из Крыма, - говорит он, - выбираю место для деревни индейцев там. У нас здесь истекает срок субаренды, а что задумал арендатор, владелец шале, одному ему ведомо. Договоримся с ним, будут у нас две деревни, нет - переберемся в Крым.

- Какой Крым? - отмахивается Максим Баушев. - У нас только бизнес в ноль вышел.

Да и сосед Александр Горин, тот самый арендатор земли и хозяин почти достроенного туркомплекса, их успокаивает.

- "Индейцы" никак не выберутся из детской песочницы, - смеется Горин. - Я никого не трону, нет выгоды. Наоборот, не хочу, чтобы они сбежали. Закон бизнеса: место притягивает доход тогда, когда его готовы делить конкуренты.

Кто сворачивает на обочину

- Посмотри, что будет с нашей песочницей - площадкой для эксперимента, - вздыхает Павел Ким. - Люди сюда бегут от гонки в "колесе успеха", особенно когда догоняют не его, а пустоту. Об этом фокусе и кто выбыл, и кто остается в гонке знают, но карабкаются. Сегодня верх берет тот, кто сворачивает на обочину. Наша обочина - принципы индейцев: не брать лишнего. Природу и людей любить, быть проще, но на бусы не вестись.

Ким опытом и интуицией уловил суть новой деурбанизации, или оттока людей из городов в село. Деурбанизация пустила корни в кризис 2009 года, массовые "роды" ожидаются в 2020-2022 годах. Сегодня, по данным НИУ "Высшая школа экономики", 7 процентов москвичей и 9 процентов екатеринбуржцев летом живут в деревне, зимой в городе. Еще до 4,5 процента горожан навсегда перебрались в села. Перенаселенные города чем больше расширяются, тем больше теряют горожан, уезжающих в села. И такие переселенцы, как Павел Ким или Максим Баушев, могут и меняют природу мышления сел.

Они делают кто что может - продвигают частные фермы, развивают туризм или культуру как актив, своего рода статью экономики деревни. Вопрос лишь в том, как эту экономику сделать производительной, а ее новых переселенцев - своими.

Звонок маме

Однажды Ким в вигваме Мудрости забыл выключить мобильный. И тот зазвенел.

- Ты не настоящий индеец? - разочаровано спросил пацан лет восьми.

- Не-а, - рассмеялся Ким. - Я, как и ты, хочу им стать. Я тоже разучился выживать в природе, но с тобой учусь делать деревню из сказки.

Общество Ежедневник Стиль жизни
Добавьте RG.RU 
в избранные источники